О сообщничестве

0
354

Когда ты говоришь мне «вор должен сидеть в тюрьме», я хочу связать тебя и бросить за решётку. Потому что ты — русский. Сообщник. Активный, пассивный, немой, говорящий — не важно. Каждый русский — сообщник тотального воровства, открытой коррупции, мерзости и бессовестной грязи в этом третьесортном ресурсном тараканнике.

И когда ты раз в пять лет, обоссываясь от страха в дизайнерские белые портки, выносишь свою тушку на демонстрацию «доколе», я спрашиваю тебя — так какого хуя ты каждый божий день как штык в девять утра в офисе на работе? Что ты там делаешь, сука русская? Воруешь ты там, помогаешь своему пахану воровать, потреблять, сукаблять.

И если карты чутка изменятся, то наверху будешь ты, воровать и грабить, а твой хозяин шестерить тебе и мечтать занять твоё место, вот и весь социальный лифт, вернее вертухайное сатанинское колесо обозрения, последнее время закисшее. Адская страна, страна эпохальной тотальной воровской зоны, все хотят только воровать, и никто — созидать.

Что вылупился?

Хули пялишь свои подслеповатые от монитора глазки, пиздюк офисный?

О, замямлял «я не то, я не сё, я здесь с боку-припёку, бумажки двигаю». А знаешь, что по тебе плачет? Зона по тебе плачет, с огромными волосатыми зэками-чичами и дагестанцами, которых злые менты упекли за решётку всего лишь за вы#банную в жопу и съеденную на шашлык (два-в-одном) двенадцатилетнюю девочку. Они жаждат твоей белоснежной рыхлой попки, годами полированной на крутящемся креслице в отапливаемом офисе. Что, сука, заёрзал? Начал собирать мягкий геморрой, натёртый до размера дыни за годы работы с уважаемым топ-менеджментом?

Опять мямлишь «дя я то-сё, маленький человек»? Ты маленький вонючий офисный клоп, давить тебя надо, но сраку на офисных харчах ты такую наел, что катком не раздавишь! Признавайся, сука, куда ворованное дел?!

«Да я, хнык-хнык, не виноват, это Иван Иванович всё, сука подлая богатая». Опять мямлишь, офисный мякиш. В былые времена Ленин из тебя чернильницу бы сделал, и написал бы пером пользы больше, чем ты за всю жизнь тут пачек белоснежной бумаги из рыдающих берёзок на счета-фактуры извёл.

Так говоришь, Иван Иваныч? А знаешь ты, говно, знаешь конечно, что твой Иваныч — вор! А ты кто? Менеджер? Хуй тебе за воротник, ты, сука сыкотная, сообщник! Пособник воровства и загнивания родины. Гореть тебе с ридигером в одном масляном чане в макдональдсе имени сатаны!

Как честен олигарх, когда искристо ссыт со своей яхты на купающееся снизу быдло — любо дорого посмотреть! Как честны его глаза и прозрачны помыслы! «Всех куплю!» — говорят они и, действительно, всех покупают! Ну, а коль не поделился, идёт такой в тюрьму комфортабельную и оттуда, из за решёток, честно твёрдо говорит «сука, выйду — всех куплю, блять!» Честнейшие, кристально твёрдые в действии люди. Я бы с ними в разведку пошёл, за долю, понятно, с финальной перестрелкой.

А с тобой — офисный слизняк — не пошёл-бы: у тебя то товарной накладной нет, то товар не подвезли. Слизняк ты, специально-выведенный постперестроечный жук-говноед: питается отбросами с барского стола, на глаза не попадается и не бузит. Но нет, хуже, хуже жука-говноеда! Жук-говнокороед! Мало того, что в говне, так ещё и вредит! Сука рашкиная, помогает воровать, вы видели?! Нет, вы видели, каковы наглецы! Значит по субботам на марш несогласных, а пять дней в неделю по восемь часов подтаскивать хозяину рулон руберойда к забору? Протестую! Я категорически протестую!

Читать полностью

Добавить комментарий