Мировая кузница миллиардеров содрогается под напором правительства Китая

Какой там опыт собрались перенимать наши слуги у КПК?

0
201

13 июля 2021 от Bloomberg

Недавняя дерзкая пиар-выходка одного эпатажного миллиардера вполне бы соответствовала образу Джека Ма.

Однако речь идет не о китайском миллиардере, восемь месяцев назад исчезнувшем из поля зрения общественности. То был Марк Цукерберг, мчащийся по волнам на доске для серфинга с американским флагом в руках, источая уверенность обладателя 130 миллиардов долларов.
Тяжело не отметить яркий контраст между Instagram-видео технологического магната от 4 июля и тем, что происходило в то же время в Китае. Всего за несколько часов до публикации видео регуляторы в Пекине заблокировали сервис агрегатора такси Didi Global Inc. в магазинах приложений. Это была одна из последних карательных акций правительства против предпринимательской элиты, у которой когда-то были надежды бросить вызов Цукербергу и его коллегам из США, занимающим верхние строчки рейтинга богатейших людей планеты.
Эпоха неограниченной прибыли для сверхбогачей Китая сейчас, похоже, подходит к внезапному концу.

В то время как в первой половине 2021 года 10 самых богатых людей мира увеличили свой собственный капитал на 209 миллиардов долларов, состояние самых богатых китайских магнатов, включенных в рейтинг миллиардеров Bloomberg, сократилось на 16 миллиардов долларов. За этот же период акции их флагманских компаний упали в среднем на 13%: впервые за как минимум шесть лет они зафиксировали снижение при одновременном росте китайского фондового рынка. Почти сразу после дебюта 30 июня на Нью-Йоркской фондовой бирже акции Didi упали на 14%, из-за чего состояние соучредителей компании сократилось почти на 800 миллионов долларов.

Кто хочет стать китайским миллиардером?

