“Батько наш Бандера” 99% вышиватного стада, выкрикивающего патриотические речевки, отправил бы на перековку

Разрыв идеологического шаблона.

0
118

Ментально-идеологнические паттерны общества не терпят пустоты. Но наше общество усугубляет внутренний разрыв.

Знаете, что меня удивляет? Это катастрофическое несоответствие формы и содержания. Например, киевская тусовка стала “любить Степана Бандеру”, “черно-красный флаг”, “символику УПА”, слоганы ОУН.

Но киевская тусовка не любит “экономический национализм”. В футболках с “профилем Бандеры на левой груди” киевская тусовка любит “вульгарный либерализм”.

Более того, 99% из этих персонажей Степан Андреевич с удовольствием бы отправил “на перековку”. И знаете, в какой-то степени был бы прав: нельзя эксплуатировать чужую идею формально без идеологического насыщения.

Это одна из причин поражения Порошенко: в его модели “армии, мови, віри”, он должен был стать украинским Пак Чон Хи: запустить модель экономического национализма, защищать и выгрызать экономические интересы своей страны.

Вместо этого, он запустил в систему власти целый табун людей, которые считают, что нужно разрушить все “неэффективное внутри” и жить за счет “эффективного снаружи”, пока кредиторы оплачивают “банкет”.

Вместо экономического национализма мы получили: “приватизацию”, МВФ, наблюдательные советы (с главной функцией отсечения народа от его собственности за зарплату, уплачиваемую народом же), открытие внутреннего рынка и многое другое.

В чем не должна ошибиться нынешняя власть? Для интереса спросите у нынешних “вульгарных либералов”, кем была Голда Меир, премьер-министр Израиля и культовая личность среди евреев. Многие ответят – правым политиком и ошибутся. Она была одним из лидеров партии Авода. Авода – это левоцентристская “израильская партия труда”, социал-демократического толка. Синтез левой идеологии и сионизма, то есть национализма. Сама Голда Меир как партийный лидер участвовала в съезде Социнтерна сразу поле Войны Судного дня.

Авода была образована в 1968 году через год после Шестидневной войны. Была правящей партией в составе «Маараха» до 1977 года, а также возглавляла правительственную коалицию в 1992−1996 и в 1999−2000 годах.

Вы обратили внимание, что социальная, человекоцентричная экономика появилась в Израиле сразу после тяжелой войны с арабскими странами и существовала до тех пор, пока опасность со стороны соседей не была минимизирована (мирные соглашения с Египтом и Иорданией).

Сейчас, пресловутая милитаризация Израиля – это проведение полицейских операций в отношении плохо вооруженных Палестины и Сектора Газа, с риском погибнуть солдату не выше чем в автомобильной аварии.

И такая лайт-модель в Израиле уже десятки лет, что подтверждают данные о потерях армии обороны страны.

Например, в рамках одной из самых масштабных операций “литой свинец” против Сектора Газа в 2008-2009 годах, Израиль потерял …. 10 солдат и 3 мирных жителей.

Кстати, все масштабные войны Израиля против арабских стран были скоротечны: Шестидневная, Война Судного дня (17 дней).

Это к любимому занятию некоторых наших блогеров и политиков, которые ставят Израиль как образец милитаризации для Украины.

Но даже в формате скоротечных войн и долгосрочной угрозы, в Израиле поняли, что единственная идеология выживания в таких условиях – это социальная модель.

В Украине тоже должна появиться политическая система солидаризации общества. Солидаризм.

Вульгарный либерализм – это идеология крайнего индивидуализма.

Она хорошо работает, когда каждый сам за себя и в худшем случае отгораживается от мира социальной нестабильности высоким забором личного особняка и сигнализацией дорогой охранной фирмы.

Но приходит враг и приходится бежать из пригородов Киева.

А на фронте лично “вульгарного либертарианца” защищают совершенно чужие ему люди, которым он раньше отказывал в солидарной помощи, проповедуя принцип “все сами”.

Больше всего милостыни подают в эпоху войн и нищеты.

Алексей Кущ

Добавить комментарий