Право на ремонт? Через труп Apple

Книга о еще одном уродливом обличье капитализма. "Право на ремонт" стало движением против обнаглевших от жадности корпораций, обирающих потребителей и подрывающих основы конкурентного рынка.

0
128

Корпорации настолько вышли из-под контроля, что изменили вековые традиции ремонта. Подробная, аргументированная и мощная книга Аарона Пержановски «Право на ремонт» повествует о том, как большой бизнес исказил логику и тысячелетние привычки потребителей. Если раньше люди ремонтировали, адаптировали, модернизировали свои устройства, обходившись без посторонней помощи, то теперь малейшие дефекты заставляют потребителей выбрасывать старое и покупать новое. Результатом стали растущие свалки, потеря навыков и, как обычно, монополии и сверхприбыли корпораций.

Пержановский пишет, что для производства металла для одного iPhone требуется 75 тонн руды. Объем сырья, необходимого на постоянную замену iPhone, ошеломляют. Если сделать его ремонтопригодным и модернизируемым, это сократит количество отходов в пять раз, люди смогут пользоваться своими телефонами дольше, чем сейчас – год или два.

Вместо этого Apple всеми силами старается усложнить жизнь ремонтных мастерских, отказывая им в запчастях, диагностике и, главное, в доверии. Компания не хочет продавать запчасти владельцам и делает их практически недоступными для независимых ремонтников.

Айфоны дают потребителям понять, что не будут работать с сторонними деталями, даже если те были сняты с такого же айфона, что подрывает доверие к ремонтникам.

Каждый раз, когда потребитель отправляет iPhone на ремонт, Apple просто выбрасывает его и отправляет ему другой, взымая при этом практически стоимость нового телефона. Может за исключением несложных операций, типа замены экрана и батарей. Таким образом, делать правильные вещи не получается, даже когда вы стараетесь.

Наушники Apple (Airpods) также по своей конструкции абсолютно неремонтопригодны. Любая попытка проникнуть внутрь корпуса приводит к их полному разрушению. Как только аккумулятор садится, единственный выход — выкинуть устройство и купить новое. Вот как выглядит программа «Думай иначе» в Apple.

И Apple в этом не одинока (хотя автор фокусируется на ней, как на самой крупной и влиятельной банде противников ремонта). Компьютер Microsoft Surface Pro продавался вообще залитым клеем и любая попытка разобрать его для ремонта оканчивалась неудачей. Владелец не мог даже заглянуть под капот, во “вселенную Microsoft”.

Фермеры больше не могут ремонтировать тракторы John Deere – им отказано в самостоятельном восстановлении и модернизации, с использованием своего многолетнего опыта. Сегодня только технический специалист компании John Deere имеет право осматривать и ремонтировать трактор, а для активации новой детали должен прибыть второй технический специалист, что вылетает в копеечку и лишает возможности использовать технику по назначению, пока они ждут, часто неделями, чтобы кто-то из сервисного центра изволил появиться. «Вмешательство» владельца  в конструкцию приводит к целенаправленному выводу системы из строя, делая машину стоимостью в несколько сотен тысяч долларов куском металла. По словам Пержановски, в John Deere просчитали, что ремонт приносит в пять раз больше прибыли, чем продажа.

И это длится уже сто лет – корпорации поняли, что так могут заставить клиентов покупать свои товары гораздо чаще.

В 1920-х годах картелю производителей лампочек удалось вдвое сократить срок службы ламп с 2000 до 800 часов. За счет огромных объемов производства они смогли существенно снизить цену, но потребитель все равно платил больше. Клиенты привыкли, что лампочки нужно менять все чаще и чаще. Они были нужны в каждом доме, что еще больше увеличивало продажи.

Производители современных автомобилей давно убедили владельцев в необходимости покупать новые каждые два года, в отличие от Генри Форда, который пообещал предоставлять запчасти для модели T, даже после прекращения ее производства. Сегодня водители бессмысленно тратят три триллиона долларов в год. А на замену смартфонов уходит полтриллиона долларов ежегодно. Это огромная сумма потраченных впустую денег, которым нашлось бы лучшее применение, нежели пополнять банковский счет Apple на несколько сотен миллиардов.

