Госуправление и карьера в Китае. Не расстрелами едиными…

0
795

​С нашими чиновниками разница в том, что у наших нет никаких показателей, которых они должны достигать, чтобы оставаться на посту. В этом Китай позаимствовал лучшие практики советской системы, когда за отстутствие результата “летели головы”.

Фрагменты самого интересного контента из сети на эту тему.

Ужинали с китайцем хозяином фабрики, речь зашла о политике. Торговая война Китая и США, требования «репараций» за вирус и прочее.

В один момент китаец говорит: «Да если бы Трамп был китайцем, он максимум на какую должность мог бы претендовать — это глава деревни. Какой он президент? Позорище.»

Я отвечаю конечно, у вас же прямых выборов президента нет, поэтому и не смог бы.

Нет, говорит китаец, дело в другом. Потому что у нас меритократия! (власть достойных)

Я, не смотря на то что в Китае живу, политикой стараюсь не интересоваться, меня волнует экономика и бизнес. Но в этот раз попросил объяснить, в чем же суть меритократии в Китае.

Вот что он мне рассказал (пишу максимально упрощенно, с российскими близкими терминами, без претензии на серьезную политологическую статью):

Низшее звено административного деления — «деревня» или микрорайон в городе. Главу деревни или микрорайона выбирают прямым голосованием местные жители.

Из кого выбирают? Обычно это старшие по подъезду, или старшина улицы и подобные активисты коммунисты. Все кандидаты должны иметь высшее образование, быть членами компартии (кого попало туда не берут, даже экзамены какие-то есть) — то есть даже на этом этапе отбор.

Поехали дальше, нужен глава района города (или уезда в сельской местности). Из кого будем выбирать? Из числа глав деревень или микрорайонов. К выборам допущены будут только лучшие, каждый микрорайон анализируется — обстановка, порядок, чистота, вывоз мусора, и прочие моменты.

Тут уже прямых выборов нет, главы выбирает совет компартии соответствующего района. Впрочем члены совета выбраны из местных жителей.

Идём выше, нужен мэр города. Из кого будем выбирать? Из глав районов, с лучшими показателями.

Глава провинции (губернатор области) выбирается из числа лучших по показателям мэров городов и глав районов области.

После того, как губернатор показал себя в своей должности, он может быть избран членом «политбюро» (Госсовет — аналог в новых поправках к российской конституции). Допускаются к высшей власти только лучшие губернаторы, оценивается экономика региона, рабочие места, борьба с бедностью, экология и прочее.

Президента выбирают обычно из числа членов политбюро. И/или из губернаторов провинций.

Например, текущее политбюро состоит из 7 человек, 6 из которых — бывшие главы провинций, прошедшие все ступеньки с самого низа госуправления.

«Левых» людей даже не допустят к выборам, в принципе это невозможно. Даже если он лучший друг, сын, одноклассник влиятельного человека, протащить его во власть никто не даст.

Я говорю китайцу: Ага, а как же текущий президент, он же сын там шишки из компартии. Точно «по блату» стал президентом. Разве не так?

Да говорит, он сын влиятельного человека. Но. Начал свою карьеру с того, что во времена культурной революции чистил загоны со свиньями. При этом оставался в компартии, был активистом, стал главой деревни, прошёл все ступеньки и стал в итоге президентом. Через 30 лет безупречной карьеры.

Кстати, говорит китаец, он управлял провинцией Чжэцзян, где мы сейчас живем, успехи «Алибабы» (штаб квартира в столице провинции, городе Ханчжоу) и международный торговый город Иу — в том числе его заслуги. Он сделал Чжэцзян третьей провинцией в Китае по ВВП и уровню жизни.

А кто такой Трамп? Бизнесмен три раза обанкротившийся? Ну главой деревни его можно ещё сделать. Если люди выберут. И экзамен сдаст. Пусть организацией вывоза мусора займётся, а там посмотрим, лучше он в этом чем другие главы деревень и пойдёт ли он дальше. Человека с таким опытом в президенты? Это смешно.

Знаешь, говорит, на западе выбирают «меньшее из двух зол», а в Китае принято выбирать «лучшее из лучшего».

То же самое касается глав госкорпораций — все они вышли из низших менеджеров экономистов управленцев. Министр обороны? Бывший рядовой. Здравоохранения? Обычный врач с 30 летней безупречной карьерой.

В этом суть китайской меритократии — власть должна быть у самых достойных, опытных людей.#

Запискиэкспортногоагента

Формально Китай, в отличие от России, не является федеративным государством. Тем не менее, бюджетная и налоговая политика, проводимая в Китае в последние десятилетия, часто обозначается как «федерализм, сохраняющий рынок» (market-preserving federalism). Она направлена на то, чтобы стимулировать ускоренные темпы экономического рост в провинциях, позволяя региональным и местным властям сохранять в своих руках тем больше денег, чем больше они оказываются способны заработать.

Кроме того, центральное правительство в Китае делегировало властям провинций широкие полномочия по регулированию экономики на местах, тем самым создавая условия для конкуренции между регионами и муниципалитетами за привлечение ресурсов.

Другое важное отличие субнационального управления в России и Китае кроется в системе назначений на руководящие посты. Да, неформальные связи, клиентелизм и фаворитизм играют важную роль в карьере чиновничества в обеих странах. Но работа китайских чиновников прежде всего ориентирована на достижение ряда формализованных показателей, которые по большей части связаны с обеспечением экономического роста на вверенной их попечению территории. Те, кто не добивается этих целей, теряют свои посты. Для российских руководителей на местах главным условием выживаемости является способность любой ценой добиваться нужных Кремлю результатов на выборах. Соответственно, стимулы у китайских и российских чиновников кардинально отличаются: первым для успеха надо развивать инфраструктуру экономики, а вторым – поддерживать инфраструктуру «управляемого» голосования. Карьерная мобильность китайских чиновников предполагает конкуренцию между ними за продвижение «вверх», и это снижает опасность фальсификаций отчетности на местах – местного руководителя, занимающегося приписками, разоблачат его же коллеги. Другой инструмент карьерной мобильности в Китае – горизонтальное перемещение чиновников из одних провинций в другие – в российских регионах распространен намного меньше. Наконец, ограничение сроков полномочий чиновников на местах, не позволяющее им бесконечно долго занимать одни и те же посты, и их безусловный выход на пенсию по достижении 65-летнего возраста также стимулируют повышение качества субнационального управления в Китае.

В силу этих различий складывающиеся в китайских провинциях и российских регионах локальные режимы также отличаются друг от друга, как небо от земли. Главная цель деятельности российских чиновников на местах и связанных с ними представителей бизнеса – присвоение ренты независимо от того, насколько успешно развивается территория, которой они управляют. И, хотя схожие мотивы присущи и их китайским коллегам, основной стимул деятельности китайцев – обеспечение развития территорий на основе экономического роста; ведь именно успешное развитие, помимо прочего, создает им возможности и для более масштабного личного обогащения.

https://telegra.ph/Pochemu-Rossiya-ne-Kitaj-Vse-delo-v-mestnyh-chinovnikah-05-24

Добавить комментарий