Состояние большинства самых богатых китайских магнатов в этом году сократилось
Источник: рейтинг миллиардеров Bloomberg, по состоянию на 9 июля.
* Исключая магнатов, получающих прибыль от частных компаний. В = млрд.
За столь серьезными убытками стоят репрессивные меры, которые продолжают усиливаться с ноября прошлого года, когда компания Джека Ма Ant Group Co. была вынуждена в последнюю минуту отозвать свое нашумевшее IPO. Законодатели и политики ужесточают правила в некоторых наиболее важных секторах крупнейшей экономики Азии – от финансовых услуг до интернет-платформ и данных, – где ведут свой бизнес большинство крупнейших предприятий современного Китая. В рамках последнего “залпа” репрессий в субботу регуляторы обнародовали проект новых правил, согласно которым почти все отечественные компании должны будут проходить проверку на предмет кибербезопасности перед листингом на зарубежных биржах.
Сложно обозначить какой-то один конкретный мотив для закручивания гаек – их несколько. Среди них опасения по поводу монополизма в технологической отрасли, финансовые риски со стороны слабо регулируемых платформ для кредитования и масштабный тренд сосредоточения конфиденциальной личной информации в руках крупных корпораций.
Есть и еще один неявный мотив, прослеживаемый во многих недавних инициативах правительства – это плохо скрываемое желание обуздать власть китайских магнатов, некоторые из которых смогли заполучить огромное влияние на эту крупнейшую экономику величиной в 14-триллионов долларов. Как описал этот вопрос один правительственный чиновник, знакомый с политикой руководства страны, Пекин хочет избежать возникновения влиятельной политической силы в лице группы миллиардеров, как в случае с конгломератом Чеболь, захватившим доминирующую позицию в экономике и политической среде Южной Кореи.
Решимость Пекина усугубляется растущей озабоченностью китайского общества социальным неравенством. Выступая в октябре по поводу планов развития экономики, лидер Китая Си Цзиньпин признал, что развитие страны долгое время было “несбалансированным”, и сказал, что конечной целью должно быть “всеобщее процветание”.
Результат – новая эра и разительные перемены для миллиардеров страны и инвесторов, стоящих за ними. Прошли те времена, когда магнаты, такие как Ма, могли уверенно нарушать любые нормы и правила ради ускорения роста своих компаний и бросать вызов укоренившимся институтам, таким как государственные банки. Яркие публичные личности, которые долгое время считались одним из наиболее ценных активов технологических компаний, теперь скорее выглядят обузой. По новой “методичке” от сверхбогатых жителей Китая требуется проявлять большее уважение к Коммунистической партии, больше жертвовать на благотворительность и уделять больше внимания благополучию рядовых сотрудников, даже если это отрицательно сказывается на прибылях и убытках корпораций.
Джек Ма выступает на сцене во время празднования 20-летия Alibaba в Ханчжоу, Китай, 2019 год.
“Некоторые технологические компании стали непростительно большими”, – сказал Аллан Земан, магнат в сфере недвижимости, который в 2008 году отказался от своего канадского паспорта, чтобы стать натурализованным гражданином Китая. Пожалуй, главный урок репрессий заключается в следующем: “Никому не позволено конкурировать с государством”, – прокомментировал Земан вскоре после посещения празднования 100-летия коммунистической партии в Пекине.
Несмотря на это предостережение, Didi, похоже, пропустила тревожный сигнал мимо ушей. Ма, критиковавший китайских финансовых регуляторов в своем последнем публичном выступлении перед внезапной приостановкой IPO компании Ant, появлялся на публике лишь несколько раз в тщательно спланированных (и, скорее всего, согласованных) выступлениях.
Колин Хуанг, чей гигант электронной коммерции Pinduoduo Inc. стал объектом пристального внимания регуляторов из-за нарушений трудового графика сотрудников, отказался от должности председателя и генерального директора и пожертвовал свои акции стоимостью в миллиарды долларов. Основатель ByteDance Ltd. Чжан Имин сказал в мае, что уйдет с поста генерального директора и посвятит больше времени образовательной благотворительности. Как сообщили осведомленные источники, компания стала с больше осторожностью расценивать идею потенциального IPO после встреч с правительственными чиновниками по вопросам безопасности данных в начале этого года.
Ван Син, председатель гиганта по доставке еды Meituan, пропал из новостного поля после того, как в мае опубликовал стихотворение, написанное 1100 лет назад, которое некоторые сочли скрытой критикой правительства. По словам наших источников, знакомых с данной ситуацией, Вану, который позже прокомментировал, что его пост был нацелен на недальновидность его собственной отрасли, официальные лица Пекина посоветовали вести себя более сдержанно.
Ван Син
Новая политическая среда “коренным образом изменит” технологический сектор Китая, отчасти потому, что инвесторы будут более осторожно подходить к финансированию предпринимателей, которые могут в один момент попасть в немилость официального Пекина, по словам Эрика Шиффера – генерального директора Patriarch Organization, частной инвестиционной компании из Лос-Анджелеса.
Президент США Джо Байден также намеревается обуздать класс миллиардеров, призвав повысить налоги для богатых и подписав в прошлую пятницу указ, направленный на ослабление доминирования крупнейших корпораций Америки. Этот шаг по сути повторяет идущую полным ходом антимонопольную кампанию в Китае, под чей удар уже попали такие гиганты, как Alibaba Group Holding Ltd. и ее главный конкурент Tencent Holdings Ltd.
“Одно из ключевых отличий заключается в том, что китайские власти, не сдерживаемые системой сдержек и противовесов западного образца, могут действовать более решительно, чем их американские коллеги”, – прокомментировала Анджела Чжан, директор Центра китайского права при Университете Гонконга (HKU) и автор книги “Исключительность антимонопольного законодательства в Китае”. Видео с Цукербергом, катающимся на доске для серфинга, было опубликовано всего через несколько дней после того, как судья отклонил два антимонопольных иска против Facebook Inc., поданных правительством США и коалицией штатов.
“В Китае маятник может раскачаться гораздо быстрее”, – сказала Чжан.
У Пекина есть множество инструментов для обуздания миллиардеров, включая – в качестве крайней меры – их прямое задержание. В прошлом для задержания некоторых магнатов применялся внутренний дисциплинарный процесс для членов КПК, известный под названием shuanggui. Расследования со стороны антимонопольных органов, органов кибербезопасности и других регуляторов – гораздо более распространенные способы влияния на поведение технологических гигантов. Правительство также практикует “мягкие” методы, например, информационные кампании в государственных СМИ.
Через несколько дней после того, как регулирующие органы приостановили IPO компании Ant, Си посетил музей в восточном городе Наньтун, созданный капиталистом 19 века Чжан Цзянем. Китайский лидер охарактеризовал Чжана как филантропа и патриотичного строителя нации. Вместо того, чтобы разрушать финансовую систему страны нерегулируемыми кредитами, он построил фабрики и сотни школ.
“Видя перед собой пример добродетельного человека, следуйте ему”, – цитировали Си китайские СМИ, призывая частных предпринимателей “укреплять свои чувства к стране и брать на себя ответственность за социальное благополучие граждан”.
Хотя репрессии Китая были наиболее заметны именно в сфере высоких технологий, миллиардеры страны в сфере недвижимости также в последние годы оказались под усиленным давлением со стороны государства. Власти постоянно ограничивали доступ отрасли к финансированию, пытаясь сдержать рост цен на жилье и снизить системные риски для финансовой системы. Председатель China Evergrande Group Хуэй Ка Ян стал одной из самых больших жертв кампании в этом году. Он потерял 6,7 млрд долларов, или почти 30% своего состояния, поскольку акции Evergrande упали из-за опасений, что компания столкнется с нехваткой ликвидности.
Более тонкий признак ослабления влияния миллиардеров можно увидеть в сокращении их участия в политической жизни страны. Из данных отчета Hurun Report, составляющего рейтинг благосостояния, видно, что богатые предприниматели составили лишь 5,8% делегатов Народного политического консультативного совета КНР (CPPCC) и Всекитайского собрания народных представителей (NPC), что является самым низким показателем за последние восемь лет по сравнению с 15,3% в 2013 году.

“Мы наблюдаем изменение в мышлении о том, какой тип людей должен быть представлен во властных группах”, – сказал Руперт Хугеверф, председатель Hurun Report. “Предпринимателям становится все труднее попасть в эти группы”.

Китайские магнаты теряют политическое влияние

Процент сверх-богатых представителей в составе NPC и CPPCC резко сократился
Источник: Hurun Report

Примечание. Под сверх-богатыми понимаются люди с чистым капиталом в 2 миллиарда юаней (308 миллионов долларов); CPPCC = Народный политический консультативный совет КНР; NPC = Всекитайское собрание народных представителей

Добавить комментарий