Корпорации породили абсурдные мифы относительно ремонта. Они пугают тем, что ремонтники представляют опасность для потребителей, посещая их дома, что те злоупотребляют личными данными владельцев техники, делают работу спустя рукава. Что детали других производителей низкого качества, что руководства пользователя являются коммерческой тайной и их нельзя публиковать в Интернете, и так далее. Все, что угодно, лишь бы заставить людей отказаться от хороших, проверенных товаров в пользу покупки новых.

Корпорации отказываются продавать запчасти, отказываются открывать собственные ремонтные центры, отказываются делать запас запчастей для старых или даже новых устройств, патентуют каждый мельчайший компонент, заявляют о недобросовестной конкуренции со стороны местных ремонтных мастерских. Что всё является коммерческой тайной, которую нельзя доверять владельцам… Это можно продолжать бесконечно.

Производители подталкивают клиентов к покупке новых устройств, задушив возможность ремонта и апгрейда сторонними организациями и владельцами. Поднимая цены запчастей до небес, заставляя расточительно менять целые модули с огромным количеством рабочих деталей, завышая стоимость обслуживания. Сделку по замене устройств на новые подкрепляют привлекательной компенсацией, чтобы покупка нового устройства выглядела выгодней, заставляя клиентов тратить все больше и больше денег.

Невероятно, но им удалось навязать такое мошенничество даже американским военным. Солдатам больше не разрешается производить ремонт в полевых условиях, даже если они механики. Они должны отправить поврежденное оборудование обратно производителю для обслуживания. Даже во время войны. Это одна из причин, почему так много военной техники просто брошено там, где она сломалась. Ничего, налогоплательщик купит новые. Производители в восторге.

Пержановски приводит пример с пандемией COVID-19: «Когда больница в Киари, Италия, не смогла получить от производителя клапаны для своих аппаратов ИВЛ, местные волонтеры спроектировали и напечатали на 3D-принтере 100 замен по цене 1 доллар за штуку. Волонтеры справились с этой задачей всего за два дня, без помощи производителя, который отказался поделиться техническими параметрами. Даже смерть не может стоять на пути запланированного устаревания.

У корпораций множество уловок, чтобы заставить своих клиентов отказаться от попыток продлить срок службы устройств. Помимо склеивания внутренностей гаджета, они могут использовать специальные винты, для которых ни у кого нет отвертки, стоящей целое состояние: специальные шестиугольные и звездочные винты имеют выступающий штифт в центре, чтобы затруднить выкручивание без еще одного специального инструмента. Bryce Fastener производит пятиугольную отвертку со штифтом и старается ограничить их продажу широкой публике. Другие компании используют односторонние винты, которые можно закручивать, но не возможно раскрутить, а также отрывные крепежные детали с головками, которые срезаются после установки – подлый прием очень жадных компаний, не упускающих ни единого случая нажиться на потребителях. И это работает, потому что так делают все и альтернативы нет. Это “норма”, которую корпорации совершенствовали для своих уважаемых клиентов на протяжении десятилетий.

В 1966 году в ремонте бытовой техники было занято 200 000 американцев, а еще 110 000 — в ремонте телевизоров и стереосистем. Сегодня эти цифры составляют 40 000 и 30 000, несмотря на огромный скачок в разнообразии и доступности электронных гаджетов и бытовой техники в последние десятилетия. Это не потому, что товары стали надежнее. Как раз наоборот: корпорации убедили потребителя в том, что ничто не может длиться вечно.

А теперь они привыкли. И продолжают злоупотреблять.

Одну особенность этого подхода Пержановски упустил или намеренно вычеркнул из книги: нововведение в лицензировании. Получается так, что, потребители, купившие товар в собственность, больше не владеют им. Они просто лицензируют его у производителя, заявляющего, что является настоящим владельцем. Так производитель запретить любую модификацию, замену, настройку или ремонт чего-либо, юридически остающегося их собственностью даже после продажи. Те 40-страничные юридические документы, что мы «принимаем» не читая, являются лицензионными соглашениями с конечным пользователем. Все они, в основном, говорят, что вы можете использовать гаджет, виджет, приложение, расширение или что-то еще, исключительно ради удовольствия и прибыли компании.

Тот факт, что John Deere или Tesla могут дистанционно вывести из строя свою продукцию по своему желанию, должен массово вызывать тревогу. Принудительные обновления программного обеспечения привели к тому, что пользователи Windows потеряли всё в своей папке «Документы». Клиенты Apple обнаружили, что их старые телефоны испорчены и непригодны для использования после принудительного обновления. Apple отказалась откатывать его, вынуждая миллионы покупать новые устройства. Это телефоны Apple, а не ваши, и Apple сообщит вам, когда срок использования подойдет к концу.

