Почему рыночные механизмы так и не сделали россиян богатыми?

0
154

СТРИПТИЗ ПО-КОРОЛЕВСКИ

— За что вас Чубайс и его сторонники не любят?

— Потому, что им неприятно слышать от меня: король-то ваш голый! «Король» их — точнее, бог — это современный золотой телец, скрытый под прозрачным платьем рыночного фундаментализма. Они свято верят в чудодейственную руку рыночной самоорганизации.

— Вы про «невидимую руку рынка»?

— Ну да. Теория всемогущей «невидимой руки рынка» появилась три века тому назад. Три главных постулата этой теории: все бизнесмены действуют абсолютно рационально, максимизируя свою прибыль, они обладают абсолютным знанием о всех технологических возможностях, в экономике господствует свободная конкуренция. И в ней нет монополистов.

— Но ведь монополисты есть?

— Да, и все три тезиса неверны. Недаром уже в 1970-е годы эту теорию раскритиковали в США. Алексей Кудрин, сторонник этой теории, всерьез говорит: если цены на что-то растут, то на что-то — непременно падают, ведь объем денежной массы остается неизменным. В этой картине мира нет движения, впрочем, как и мысли… Но вы же сами видите, что в реальности — не так, цены, начав расти в одном звене, потом по цепочке растут и дальше. С другой стороны, именно рост производства снижает цены! Ведь появляется больше производителей, которые конкурируют друг с другом, больше товаров. Но он отказывается это понимать. Хотя налицо же пример Китая, который печатает деньги с темпом 40 — 50% в год, пускает их в новые производства, и что? Инфляция? Как бы не так, дефляция, то есть цены падают!

— Про то, что в экономике ничего не меняется, особенно странно.

— Не то слово. 90% роста уже сто лет обеспечивает научно-технический прогресс. Наши рыночные фундаменталисты его просто не замечают.

Забавно, что при социализме у нас была разработана зеркально противоположная теория, в которой на основе тех же математических методов доказывалось, что государство, обладая полными знаниями об экономических возможностях, может составить идеальный план, а из плана — вывести идеальные цены.

То есть роль «невидимой руки» в той системе играл Гос­план. Ну а что получалось на самом деле, все помнят: то одного не хватало, то другого.

— Ну хорошо. Рынок ничего не решает. Тогда кто?

— Мы живем в рыночной среде, которая регулируется государством и сильно отличается от примитивного представления рыночных фундаменталистов. Вопреки реальным закономерностям экономического развития, которое ведет к усложнению организации рыночных механизмов и форм их регулирования, они лоббируют их упрощение, действуя в интересах обладателей лишь одного из четырех факторов производства — денежного капитала. Остальные факторы (труд, знания, природные ресурсы) в их представлении должны служить обладателям денег. Причем денег мировых, которые являются «символом веры» наших монетаристов: доллара, евро, фунта стерлингов… Государства, которые их эмитируют, активно поддерживают монетаристов, а те помогают им оправдать свою монополию на денежное обслуживание двух третей мировой торговли и трех четвертей финансовых операций. Банки и прочие структуры, приближенные к этим центрам эмиссии, имеют безграничный источник денег. Если у вас есть деньги, то в понимании рыночных фундаменталистов вы можете купить что хотите. Поэтому главная задача с точки зрения международного капитала — заставить национальное правительство сделать так, чтобы все продавалось. И обогащаться на спекуляциях.

Именно это и делали. Чубайсу как никому другому должно быть известно, сколько заработали в России в 90-е годы финансовые спекулянты, связанные с его американскими советниками. Только один крупный американский банк в первый год приватизации «переваривал» операций на $1 млрд. На один доллар, которые был вложен в ваучеры, уже в 1997 году они получили на финансовых пирамидах спекулятивную прибыль в $100. Не забывайте и о финансовой пирамиде Государственных казначейских обязательств (ГКО), где доходность была 40 — 50% годовых. Неплохой навар.

— Но кончилось все печально — в 1998 году.

— Причем, как установила тогда комиссия в Совете Федерации, расследовавшая причины дефолта, американцы все «заработанные» денежки из России вывели. С помощью того же Чубайса, который, по данным этого исследования, подготовил им эксклюзивное предложение за месяц-два до дефолта: обменять рублевые ГКО на долларовые долгосрочные облигации правительства России. Любопытно, что подписчики Bank of New York, в интересах которых, по- видимому, работали российские приватизаторы, получили эту информацию раньше, чем правительство приняло официальное решение.

http://www.kp.ru/daily/26106/3001979/

Добавить комментарий