Экономист может выдвигать любые проплаченные концепции и теории и не понесёт никакой ответственности

0
114

Если в машино- и приборостроении, металлургии, химпроме, атомной энергетике и т. д. выводы науки являются абсолютным законом для всякого дела, то в формировании экономических отношений изыскания учёных не интересны вообще никому, это справочный материал зачастую заказного характера. Экономика сегодня — наиболее спекулятивная научная дисциплина. Экономист может выдвигать любые проплаченные концепции и теории и не понесёт никакой ответственности, если они приведут к бедственным последствиям. А разноголосица в экономике получила своего рода институциональное оформление в виде различных «экономических школ», которые по одному и тому же вопросу с одним и тем же набором данных настаивают на противоположных выводах. Ни в одной другой науке нет такой полярности подходов разных теорий, как в экономике.

Эта нездоровая атмосфера порождена не столько продажностью экономистов, которых такими специально готовят вузы (особенно либеральные), сколько тем, что современная реальная экономика — это столкновение корыстных интересов людей, социальных слоёв и групп. А когда на одной чаше весов деньги и богатство, а на другой — познание истины, шансов на научное исследование немного.

Поэтому открыть американскую, европейскую или даже российскую монографию по экономическому вопросу и найти там адекватную информацию о сущности экономических процессов практически невозможно. Там почти наверняка будут факты и описание процессов, но их интерпретация к познанию сущности не приближает. Читая работы российских учёных, порой обращаешь внимание, что у некоторых авторов за наукообразной мишурой пробивается гражданская совесть и они пытаются натолкнуть читателя хотя бы на адекватный путь размышления по проблеме. Но цензура и самоцензура в экономической науке чрезвычайно сильна, одно «неверное» высказывание и система отнесёт экономиста к маргиналам. Поэтому обычный человек больше черпает адекватных знаний, как это ни странно, в публицистике.

Западные страны добились мирового доминирования в постколониальную эпоху за счёт развития рыночных отношений. Они создали мощную индустрию и смогли за счёт этого подчинить себе рынки ресурсов, рабочей силы и товарного сбыта во многих уголках планеты. В основе их общественной организации положено господство крупных частных монополий. Что хорошо для «Дженерал моторс», хорошо для Америки — вот в чём суть экономики Запада. Влияние крупного бизнеса является определяющим в их политике.

Вместе с тем неотъемлемой частью этой организации является не только ожесточённая борьба монополий друг с другом внутри неё, но и подавление внешних сил, способных составить глобальную конкуренцию. Они объявляются угрозой национальной безопасности, евро-атлантической безопасности и западного миропорядка в целом. То есть противостояние западных ценностей, западной модели демократии с «автократиями» и «тоталитаризмами», борьба за «права человека» — это лишь идейно-теоретическая завеса для борьбы за уничтожение конкуренции и расчищение свободы движения западных капиталов.

Практика глобализации сильно отличается от практики гитлеризма методами продвижения, но абсолютно тождественна в сути — мировое господство и доминирование своей олигархии, своих финансовых конгломератов и промышленных концернов.

Раньше широко использовались термины «пропаганда», «контрпропаганда», «агитация», «контрагитация». Под ними подразумевалось оказание влияния через печатное, устное слово и организация их распространения на умонастроения и сознание народных масс или отдельных слоёв общества. Сегодня говорят про информационные войны, имея в виду то же самое, но в основном на полях интернета, радио и телевидения. Слова «пропаганда» и «пропагандист» со временем поистрепались из-за масштабов применяемой лжи, но суть осталась прежней.

Запад из раза в раз убеждает слабые и дезориентированные народы, что поможет построить свободную страну, где простому обывателю живётся зажиточной жизнью. Однако из раза в раз происходит одно и то же: государство ослабляется, а экономика страны превращается в ресурсный придаток западных корпораций с тотальным ограблением населения. Пока был жив СССР, такие форпосты англо-американского доминирования, как Япония, Южная Корея, Сингапур, Тайвань, получали от США и Англии возможность поддерживать относительно высокий уровень жизни, являясь как бы вывеской «хорошей» западной экспансии. Как только СССР не стало, социальное благополучие населения этих стран начало резко деградировать. А поглощение Восточной Европы, в том числе современной Украины, шло уже по куда более печальному сценарию, с совершенно беззастенчивым грабежом и национальным унижением.

Идея, что западные страны будут помогать выращивать себе на голову конкурентов, желают сильных и свободных России, Украины, Польши, Прибалтики и т. д., в том числе Китая, — верх наивности. Это поддерживаемая тысячами публикаций, передач и выступлений ложь, не уступающая по уровню наглости расистским теориям о том, что «белый человек» нёс в колонии свет цивилизации, а не геноцид, грабёж и погромы.

Второй по масштабу, наглости и лицемерию ложью в системе насаждения прозападной идеологии является представление о том, что правительства США, Англии, Франции, Германии и др. хоть в какой-то мере руководствуются «западными ценностями», записанными в известных декларациях и хартиях. В действительности анализ политики западных государств показывает, что они всецело следуют экономическим интересам корпораций, которые составляют основу их экономик. Отсюда бесконечные стенания нашего и китайского МИДов о двойных стандартах западных стран. Никаких двойных стандартов нет, у них один единственный стандарт — корыстные интересы и жажда наживы.

Важным аспектом в этой войне является третья по масштабу ложь в системе прозападной идеологии — о свободе СМИ и объективности науки. В советские годы было принято говорить о партийности наук и журналистики, о том, что учёные и журналисты становятся приказчиками на службе тех или иных интересов. Настоящая наука представляет собой систему объективных истин о сущности явлений и, конечно, не может зависеть от воли кого бы то ни было. Поэтому правильнее сказать, что не наука, а научное сообщество становится орудием в руках людей, которые оплачивают его работу. То же можно сказать и о журналистике, потому что настоящие журналисты должны отличаться от учёных только степенью актуальности освещаемой проблематики и доступностью формы подачи материала.

/Экономика Китая. Реальность, сокрытая ложью/

Добавить комментарий