Книга идеально разделена на хорошо структурированные главы. Есть история ремонта и то, как он обогатил общество в целом. Есть глава о юридических махинациях корпораций и здравом отказе в удовлетворении их абсурдных требований судами. Пержановски разбивает корпоративные претензии на восемь отдельных составляющих: запланированное устаревание, товарные знаки, патенты, коммерческая тайна и т. д., и показывает абсурдность каждого с логической, моральной и юридической точек зрения.

И, наконец, во всем мире растет право на ремонт – отдельные страны и американские штаты принимают все больше и больше законов в этом направлении.

Даже правительство США осознало это, поскольку Федеральная торговая комиссия десятилетия игнорировала эту проблему. Лина Хан продвигает новую антимонопольную программу, и пороки корпоративных гигантов не только оказываются в центре внимания, но и, наконец, на линии огня. Антиремонт — монопольная стратегия, чтобы не только избавиться от потенциальных конкурентов, но и обобрать потребителей на огромные суммы денег на совершенно ненужные покупки. В Америке уже есть множество законов, чтобы справиться с этим. Но пока большие деньги побеждают.

Не все потребители смогут прочесть эту актуальную книгу. Поэтому требуется участие FTC (Федеральная торговая комиссия). Покупая телефон, мы точно не знаем какие детали подлежат замене, сколько может стоить новый экран, есть ли независимые ремонтные мастерские, если производитель откажется делать ремонт, сколько будет стоить гарантийное обслуживание и т.д. – всё, что заставит пользователей избавиться от нового телефона, в случае запредельной стоимости ремонта или когда ремонт вообще под запретом. Все это делает «Право на ремонт» бесценной общественной услугой. Книга легка для чтения, наполнена аргументацией и подтверждающими ее примерами. Драматично безжалостна о том, насколько несправедлива система.

В разделе «Что с этим поделать» Аарон Пержановски убеждает нас, что это не просто призыв к действию – проведению демонстраций, написанию писем и формирования движений протеста. Происходят реальные, конкретные изменения и появляются новые возможности. Пержановски говорит, что следует вводить налоговые вычеты для товаров с добросовестными гарантиями и доступными услугами по обслуживанию. Это будет выгодней, чем, например, субсидировать ископаемое топливо на сумму в  триллион долларов ежегодно. Администрация Байдена уже ввела существенные налоговые скидки на покупку электромобилей в магазинах США, объединенных в профсоюзы. Могут вводиться логотипы для маркировки устройств, поставляющихся с качественным обслуживанием, что-то похожее на систему Energy Star, которой оценивается энергоемкость. Они могут оценивать рейтинг ремонтопригодности, надежности и возможности вторичной переработки. Так уже делают во Франции.

Приятно читать, что все меняется. Пержановски ссылается на то, что семинары по ремонту, магазины и образовательные курсы появляются повсюду. Все больше обращений в суд против корпораций, злоупотребляющих своим влиянием. Существует веб-сайт iFixit, обучающий потребителей ремонту разнообразной техники и уже заслуживший уважение со стороны отдельных производителей. Даже Apple теперь пытается дать пользователям инструменты и знания для самостоятельного ремонта — полная противоположность недавней политики.

Некоторые производители перешли на выпуск полностью ремонтопригодных моделей, например Fairphone. Такая архитектура подразумевает заменяемые модули для аккумуляторов, камер и т.п. Потребители могут заменить экран самостоятельно, используя только отвертку Phillips, по цене, которая даже отдаленно не приближается к цене нового телефона.

Европа активно движется к праву на ремонт, больше всего – Франция. Что касается потребителей, «в Ирландии потребители имеют до шести лет (гарантии). Бремя этих гарантий ложится непосредственно на продавца. Таким образом, если продукт не соответствует этим стандартам, потребитель может просто вернуть его продавцу. Нет необходимости брать на себя обременительную задачу связываться напрямую с производителем. Как только потребитель жалуется на несоответствующий товар, он имеет право выбирать между ремонтом и заменой. Ремонт должен предоставляться бесплатно, в разумные сроки и без каких-либо существенных неудобств для потребителя».

Только представьте!

Дэвид Вайнберг

Добавить комментарий