«Когда пишу икону – я живу в ней»

0
385

Современный иконописец и реставратор из Полтавской области Александр Дейнека делится своей историей освоения искусства старинной живописи. Выучившись на художника-керамика, мастерство иконописца Александр освоил самостоятельно.

Мастер древнерусской иконописи начал свой 20-летний творческий путь в Миргороде, успешно закончив там художественный техникум. Современные техникумы это учебное заведение мало чем напоминает. Тогда в нем, по словам художника, давали полноценную университетскую программу. Сегодня его бы назвали художественной школой или гимназией. Преподаватели в то время старались дать ученику все, что умели сами и даже больше.

«Нам давали и живопись, и рисунок, и композицию, и скульптуру. А по моему профилю – именно керамику. То есть, в принципе, когда я закончил учебу, мог заниматься живописью и рисунком, или же лепить скульптуры из глины».

Выучившись на художника-керамика, мастерство иконописца Александр освоил самостоятельно.

Сначала Александр Михайлович занимался лепкой, затем резьбой, но постепенно перешел на роспись храмов. Хоть и немного разные это были занятия, душу все же тянуло больше к такому виду живописи. Он начал писать иконы. Причем становилось новое дело все интереснее, и мастер с охотой следил за всеми этапами создания готовой иконы, вплоть до ее визуального оформления. Наставника у Александра не было, так что все идеи и технологии приходилось реализовывать благодаря опыту и фантазии.

Иконописец с удовольствием рассказывает и об эскизах, которые и помогают создавать или реставрировать памятки живописи в наши дни:

— Это “палех”, 18-й век, это ростово-суздальская школа – рассказывает мастер, листая каталог. — Вот эти эскизы помогают делать точную копию рисунка. Они передаются из поколений в поколения, благодаря чему у иконы сохраняется оригинальный стиль.

Для реставрации или написания новых работ современные мастера-иконописцы используют в своей работе графические заготовки, эскизы, или еще их называют «прориси». Далеко не все прориси современные — многие сохранились еще с давних времен. Ведь у иконописцев имеется добрая традиция передачи прорисей следующим поколениям. Последующие мастера могут немного подправить рисунок при написании иконы, однако весь сюжет должен оставаться первозданным. Поэтому для иконописцев копирование – это благородная и вполне обыкновенная работа, когда икона создается в точности «по списку».

С эскиза Александр Дейнека переносит рисунок сначала на бумагу. Такая работа проделывается и при написании иконы, и при реставрации. В центре обычно располагается главный сюжет, а вокруг создаются рисунки обрамления. А уже после создания эскиза рисунок переносится на специально подготовленную доску с помощью продавливания контуров очень тонким инструментом.
Для своей работы Александр Михайлович использует и специальные иконописные издания и каталоги – книги, в которых собраны образцы “прорисей” древнерусских икон. По приданиям, в дневности такой эскиз ложили на белое, чистое полотно и засыпали сажей. Она попадала в маленькие отверстия рисунка эскиза и помогала создать его копию. Потом икона покрывалась полиментом, золотыми обрамлениями и начинается работа красками.

Работа иконописца очень кропотливая, ведь рисунки имеют очень много деталей, часто гораздо больше, чем обыкновенные картины. Поэтому, на написание небольшого элемента может уйти достаточно много времени, но после написания – икону можно долго рассматривать даже на самом близком расстоянии. Например, некоторые лики святых на большой иконе могут иметь размеры до 2 миллиметров. Однако при детальном их рассмотрении через лупу оказывается, что все детали прописаны с невероятной точностью, как будто под микроскопом. Каждый лик имеет свою форму, а также мельчайшие детали — нос, бороду, уши и глаза! Такую точность и кропотливость можно сравнить с древним «искусством подковывания блохи», воплощенным в наши дни. Трудности возникают иногда и с выбором материалов, которыми нужно декорировать и расписывать икону.

Сложность написания иконы, а вместе с этим и время работы, — зависит от количества деталей на рисунке, в особенности ликов. Некоторые работы могут содержать до ста ликов, каждый из которых должен быть уникальным и неповторимым. Зависит написание иконы и от вдохновения и настроения, так, Александр Михайлович любит уединяться и концентрироваться на теме сюжета.

«Я когда пишу новую работу, то живу уже где-то там. То есть, я представляю эти здания, и думаю, как они построены на самом деле и как могли бы быть построены. То есть, где-то там внутри картины нахожусь, погружаюсь в ее сюжет».

Так и получается, что почти большую часть своей жизни Александр Михайлович Дейнека посвятил живописи и иконам. Автор, который сам научился старинной технике написания шедевров, любит свое дело и относится к нему с трепетом. Наверное, в этом и заключается секрет успеха его работ. В то время, как многие в наши дни стремятся лишь к выгоде и наживе, скромный мастер из села Рыбцы придумывает новые формы воплощения древнего духовного искусства, при этом оттачивая и стандарты давних секретов мастерства написания икон. Александр Михайлович – уникальный представитель национальной культуры, которая, благодаря таким мастерам, всё еще продолжает хранить свои традиции, заложенные веками…

Вячеслав Горобец, Владимир Костенко

Добавить комментарий