Язык мой – враг мой!

Какая же связь между запретом русской культуры и всем этим ужасом, что творится в профтехобразовании и производстве беспилотников?

0
224

В левом израильском издании «Детали» я прочитал о знаковом событии в жизни Украины: киевские власти запретили любые культурные акции на русском языке. Спектакли, концерты, уличные действа и так далее. Недавно в ФБ была большая буча в связи с исполнениями двумя подростками-одесситами во Львове на улице песен Цоя. Многие смеялись над депутаткой, которая проявила показную бдительность, но смеялись зря: теперь это новая действительность. Как говорил майор Пронин: «Враг не дремлет!» Причем надо понимать, что это уже новая волна – теперь подобные акты, без малейшего сомнения, будут приняты по всей стране.

Когда я выступал против сноса памятника Екатерине, к которой, кстати, не испытываю никаких теплых чувств, то многие мне говорили, что я преувеличиваю, что я зря ввязался в борьбу за эту ведьму, шлюху и т.д. Я пытался объяснить, что это прецедент, что власть сделает выводы из этого решения. Меня не услышали. Сегодня я откровенно говорю, что решение Киевского Совета – это последний гвоздь в гроб, где лежит украинская демократия.

Либо личная заинтересованность, либо отсутствие кругозора не позволяют людям увидеть перспективу этого события. Между тем она вполне очевидна. Я приведу два примера.

Первый. Сегодня в Одессе проходит очередная конференция по профессиональному образованию. Организация работодателей проводит разъяснительные мероприятия по созданию Квалификационных центров. Законодательство об этих центрах было принято в Украине в соответствии с европейскими нормами, но никакого эффекта это не вызвало, почему-то эти центры так и не стали создаваться? К чему бы это? К дождю, вероятно. Ну, а если серьезно?

Ситуация с профессиональным образованием у нас катастрофическая. Тотальная нехватки и инженеров, и рабочих. Но если высшее образование еще чуть-чуть выживает за счет платы студентов, то картина с профессиональным образованием просто не имеет аналогов. Живут только те учебные заведения, чьи дипломы могут котироваться на Западе, то есть, фактически, только моряки.

Почему, вот в чем вопрос? Ведь есть специалисты – они еще не все умерли, хотя сильно постарели, есть потребность, есть дети, которые в принципе хотят получить образование. В чем причина, что они не могут друг друга найти?

Читайте также: Що таке Україна?

Причина в правительстве, в наших дорогих, очень дорогих чиновниках. Дело в том, что для того, чтобы соединить все эти три группы (заказчики, абитуриенты, учителя), они требуют себе все больше и больше денег. Они рассматривают свою работу, как синекуру, рэкет, и все им должны платить. Чаще всего эти самые чиновники тоже платят за свою должность, то есть образуется такая себе СЕТЬ взяток и подарков, а деньги для этой сети должны давать абитуриенты. За высшее образование люди платят, хотя суммы все растут и растут, и сегодня гораздо выгоднее уехать из страны и получить образование где-нибудь в другом месте. Но за рабочие специальности платят редко. Тут другие правила игры.

Да, с профтехобразованием ситуация другая. Тут платить за корочку не будут. Сегодня родители отправляют, как во времена Средневековья, своих детей учениками к мастерам, и тех их учат. Это единственная реальная система, которая действует сегодня. Все училища – обречены. Именно поэтому, когда какое-либо предприятие организует обучение людей для себя, оно ни в коем случае не называет это «Училищем». Это «краткосрочные курсы» для того, чтобы избежать контроля министерства. Но министры они хитрые, они хотят расширить базу рэкета, и они придумали, что нужно предприятиям создавать не «курсы», а «квалификационные центры». А в чем отличие, спросите вы? А центры требуют лицензии министерства. О – и вот повод установить рэкет. И вы еще удивляетесь, что «квалификационные центры» так и не стали возникать в Украине? Все же очевидно.

Главная проблема профтехобразования – это контроль министерства. Все эти никому не нужные лицензии учебных заведений, за которые министерство требует сумасшедшие деньги. Какое дело министерству до того, что будут уметь токаря и слесаря? Если их берут на работу частники – причем здесь министерство? А бакшиш? Ведь этот грандиозное стадо невежественных хамов, желающих получить деньги за свой «стол», с ними то как?

