В Аргентине снова дефолт

0
135

Дефолт Аргентины официально наступил в 17:00 по нью-йоркскому времени. Страна не выплатила $503 млн купонных платежей по трем выпускам долларовых облигаций, выпущенных по праву штата Нью-Йорк. Эти облигации должны быть погашены в 2021, 2026 и 2046 годах.

Срок этих платежей наступил 22 апреля, но у Аргентины формально было еще 30 дней, чтобы избежать дефолта. За этот период правительство Аргентины рассчитывало договориться с кредиторами о реструктуризации своего внешнего долга на сумму $65 млрд. Пока этого сделать не удалось, и правительство накануне продлило свое реструктуризационное предложение кредиторам до 2 июня. Аргентина не намерена платить до тех пор, пока не будет заключено соглашение.

Предыдущий дефолт Аргентины был зафиксирован в 2014 году. Самый масштабный произошел в 2001 году, когда в стране разразились бунты и беспорядки: тот дефолт выключил Аргентину из международных долговых рынков до 2016 года. При этом уже в 2017 году Аргентина неожиданно сумела разместить 100-летние долларовые облигации.

Внешние кредиторы Аргентины после ее дефолта вправе предъявить все свои облигации к немедленному погашению, а в случае отказа платить начать аресты суверенного имущества страны за рубежом. Но этого не произойдет, утверждает Financial Times, то есть дефолт будет выборочным, а не всеохватывающим. «Никто не собирается предъявлять бонды к досрочному погашению. В этом был бы смысл, если бы у Аргентины были какие-то активы для изъятия. Таких активов попросту нет», — сказал изданию один из держателей аргентинских облигаций. Буэнос-Айрес и кредиторы ведут переговоры о реструктуризации.

Кстати, еще об одних уроках Аргентины. В свое время она также провела «токсичную» земельную реформу, в результате чего лендлорды и иностранные компании завладели 75% земель, а 80% крестьян были обезземелены. Это отразилось и на структуре аграрного производства: соя (100% трансгенного происхождения), масличные, ставка на производство биотоплива, вырубка лесов и обезлесение севера страны.

Напомним, что до этого реформами Аргентины также руководил МВФ. К началу 90-х годов Аргентина стала своеобразной витриной Международного валютного фонда — предложенный этой стране план разрешения экономического и политического кризисов, по мнению МВФ, был образцом для подражания. Аргентинское правительство ударно воплощало в жизнь ультралиберальные рецепты роста от МВФ — была проведена приватизация госпредприятий, ослаблено госрегулирование, снижены тарифы на импорт и облегчен вход в экономику транснациональным компаниям. В отношении собственного внутреннего рынка Аргентина полностью отказалась от протекционизма.

С целью макроэкономической стабилизации министром экономики Аргентины Доминго Кавальо по согласованию с МВФ была введена жесткая привязка курса аргентинского песо к американскому доллару в пропорции 1:1

На первый взгляд либеральный курс правительства Аргентины с 1991 года стал приносить положительные результаты — за 8 лет рост производства составил 65%, в страну хлынули иностранные инвестиции. Но ориентация экономики на внешний рынок, либерализация импорта и жесткая привязка песо к доллару привели к быстрому падению доли многих отраслей аргентинской экономики на внутреннем рынке. Это было связано с тем, что продукция отраслей, где себестоимость производства по тем или иным причинам была выше среднемировой, становилась неконкурентоспособной по сравнению с аналогичной импортной продукцией. Особенно пострадали производства с относительно высокой долей добавленной стоимости — в условиях ориентации экономики на экспорт в нескольких сырьевых отраслях и максимальной либерализации импорта произошло почти полное вытеснение с внутреннего рынка продукции технологичных аргентинских производств. В результате в стране развивались преимущественно отрасли экономики, ориентированные на производство аграрной продукции и ее экспорт на мировой рынок.

Слепо следуя либеральным экономическим курсом, Аргентина оказалась в уязвимом положении. Огромный внешний долг требовал постоянного притока все новых и новых валютных поступлений (доходов от экспорта, иностранных кредитов или же инвестиций), а бесконтрольный вал импорта еще больше увеличивал потребность в иностранной валюте и одновременно ухудшал ситуацию в несырьевых, высокотехнологичных сегментах национальной экономики. Кстати, похожую ситуацию мы в последнее время наблюдаем и на Украине.

Результат был очевиден для большинства экономистов — рост импорта, отмирание многих отраслей экономики страны, зависимость финансовой системы от иностранных кредитов. Вследствие этого номинальный внешний долг начал резко увеличиваться с 65,4 млрд. долл. в 1991 году до 143,5 млрд. долл. в 1999-м. Обслуживание внешнего долга стало тяжким бременем для Аргентины — расходы по этой статье увеличились с 2% ВВП в 1991 году до 10% (!) ВВП в 1999-м.

Таким образом, построенная долговая пирамида требовала все новых и новых инвестиций для своего обслуживания, а самое главное — ее обрушение стало делом времени. Это неприятное событие должно было произойти либо по естественным причинам вследствие физических ограничений экспортных возможностей страны по сравнению с растущим внешним долгом, либо одномоментно — в результате изменения конъюнктуры на мировом рынке в главных экспортных отраслях страны.

