Эндшпиль «языковому вопросу» в Украине в семь ходов

0
312

Надуманный и раздутый «вопрос языка» в Украине перешел уже все разумные границы. И если раньше, можно было отмахнуться, то сегодня, ситуация иная. Полномасштабная война внесла окончательный довод. Отныне – всё или ничего. Здесь и сейчас, каждый из нас – ведет всех нас в будущее «последнего, но уникального шанса» или будущее «снова как обычно и окончательно на дно». Неужели мы возьмемся за старое и на следующем витке – уже точно упустим всё навсегда? Мне не хотелось бы, а вы решайте сами, но потом не говорите, что вас не предупреждали.

Специально пишу на русском языке, чтобы привлечь больше внимания (из-за ожидаемой реакции). Сразу уточняю, я за один государственный язык (украинский) и территориальную целостность Украины в границах 1991 года. Более того, я понимаю эмоции людей втянутых в подобные вопросы, но нам нужно превзойти это, быть сильнее и разумнее. Потому что на кону последний шанс для будущей Украины…

Надеюсь, всё это – для серьезного размышления и честных ответов перед самим собой, и желательно ради нашего общего блага.

Для концентрации – оформляю тезисы и вопросы в несколько блоков. А для наглядности иллюстраций, беру несколько несмешных «популярных мемов».

Первый блок:

  1. Неужели кто-то искренне верит в то, что российско-украинская война началась из-за «вопроса языка», и если бы в Украине не говорили на других языках, кроме как на украинском, Путин не начал бы полномасштабное вторжение? Вы серьезно?!
  2. Если бы Путин пришел реально защищать «русскоязычных», он бы не убивал их в куда большей степени, чем говорящих на украинском языке. Он ведь мог пойти и на запад Украины, чтобы отсечь «нацистов» от «русскоязычных», но вместо этого он начал открыто бомбить города востока и юга с «русскоговорящим» населением. У драмтеатра Мариуполя было написано «дети» на русском, и туда всё равно упали бомбы
  3. Если же причина – русский язык, почему официально речь шла о решении «украинского вопроса»? Путин объявил «денацификацию», и денацифицировать он планировал совсем не «русскоговорящих». Как вы собираетесь решать «украинский вопрос» и кого «денацифицировать», если все говорят на русском языке? Может ли Путин открыто вторгнуться в Беларусь под предлогом – защиты «русскоязычного» населения, если там все говорят на русском языке? Сработать может только обратный повод – там не такие как мы (не важно, по какой причине). Например, вон – испорченные «русские», потому что говорят на украинском языке, вот их-то и пришла российская армия вразумлять и возвращать в родную гавань.

Подводя итог: Разумеется, «вопрос языка» не может быть реальной причиной и даже поводом для войны, это может быть лишь пропагандистской манипуляцией захватчика для превентивного ослабления жертвы (через провокацию внутренних конфликтов). Но если следовать логике «Путин напал из-за языка», придется признать, что напал он на Украину, потому что здесь говорят на украинском языке. Он открыто заявляет, что нужно упразднить украинство. И что теперь, будем винить тех, кто говорит на украинском языке в том, что из-за них Путин начал эту войну?

Второй блок:

  1. Откуда у некоторых из нас необъяснимая вера в Путина и его слова? Это что, привычка «по старой памяти», преклонение или зависть? Если вы верите в его тезис о «защите русскоязычных», тогда почему вы не верите в его же тезис о том, что никаких «украинцев не существует», а есть «не такие русские» (что есть противоречие, ведь если нет украинцев, то от кого защищать русских?). Откуда такая избирательность?
  2. Почему мы смеемся над откровенно дебильными теориями Путина, но при этом выдираем из них фрагменты и устраиваем ругань уже между собой? Если мы его считаем сумасшедшим преступником, почему мы его вообще слушаем? Он может сказать буквально всё, что угодно. И что? Если он скажет, что настоящие украинцы это те, кто встречают российскую армию с цветами, вы его послушаете? Нет? А почему тогда вы верите в другие его бредни?
  3. Делить людей, граждан одной страны, на «своих» и «чужих» – есть классическая манипуляция массами. Это игра на примитивных инстинктах. И способ захвата власти! Именно РФ запустила нарратив о «правильных» и «неправильных русских» в Украине, а некоторые у нас его подхватили и теперь разносят этот пожар, говоря о «таких» и «не таких» украинцах. Зачем? Посыл один и тот же ведь, и исходит он от врага. Они создали оксюморон – «русскоязычный украинец». Обратите внимание, в пропаганде РФ фигурирует даже не «русскоговорящий», а «русскоязычный», что является промыванием мозгов с «двойным дном». И это в их подаче «русскоязычный украинец» якобы и есть «русский». Но теперь очевидно, что пропаганда Кремля ошиблась. Ошиблись и те, кто перенял сей мотив у нас, перефразировав «русскоговорящий украинец» в «не настоящий украинец». Также, заметьте, пропаганда Кремля умалчивает, что русский язык утилитарно используется для межнационального общения в бывших республиках СССР, и республиках, пока что находящихся в составе РФ. Потому что это рушит их манипуляторский тезис: «русский язык» = «русский» (что-то напоминает, правда?).

