Как “гнобили” українську мову при царизме

0
200

В феврале 1905 г. Императорская Академия наук признала украинский язык особым литературным языком, отличным от русского. Экспертизу готовили светила русской науки – либеральные филологи Ф. Е. Корш, А. А. Шахматов, Ф. Ф. Фортунатов, С. Ф. Ольденбург, совместно с деятелями украинского национального движения – Ф. К. Волковым, М. А. Славинским, О. О. Руссовым (последний – крайне любопытный пример выходца из русской семьи, добровольно и сознательно ставшего украинцем).

Микола Другий – засновник української державної мови

В 1876 году либеральный царь Александр II издал т. н. Эмский указ, которым устанавливались ограничения на издание книг на малорусском наречии (украинском языке). Запрещались публикации на украинском Священного писания. Полный текст «эмского указа» https://ru.wikipedia.org/wiki/Эмский_указ

Впрочем, ограничения не были жесткими, и к примеру, уже спустя 8 лет, в 1884 году в Харькове на мове было издано четырёхтомное собрание сочинений украинского драматурга М. Л. Кропивницкого. знаменитый «Кобзарь» Тараса Шевченко в годы действия Эмского указа издавался на украинском языке не менее семи раз. Тем не менее, — факт — формальные рестрикции на использование мовы существовали, и при публикации книг на малорусском наречии требовалось разрешение полиции. А интеллигентция Малороссии требовала своих школ и газет.

Ситуация изменилась в 1905 году. Мову разрешили. Разумеется либералы и революционеры ставят этот факт себе в заслугу, утверждая, что это есть завоевание революции: «Емський указ не був скасований офіційно, однак втратив чинність 17 жовтня 1905 року з виданням так званого «Маніфеста громадянських свобод» імператором Миколою II.»

Но это не совсем так. Либеральные реформы Николая Второго начались ДО первой русской революции. И скорее революция явилась результатом реформ, а не наоборот.

12 декабря 1904 г. Николай Второй подписал Высочайший Указ «О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка». Пункт 8 Указа гласил: «устранить из ныне действующих о печати постановлений излишние стеснения и поставить печатное слово в точно определенные законом пределы». Обратите внимание на дату. Это четыре недели до 09.01.1905.

Царь сказал — Царь сделал! Уже 21 января 1905 года, во исполнение Высочайшего Указа царское правительство (Комитет министров) выпустил постановление № 25705 «Положение Комитета Министров об изменении порядка запрета печатных изданий».

В подпункте В пункте I этого положения говорилось об отмене старого порядка цензуры и о подготовке нового закона о печати. В пункте IV этого положения сказано, что «Установить, что до общего пересмотра закона о печати для запрещения книг признаваемых министерством внутренних дел политически вредными, препровождать их для предварительного отзыва в Императорскую Академию наук».

Отныне правом запрета к печати наделялась не полиция, а либеральная столичная профессура.

Профессура тоже не дремала. Высочайший Указ от 12 декабря 1904 г. и Положение комитета министров № 25705 передавало Императорской Академии наук (ИАН) большие полномочия. Академия приняла их в самом максималистском варианте: «Наша печать нуждается не в облегчениях, — писали академики, — она нуждается в точном определении своих прав и своих отношений к закону. Это может быть достигнуто только коренным пересмотром всего цензурного устава, а прежде всего признанием главного, неотъемлемого права печати — права на свободу». (Протоколы заседаний особого совещания ИАН. Заседание 5 февраля 1905 г.)

18 февраля 1905 года общее собрание Императорской Академии наук одобрило записку комиссии в составе академиков А. Шахматова, Ф. Корша, А. Фаминцина. Фортунатова, А. Лаппо-Данилевского и С. Ольденбурга «Об отмене стеснений малорусского печатного слова», признав его не диалектом, коверкающим правильный русский язык, а самостоятельным языком.

Это послужило основанием для полной отмены ограничений на издание книг на языке, который теперь называют украинским.

Академик Алексей Александрович Шахматов (1864 — 1920) ратовавший за признание мовы отдельным самостоятельным языком, указывал на историческую благотворность параллельного развития великорусского и украинского литературных языков: «Государство, не умеющее обеспечить одно из самых элементарных прав гражданина — права говорить печатно на родном языке, возбуждает в гражданине не уважение к себе, не любовь, а безотчетный страх за существование. Этот страх порождает недовольство и революционные стремления». Ему и в голову не могло прийти, что в Малороссии могут появиться ограничения русского языка, которые вызовут «революционные стремления».


Как Николай II украинизировал Украину.

1917 год. Против насильственной украинизации.

А сейчас нам рассказывают, что все было наоборот 😆
Уничтожал, дескать, мову, “кровавый николашка”.

Кровавые большевики, кстати, продолжили его дело тотальной украинизации. И единую “украинскую церковь” тоже учредили. И вот сегодня история повторяется – новые большевички по тем же граблям идут… Так что – когда памятники Ленину и царю-батюшке возвращать будем? :))

Из журнала “Солнце России”, 1911 год (Санкт-Петербург). Так “ненавидели” все украинское при царизме

Из журнала “Солнце России”, 1911 год (Санкт-Петербург)

День сурка. Для понимания где сегодня оказалась Украина, с религиозным и мовным экстремизмом, деиндустриализацией и шовинизмом – это начало 20 го века, царизм, ленинизм, большевизм. И немного первой республики Скоропадского, которую он благополучно просрал.

Касательно репрессий в отношении любителей слушать российскую музыку . То же самое было в Украинской державе гетмана Скоропадского.

30 августа 1918 года в киевских газетах появилось сообщение, что министр внутренних дел Украинской Державы приказал исполнителей и слушателей российских монархических песен «выпроваживать в Московию».

Сообщают, что солдаты в Бахмуте как раз 9 марта – в день рождения Шевченко, нашли в покинутой квартире “Кобзарь”, который был издан в царской России в 1917 году

М. Комаръ. “Оповидання про Антона Головатого та про початокъ Чорноморського козацького війська”, 1901 год, Санктъ-Петербургъ.

В украинских электронных архивах, эта книга 1901 года издания указана, как написанная на украинском языке [здесь (http://irbis-nbuv.gov.ua/dlib/item/0002219)]. Не понимаю, почему в 1901 году не сработал “запрет малороссийского наречия в царской России”, о котором так много кричат современные полит-украинцы? 1901 год и книга, изданная в столице Империи.

Почему Мазепа не вел переписку на “Украинской мове”? Иван Мазепа не был “украинцем”?
Скан интересного документа (Рисунки 1,2) – “Подлинный Универсал его царского пресветлого величества войска Запорожского гетмана Иоанна Мазепы: [Универсал датирован 1 апр. 1704 г. и скреплен подлинной подписью И. Мазепы и гетманской печатью]. – Батурин, 1704.”
Как игриво сообщается т.н. “украинскими историками” из Харькова – Универсал написан на русском языке “С БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ 😂 УКРАИНИЗМОВ”

Добавить комментарий