Проблемы не заставили себя долго ждать. Внешне все выглядело, как резкое ухудшение конъюнктуры мирового рынка — в 2001 году высокие урожаи зерна в мире стали причиной снижения цен на зерновые культуры, что привело к резкому уменьшению валютных поступлений в Аргентину. Страна оказалась на грани дефолта, а иностранные инвесторы начали выводить свои деньги из аргентинской экономики.

МВФ потребовал сбалансировать госбюджет, и Доминго Кавальо предложил на 20% (7 млрд. долл.) сократить его расходы, в том числе за счет резкого сокращения пенсий и зарплат госслужащих, а также повысить налоги.

В свою очередь МВФ провел своеобразную эвтаназию экономики Аргентины (правда, без согласия ‘пациента’) — Фонд заблокировал обещанный кредит в 1,3 млрд. долл., видимо, решив не поддерживать финансовую агонию страны. Новые власти заявили о прекращении выплаты внешнего долга страны в размере более 130 млрд. долл. Это был, пожалуй, самый крупный в мировой истории дефолт — внешний долг на каждого аргентинца, включая стариков и младенцев, превышал 3600 долл. В январе 2002 года правительство объявило о введении двойного курса песо по отношению к доллару — фиксированного и плавающего, что фактически было признанием состоявшегося дефолта финансовой системы и девальвации национальной валюты. Аргентина погрузилась в тяжелую многолетнюю экономическую депрессию и социальный хаос.

Если говорить о последствиях для страны, то экономическая катастрофа 2001 года в Аргентине стала, пожалуй, самым тяжелым из всех перечисленных финансовых коллапсов последних десяти лет. На фоне жесточайшей экономической депрессии страну захлестнула волна насилия — грабежи и убийства на улицах, голодные бунты, погромы магазинов и различных учреждений стали обычным делом. Когда-то богатейшая латиноамериканская страна погрузилась в анархию, а миллионы людей столкнулись с голодом и отсутствием питьевой воды. Еще вчерашние представители среднего класса превратились в нищих, думающих не о покупке очередного автомобиля в кредит, а о том, чем накормить сегодня своих детей.

Как водится в подобных случаях, МВФ обвинил правительство Аргентины в ‘чрезмерных государственных расходах на национальном и местном уровне’ и потребовал дальнейшего сокращения социальных выплат и зарплат в государственном секторе. Но анализ глобальных макроэкономических факторов, предваряющих падение экономик других стран (в частности, азиатского кризиса 1997-1998 годов), и их наложение на аргентинскую ситуацию выявляет совершенно иные проблемы в экономике Аргентины. Глубинные механизмы и причины кризиса 2001 года позволяют говорить о целой системе финансового порабощения стран мира в пользу международной финансовой олигархии.

Наши отечественные компрадоры заманили Украину в такую же долларовую ловушку, а теперь готовят нашу страну к финальному аккорду закабаления транснациональной финансовой олигархией — массовой продаже земли. Чем же это грозит украинцам? Можно долго говорить о негативных факторах от продажи сельхозземель, главный из которых — полная потеря стратегического национального ресурса и возможности контролировать внутренний рынок продовольствия.

Но лучшая иллюстрация перспектив Украины после начала продажи земель сельхозназначения — это Аргентина. Аргентинский блоггер Ferfal пишет о проблемах, с которыми столкнулись аргентинцы в связи с массовой скупкой сельхозземель после дефолта в этой стране. Приведем лишь одну цитату из его дневника: ‘После Второй мировой войны Аргентина практически кормила Европу, была известна в Европе как ‘житница мира’. Крупного рогатого скота и пшеницы было довольно, чтобы прокормить нашу страну и другой континент. Так что же случилось? Почему многим людям не хватает продовольствия, а некоторые даже заканчивают поеданием отбросов? Да, Аргентина осталась житницей мира, но кое-что изменилось. Несколько больших, транснациональных корпораций, таких как ‘Бенеттон’, купили сотни тысяч акров сельхоз земель.. СМИ даже начали говорить о потере суверенитета страны, который оказался под угрозой из-за этой массовой скупки земли, так что можно представить, как много акров было куплено. К тому же в новой ситуации (после дефолта 2001 года. — Прим. авт.) продавать аргентинскую сельхозпродукцию в Аргентине — плохой бизнес. Зачем продавать килограмм мяса на внутреннем рынке за 17 песо, если его можно продать в Испании за 17 евро (при этом 1 евро равен 3,5 песо)? Все это в сочетании с высоким уровнем безработицы, низкими зарплатами и высокими ценами на продукты постепенно привело к тому, что в стране фактически начался голод’.

К сожалению, если ситуация на Украине будет развиваться по нынешнему сценарию, то скорее всего уже в ближайшие годы нашу страну ждет участь Аргентины — богатейшие поля ограждены заборами и охраной, выращиваются в основном технические культуры, а весь продовольственный урожай вывозится за рубеж — более платежеспособным клиентам. А с учетом устойчивой тенденции к повышению цен на мировом продовольственном рынке и цикличности в изменении урожайности, уже к 2012 году мы можем ожидать не просто повторения на Украине аргентинского deja-vu, а полномасштабную катастрофу. Миллионы голодающих украинцев на самых плодородных черноземах мира, на родной земле, которая могла бы сделать свой народ богатым и счастливым, но он ее предал и превратился в пасынка. Миллионы голодающих на земле предков, которая вдруг стала чужой собственностью…

Добавить комментарий