Подводя итог: Разделение украинцев по любому признаку – манипуляция, агент пропаганды, которую сюда внедрил Кремль, а наши политики разыграли эту карту с обеих сторон (разделение на якобы «восточную» и «западную» Украины – это также нарратив РФ). И если вы повторяете нарратив РФ про разделение страны по территориальному, языковому, этническому и т.п. признакам – вы помогаете врагу. А если мы начинаем делить своих граждан «на сорта», то мы ничем не отличаемся от нынешних россиян в их помешательстве. За что тогда Украина платит столь высокую цену? Чтобы стать как они? Превратиться в зеркальное отражение врага и выбрать своего «путина»?

Третий блок:

  1. Весь этот «языковой срач» изобрели политтехнологи РФ, а наши продажные политики и замаскированные предатели – воспользовались, потому что им так проще было делить «население» для выборов (которые для них являются дверью в коррупцию в особо крупных размерах). Смысл – проталкивать свои интересы, пока люди сталкиваются между собой по выдуманным поводам где-то в сторонке. Причем идея «на разделение» работает на сепаратизм не только на востоке страны, но и на западе. Узнайте, например, про русинский язык и настроения, будете озадачены. Говорить, что некоторые из наших «граждан» хотят жить не уезжая в соседней стране «на востоке», но не говорить, что некоторые из наших «граждан» также хотят жить не уезжая в соседних странах «на западе» – значит кривить душой.
  2. На самом деле проблемы «языков» у нас не было. Разделение на «русскоязычных» и «украиноязычных» – наживка от политтехнологов РФ. И если, например, кому-то захочется отобрать еще часть Украины, новые враги также начнут говорить про «иначе-язычных» украинцев, какие-то «притеснения» и далее по методичке. Но в реальности такого деления нет. У нас все понимают украинский язык и могут на нем общаться; и делать всё, что требуется для поддержки официального формата. А это, на самом деле, совершенно иной контекст и ситуация билингвы (или полилингвы; как владение несколькими языками, что есть преимущество). И иная история, которая есть во многих странах, и как видите, она не провоцирует «вторжение РФ» (или кого-либо еще). Кстати, как «вступление в НАТО» его также не провоцирует – Финляндия уже там, но нападения от РФ не последовало. Значит и предлог для вторжения в Украину «о будущем вступлении в НАТО» также фиктивен.
  3. Да, в Украине есть и должен быть только один государственный язык. Этого для его защиты более чем достаточно. В США нет такого закона, но там все знают английский язык. Задумайтесь, почему такой проблемы у них нет, и почему английский негласно стал международным средством общения? И если вы скажите гражданину США, что он «не такой» американец, потому что говорит на «вражеском языке Британской империи», вы будете посланы куда подальше. Собственно, как если скажите подобное ирландцу (почему это он говорит на английском, он что – не настоящий ирландец?).

Подводя итог: Беда нашей страны в том, что мы погрязли в пошлых политических технологиях и дешевом популизме политиков, которые преследуют свои цели, а на граждан – им плевать. Они будут кричать «Слава Украине!» и тут же проворачивать свои грязные дела. Им и война не помеха, потому что они на нее не пойдут… И сколько еще очередных раз, мы будем поддерживать эту ложь, лицемерие, продажность, ненависть, глупость и т.д. – в угоду тем, кто думает, что держит украинский народ «за стадо»? Мы же доказали, что не потерпим подобного отношения, разве нет?

