Христианоязычество в школьных дневниках

0
1063
На первый взгляд вроде бы хорошо – знакомят детей с христианством, которое лежит в основе нашей культуры.
А с другой, учитывая сказанное, потом стоит ли удивляться, откуда у наших людей (детей) такая каша в голове в понимании православия, на уровне нео-язычества или “христианоязычества”, когда от учения Христа остается даже не обрядовость, а какие-то народные поверья, выдуманные людьми на протяжении веков… На усекновение главы Иоанна Предтечи не брать в руки острого, не брать топор, нож, не резать круглого и прочий бред.
dnevnok
В этом ли весь смысл праздника? У выращенных на таких “байках” даже священник, увы, понимается по-язычески – лишь как совершитель священнодействий, как жрец, а не по-христиански – как, прежде всего, духовный руководитель паствы.
 
Как пишет профессор богословия Осипов, яркой иллюстрацией языческого понимания христианства является буря, связанная с тремя несчастными шестерками, с ИНН, а теперь непременно прибавится и перепись. Бедные люди! Все внимание устремлено не на душу, не на исполнение заповедей Христовых, не на борьбу со страстями, а на знаки, цифры, имена, печати. Недавно пришлось разговаривать с одним человеком и задать ему такой вопрос: “Как вы думаете, если какая-нибудь девушка, которая не верит во Христа, наденет на шею золотой крестик просто потому, что это красиво – спасется она или нет? Ведь крест это печать Христова”. – Ответ: “Нет, не спасется”. – “А если человек, не верящий ни в какую силу ИНН, примет его, он погибнет?” – “Да”. – “Почему же?” – “В Апокалипсисе написано”. – “Что написано?” И начались толкования Апокалипсиса от какого-то старца, от афонских старцев и от самих себя. Трудно, оказывается, понять, что если даже Крест Христов, как говорят свв. Отцы, не спасает нас без нас, а цифирь, ИНН может погубить человека независимо от его веры и воли, то не язычниками ли мы стали, не в магию ли верим?
 
Фанатизм – это одна из самых ярких характеристик языческого состояния духа. Фанатизм, в отличие от убежденности, дышит ненавистью, презрением к инакомыслящим. В нем нет любви к человеку. А что может быть хуже этого?
 
В чем истоки фанатизма? Они, наверное, прежде всего в том, что мы все меньше обращаем внимание на духовную сторону жизни, что наше христианство сводится к исполнению лишь внешних церковных предписаний: праздник – поприсутствуем за богослужением, пост – как-нибудь попостимся, положено исповедаться, причаститься – и это сделаем, подадим и поминание, закажем и молебен, панихиду… Кто имеет деньги, может и батюшку ублажить, и купол позолотить. Так ходим по церковной жизни, как заведенные часы, даже и пальцем не затронув своих господ – страсти, и довольные своим благочестием. Самое же главное при этом может полностью исчезнуть из сознания. Внешняя сторона церковной жизни имеет смысл и приносит пользу только в том случае, когда она соединяется с исполнением заповедей Евангелия и покаянием, когда способствует познанию себя, смирению, видению своей неспособности стать христианином без помощи Божией. Если христианин исполняет лишь внешнюю сторону церковной жизни, занимается благотворительной деятельностью, а при этом по заповедям Христовым не живет, то с ним случается величайшая беда в жизни – он непременно увидит себя праведником.

Добавить комментарий