Почему мы продолжаем поощрять риск?

Банкиры не должны зарабатывать миллиарды, безрассудно рискуя

0
204

Банкиры не должны зарабатывать миллиарды, безрассудно рискуя

Вот глупость, которую общество должно прекратить делать: вознаграждение за риск.

Когда я был подростком, мы с друзьями плавали в заброшенном карьере, превратившемся в окружной пляжный парк. Здесь есть сорокофутовые скалы, с которых мы прыгали, а взрослые нас постоянно пытались нагнать – это было опасно и безрассудно. Одна девочка неудачно ударилась о воду и сломала челюсть.

Женщины в некоторых эфиопских племенах, включая тирма и мурси, до сих пор практикуют опасное искусство растяжки нижней губы – вставляют в рот гигантские глиняные диски, чтобы вытянуть нижнюю губу до размеров окружности. Семьи этих девушек получают гораздо большее приданое благодаря этой сомнительной красоте.

Риски – из того же разряда, это пережиток прошлого, который должен уйти.

Вознаграждение за риск когда-то имело смысл. Например, когда охотник умел выследить и убить бизона или волосатого мамонта, он, вероятно, заслуживал лучшие куски мяса.

Но мир давно изменился.

Миф о справедливости награды за риск

«Парадоксально, что в наступившем современном мире продолжают преобладать архаичные умы». – Экбал Ахмад

Маркетологи “свободного рынка” настаивают, что общество обязано вознаграждать риск. Банкиры, менеджеры хедж-фондов и миллиардеры «заслуживают» своего запредельного богатства, потому что любят рисковать.

Они заблуждаются, думая, что храбрость – это высшая добродетель.

Это пережиток доисторических времен, замешанный на средневековом рыцарстве.

“Удача благоволит смелым”, “Трофеи – победителю”. Все это ерунда. Вот почему:

Ставки изменились

«Никто не может быть лишен свободы только по причине неспособности выполнить договорные обязательства» – Международный пакт ООН о гражданских и политических правах

Раньше ради богатства люди рисковали жизнью, в буквальном смысле.

Рыцари-тамплиеры богатели, грабя другие города и хорошо защищенные крепости. В процессе этот их часто убивали или обливали кипящей смолой.

В древние времена, если вы заключали сделку и не могли рассчитаться, вас и вашу семью продали бы в рабство.

Даже в девятнадцатом веке за неплатежеспособность бросали в долговую тюрьму или отправляли на каменоломни, пока вы не рассчитаетесь с долгами или не умрете от болезни.

Сегодня для богатых людей проиграть, сделав неудачную ставку означает просто списание чужих налогов.

Элиты больше не рискуют

Особенно если речь идет о деньгах.

Менеджеры прямых инвестиций, капиталисты-стервятники и директора хедж-фондов рискуют деньгами других людей.

Компании-хищники, такие как Airbnb, Uber и RobinHood, рискуют домами, автомобилями и финансовыми данными свох пользователей.

Банкиры берут реальный залог (например, ваш дом), выдают фальшивый кредит (из воздуха) и возвращаются реальным богатством (вашим доходом) + проценты. В случае невыполнения обязательств они просто заберут ваш дом и спишут убытки. Однако сами же выдают миллионы сомнительных ссуд, потому что это рискованно и, следовательно, чрезвычайно прибыльно, когда срабатывает. Но когда долги становятся плохими, как это было в 2008 году, банки просто заставляют правительство спасать их за счет ваших налогов.

Даже если такой бизнесмен, как Джефф Безос, сделает неудачную ставку (на чужие деньги), он может просто обанкротить свой бизнес (а в случае президента Трампа таких предприятий было шесть) и заняться следующим, без ущерба для личных финансов. (Не будем забывать, что парень из WeWork ушел с 750000000 долларов.)

Единственные, кто рискует в наше время – это такие простаки, как мы с вами.

Риск – это глупо

«О бизнес-рисках мы думаем в первую очередь. Риски расцениваются как факторы, наносящие ущерб будущему бизнесу. Это ключ к ведению хорошего бизнеса и уменьшения неопределенности, которыми были бы полны рынки в противном случае» – Уоррен Баффет

Уоррен Баффет не приемлет риска. Он хочет гарантированной защиты от убытков с огромным потенциалом роста, покупая компании по цене, по которой он теоретически мог бы разделить её на части и продать, вернуть свои деньги. Баффет не рискует, потому что он умен.

Миллиардер, управляющий хедж-фондом Рэй Далио, поступает точно так же. Вот буквальное описание стратегии – избегать риска любой ценой.

Будь наше общество было цивилизованным (а это не так), мы бы увидели современный «риск» тем, чем он является на самом деле: безрассудством по отношению к будущему других.

Я не хочу сказать, что стартапы, предприниматели и малые предприниматели не рискуют. Но я убежден что надо избавиться от глупого мифа, что риск достоин огромного вознаграждения. Нет, нам нужна система социальной защиты людей (не корпорации!) от вопиющих неудач.

Что достойно награды

Мы должны облагать налогом и регулировать рискованное поведение. Никакой больше дневной торговли высокоприбыльными деривативами, никаких гиперрисковых банковских кредитов, никакого уклонения от корпоративной ответственности перед обществом. Подобная деятельность, смахивающая на казино – это паразит для реальной экономики.

Устойчивость – вот что нужно поощрять и награждать налоговыми льготами и субсидиями, которые сегодня идут производителям ископаемого топлива и другим загрязнителям.

Нам нужно вознаграждать за человеческие инновации, а не проектировщиков будущей системы социального кредита.

Нужно вознаграждать стремления ко всеобщему благополучию, а не стратегии “победитель получает всё”.

Нам нужно вознаграждать доброту, щедрость, понимание и милость.

Риск привел нас туда, где мы есть, но он определенно не приведет нас туда, где мы должны быть.

Джаред Брок

Добавить комментарий