Четвертый блок:

  1. Что подразумевает – переход на украинский язык? Реальное овладение языком или создание видимости в виде «суржика»? Вопрос важный. Ведь если вместо полноценного перехода с одного языка на другой, мы в результате получаем «суржик» (ухудшение качества языка), а вместе с этим – увеличение объема «суржика», тем самым, мы – усиливаем притеснение украинского языка. Такой «суржик» опаснее других языков, потому он маскируется под украинский, разрушая его изнутри. Что больше навредит украинскому языку – существование других языков или наращивание количества говорящих «на суржике» (не важно, по какой причине – сознательный переход, ради процентов в статистике или статуса «патриота» и т.п.)? Разумеется, второе. Распространение «суржика», через каждое новое поколение, вырастет как снежный ком и превратится в языковую норму (или ее полностью разрушит). И тогда, мы получим стремительное уменьшение владеющих украинским языком, и говорящих на нем. В этом цель?

Это чем-то похоже на «квоты» на радио и т.п. Неужели кто-то верит, что подобные меры приведут к улучшению качества украинского музыкального продукта? Наоборот, отсутствие конкуренции – ведет к профанации. Зачем напрягаться и писать песни мирового уровня, если можно попасть на радио ротацию и без этого (особенно, если написать песню на «патриотический» мотив, вплетя в нее все фразы что «на слуху» у народа). Да создайте вы реальную вещь, и ее будут крутить на радио без всяких квот, а там и всем миром начнут слушать, ведь так работает индустрия «музыкального олимпа». Чего скромничать-то, или особо нечего предложить?

  1. Почему-то в медиа пространстве, принято считать, что «перейти на украинский язык», это всего лишь дело выбора. Вот захотел – щелк – перешел сразу на литературный украинский язык. Так это не работает. Да, медийщики и блогеры, и прочие публичные персоны – профессионально занимаются этим процессом, потому что это их работа (шоу, в то или ином виде), и они с этого кормятся. То есть в наличии прямая заинтересованность. А если убрать какую-либо заинтересованность в виде имиджа, пользы в будущем или прибыли? Что они скажут? Что они сделают? И знаете, многие из таких «публичных персон» как и «патриотичных» политиков – дома и среди друзей, или когда эмоционально сорвутся, говорят на русском языке (слова с делами у них часто расходятся). Медийная картинка создает искаженную действительность, всегда и во всём, и это нужно учитывать в оценке окружающей реальности.

Приходит на ум аналогия с «маркетингом на войне». Продажи! И не важно, что это не в тему, безвкусно и порой аморально. Никого не заботит, что такие вещи уничижают ценность подвигов и усилий тех, кто причастен к войне. Главное упомянуть в рекламе «несгибаемость», напомнить о том, что «держим фронт», и можно продавать что угодно, хоть таблетки от несварения. Это вообще к чему? Желание примазаться к героизму военных и заодно под шумок что-то продать? Неужели это именно то, что приближает нас к победе?

  1. Существует множество естественных проблем с переходом на украинский язык. У человека может быть желание, но может не быть возможности. Если с утра до вечера занимаешься работой, а то и выживанием, как найти время для учебников (которые нужно купить), где найти репетитора (за деньги), когда практиковаться (если спать некогда) и прочее. Есть и те, кому изучение языков дается очень сложно по природе и это научно доказано (не говоря уже о пенсионерах, которые по возрасту не могут этого сделать, и мечтают только о повышении пенсии). Это реальная обстановка, и что теперь, – будем давить со всех сторон, чтобы заставить добровольно перейти на украинский язык? Знаете, что получится в итоге? Отторжение! Здравая идея, насаждаемая не здраво – непременно получит противоположный результат. Разве мы этого добиваемся?

Подводя итог: Нам всем надо не лозунги кричать, а мыслить, разбираться с проблемами и дела делать – компетентно. Или хотя бы не мешать, и заниматься собой. Поэтому перед тем как разгонять негатив по социальным сетям, лучше подумать – как можно помочь образованию и тому же – книгоизданию. А вместо того чтобы назидательно упрекать других в вопросе перехода на украинский язык, посмотреть сперва на себя и проверить – не говорю ли я на «суржике» (очень распространенная ситуация), и поэтому перед тем как раздавать советы всем вокруг – выучить украинский язык, начав с себя.

За этим будущее, а не за разрушительной руганью, которая делает ситуацию только хуже. Язык будет развиваться исключительно в положительной среде, эволюционным способом с помощью грамотного образования. Также будет происходить и постепенный переход на украинский язык. Остальное – естественным путем само собой образуется (правда есть настойчивое подозрение, что через несколько поколений вся планета будет говорить на обновленном английском языке).