Второй пример. Недавно я перепостил текст известного украинского специалиста по беспилотникам Юрия Касьянова. Россия начала делать выводы из уроков войны, и стала массирована налаживать производство беспилотников. На самом деле, ничего сложного здесь нет. Это на Западе, это в Израиле разгорается скандал, когда беспилотник ошибется и погибнет гражданское лицо. Никакой особой точности для российских беспилотников не нужно, так что сделать их – элементарно. И при всей своей коррупционности, Россия все-таки идет по этому пути, а Украине – нет. Почему? У нас что, еще выше коррупция, чем в России? Просто у нас и в России разные коррупции. Вспомним пример ЧМП – Черноморского морского пароходства.

Даже в советское время ЧМП было коррумпированным до мозга костей предприятием. Себестоимость была очень высокой за счет коррупции, но корпорация жила. Почему? Потому что коррупция была только на высшем уровне.

В независимой Украине ситуация поменялась. Конечно, большую роль сыграли те, кто стал продавать корабли на Запад. Но ситуация тогда была гораздо сложнее. Коррупция в ЧМП была тотальной, то есть на каждом уровне администрации сидели люди, которые хотели получить себе бакшиш. На каждом. В результате себестоимость операция ЧМП стала абсолютно не конкурентной. Государственный контроль привел к тому, что слишком много людей хотели что-то себе урвать. И «старшим товарищам» стало выгоднее продать корабли, пока они это могли, чем пускать в операционную деятельность. Так умерло ЧМП.

В России проблема военной отрасли в том, что зарплаты низкие, хотя доходы у предприятий огромные. Но все эти гигантские доходы существуют далеко от тех, кто реально должен делать продукцию. Поэтому русским сейчас и не удается слишком сильно расширить производство: слишком многие стоят рядом с ложкой и хотят себе урвать кусочек – насколько это опасно для страны их не волнует.

Но в Украине картина еще хуже: денег есть меньше, вертикаль управления вообще отсутствует, и все начальники распределяют право подчиненных брать себе бакшиш. В этой системе вообще никогда ничего нельзя произвести. Почему я не верю, что в Украине производят снаряды – существующие системы госуправления имеют одну цель – бакшиши для всех начальников. Эти системы вообще не предназначены для производства, только для воровства.

Так какая же связь, между запретом русской культуры в Киеве и всем этим ужасом, что творится в профтехобразовании и производстве беспилотников? А прямая.

Каждый подобный запрет меняет паритет власти общества (людей) и чиновников. Когда Майдан в свое время дал право чиновникам контролировать культуру, он, тем самым, дал карт бланш на контроль над обществом. Когда вы запрещаете что-либо гражданам, это значит, что у вас больше нет граждан, а есть винтики власти. Наивные националисты считают, что все эти чиновники работают на великое национальное государство. И весь опыт истории их ничем у не учит. Чиновники никогда не работают на страну – они работают на себя и своего начальника. Каждое решение в сфере культуры – передача чиновникам власти над ней –это уничтожение демократии, и превращение граждан в бесправных рабов. Но рабство никогда не бывает избранным: начинаясь, как рабство для отдельных людей, оно неизбежно становится рабством для всех.

Для меня очевидно, что следующий этап нашей драмы – это подготовка массированной фальсификации на выборах. Дело в том, что Порошенко проиграл выборы потому, что думал, что русскоязычные избиратели промолчат и молча все скушают. Этого не произошло, и он проиграл. «Слуги» просто обязаны учесть его опыт: свободные выборы принесут им разгром почище, чем у Порошенко. А если они проиграют, то станут такими козлами отпущения, что Порошенко и не снилось. Поэтому я не сомневаюсь в массированной фальсификации выборов. Как товарищ Ленин первым своим Декретом после захвата власти, запретил свободу слова. Ну, разумеется, на время, разумеется, в связи с проклятыми буржуазными изданиями, которые вводят в заблуждение пролетариат. Все это понятно, если свобода слова запрещена де факто, то удержать власть неизмеримо легче.

А если все это произойдет во время войны, то можно все ограничения списать на Путина и Россию – ведь надо будет как-то объяснить западным спонсорам, почему Украина превратилась в тоталитарное государство. А война все спишет.

Вся эта война против русской культуры, а, фактически, война по легализации превращения русскоязычных украинцев во врагов, уничтожает хилые остатки демократии в Украине гораздо вернее, чем все российское нашествие. И неизбежно ведет к подрыву обороноспособности страны. Полвека никто реально не изучал опыта СССР во время Второй Мировой войны. Именно поэтому так старательно прятали и прячут документы той войны, так долго не говорили, сколько реально потерь понесла страна. Потому что картина была совершенно другой, чем писалось об этом в книгах. И сегодня Украина успешно делает все главные ошибки Сталина.

Добавить комментарий