Пятый блок:

  1. Если у кого-то на эмоциональном плане русский язык почему-то ассоциируется с Путиным (он его изобрел, что ли?), тогда почему немецкий язык не ассоциируется с Гитлером? Или нацистская Германия на УССР уже не нападала и не убивала наших предков? А если так, почему сегодня наши граждане учат немецкий язык в Евросоюзе без проблем? То же касается и Польши (кто помнит, что столетие назад шла украино-польская война?), и не только, – претендентов со всех сторон множество было в истории. Или прошло время и уже можно? Тогда это проблема – времени, а не языка, если отношение регулируется временем. Видите, что получается? В подобных ассоциациях нет логики.
  2. Если кто-то считает, что не хочет иметь с русским языком ничего общего, ему придется убрать из своего обихода до 70% слов из украинского языка, так как между украинским и русским языками – есть большой процент «общей лексики». Ну, ничего не поделаешь – такова данность, относятся они к одной категории восточнославянских языков, потому что на то есть научные (а не политические) причины (история, лингвистика и т.д.). Согласны, на такое радикальное отрицание?
  3. Кто вообще решил, что права на русский язык есть исключительно у РФ? Снова потому что Путин так сказал? То же самое касается – образования, церкви и т.д., всё это и многое другое, пришло в Московию из Киева, из столицы Руси. Не нужно отдавать свое и уничижать собственные достижения, чтобы потом не жаловаться, что у нас забрали и не отдают, еще и перекручивают нашу историю нам же во вред. Необходимо правильно ставить акценты и показывать перспективу (даже если она тянется из далекого прошлого). Вы будете очень удивлены, когда узнаете, как сильно повлиял украинский язык на становление литературного русского языка (а не наоборот). Зачем мы должны отказываться от объективной исторической правды в угоду манипуляциям врага? Нам необходимо обойти врага в стратегической гонке, а не отмахиваться от его выпадов задним числом.

Подводя итог: Нельзя терять рамки адекватности. Эмоции вполне понятны, и где-то на сегодня правомерны. Но нам необходимо учиться смотреть на вещи максимально честно и объективно, чтобы находить ошибки и их не повторять (или вовремя исправлять). Нам нужно видеть реальные проблемы, потому что нельзя решить нереальные. И только когда мы сможем разобрать этот «языковой вопрос» беспристрастно, со всех сторон, объективно и честно – мы сможем что-то наконец-то понять, решить и сделать. Иначе – будут постоянные эстафеты на граблях по кругу. А будущее, тем временем, уплывет из наших рук.

Шестой блок:

  1. Важно ли, на каком языке говорить в ГУЛАГе? Желание запрещать и насильно насаждать – это практика большевиков, нацистов и всяких рашистов. Разве «единственно правильное мнение» навязанное большинству «партией» – это не то, про что был СССР, от которого мы ушли? Не про это ли роман «1984»? Не важно, во что обернута диктатура. Если инструментарий одинаков, значит и цель – одна. Градус «комсомольства» пугает, когда касаешься якобы «национальных» вопросов. Сначала одни запрещали других, затем другие запрещают следующих, затем… порочный круг. Или, это как сравнивать Путина с Гитлером, после чего предлагать с улюлюканьем жечь книги (как это делали с украинскими книгами в захваченных территориях российские военные), это нормально? И здесь мы не такие как рашисты, потому что книги-то на русском языке (а значит позволено), да? Как надеяться на светлое будущее, если его начинать с полыхающих на костре книг? Это что за мечтательное мракобесие?

Запреты, насильственное насаждение, деление людей на сорта, цензура, самоцензура и выученная беспомощность, доносы, диктат идеологии – это всё дорога в фашизм, не важно какого сорта и под какой вывеской. Но ничего подобного у нас нет, и не планируется, ведь так?

  1. Мы должны понять, что настоящая культура – не нуждается в том, чтобы доказывать остальным, что она таковая. То же самое и относительно языка. Красота языка – не нуждается в репрессиях. Только фикции нуждаются в призывах к «величию» и насаждению себя насильно всем подряд. Там где нет подлинной культуры – будут всевозможные фальсификации. Недостатки всегда маскируются красочными картинками и пафосными декларациями. Мы ведь это прекрасно понимаем, правда?
  2. Мышление не зависит от языка. Не зависит оно и от этнической, культурной и территориальной принадлежности. Человек не мыслит «языком» или «культурой», подобные теории давно опровергли. И если бы это было правдой, человек не смог бы говорить на нескольких языках, а представитель одной культуры или этноса не смог бы полноценно расти в среде иной культуры или этноса. Любой язык, по факту, является средством коммуникации, но не способом мышления.

Заявления подобные тому, что «человек говорящий на украинском языке – думает как украинец, а значит, и является настоящим украинцем» – не выдерживают научной критики. И вера в это есть губительная ошибка, потому что из-за нее мы пропускаем «волков в овечьей шкуре» в свои умы. Чтобы втереться в доверие – враг заговорит на вашем языке лучше вас.

Нужны примеры? Сколько политиков обманывали избирателей, прикрываясь красивыми «патриотическими» лозунгами? Сколько якобы полярных партий имели общую кассу? Янукович, чтобы стать марионеткой Путина и вечно править здесь – выучил украинский, и что? Сколько предателей говоря на украинском продавались Кремлю? А сколько рожденных в Украине сейчас живут в РФ, поддерживают Путина и даже напрямую участвуют в войне? Были ли наводчики ракет на жилые кварталы, говорящие на украинском языке, в том числе, на западе страны? Если бы язык определял мышление – ничего подобного бы не было, и в принципе не могло существовать. Как не было бы и того, что на войне против РФ погибают украинцы, говорящие на русском языке…

Подводя итог: Проблема в том, что определенные схемы мышления порождают соответствующие решения и как следствие – результаты. И не важно, какой они «национальности» и на каком «языке» говорят.

Это подобно тому, как музыкально генерировать – «российский шансон», а делать вид и всем рассказывать, что играешь «украинский рок», потому что поешь на украинском. К слову, мода на «гоп-культуру», это также элемент внедрения пропаганды РФ в наше пространство (как способ приручения подростков через агрессивное бездумное стадное поведение, в качестве потенциального электората пророссийских кандидатов, заметьте, начиная с 90-х).

Если, к примеру, на «комсомольские» схемы мысли наложить «националистические» формы выражения – мы получим «комсомольский» результат под «националистическим» лозунгом. Если мы сейчас ищем «не таких» украинцев по вопросу «языка», то после того как вся Украина заговорит на украинском языке, начнутся поиски «не такого» украинского языка. Если мы все станем «националистами», начнутся гонения на «не таких» националистов… из этой удавки не будет выхода, но всегда найдется повод, чтобы оправдать свои разрушительные действия красивыми словами. Потому что суть не изменилась. А надо меняться! Иначе мы попадаем в ситуацию, когда условный «Хмара» пишет донос на условного «Грицака»… «здравствуй сталинизм» или мне это просто снится?

Седьмой блок:

  1. На что мы надеемся, если не поддерживаем тех, кто поддержал нас в час войны? Что будет, если к нам отнесутся так же, как мы отнеслись к ним? Откуда могут взяться разговоры о «не таких» украинцах, которые пострадали от полномасштабного вторжения, из-за того, что они не особо говорят на украинском языке, хотя и являются гражданами Украины? Ужас войны, твой дом разрушен, твои знакомые и родственники возможно ранены или погибли, большинство пошло защищать страну… но почему-то найдутся те (обычно, в далеком тылу), кто упрекнут их в том, что они «не такие» или вообще, что война началась «из-за них». Вы были на их месте? Вы сделали больше, чем они? Вы приняли первыми удар и не сдались? Нет? Тогда быть может лучше помолчать и помочь?
  2. История про «творог» как мем-отражение ситуации. Не верится, что подобное может происходить, еще и на видео в медиа пространстве. Чего хотят добиться те, кто ставит себя по ту сторону прилавка с гуманитарной помощью, и, выбирая – кому давать или не давать что-то там по языковому признаку? Это что, и есть та самая «украинизация»? Или в чем смысл? Чтобы оскорбленные и отвергнутые, убежавшие от войны – не заграницу, а в другую часть своей же страны, в следующий раз, от безвыходности, они – присоединились к тем, кто не будет их, хотя бы на словах, отсортировывать как «существ» и пообещает прийти за своим «куском творога»? Хватит ли у части Украины сил отстоять свою свободу, если это едва удается делать всей страной? Нет? Тогда в чем цель? Это точно любовь к Украине или хитрый план в угоду врагу по развалу страны на части, с последующим ее захватом?

Для справки: в украинском языке есть слово «тваріг», которое обозначает тот самый белый сыр, впрочем, как есть слово «творог» в польском языке. Как так получилось, а? Почему промолчали те, кто это знал? Испугались? Или компетенции не хватило?

  1. Признаюсь, последней каплей в «вопросе языка» стало видео про «ментальных трансвеститов» (подразумеваются «русскоговорящие украинцы») от товарища, который в первые дни войны, как говорят, бесстрашно сбежал за границу. Неужели мы не понимаем, что это уже – полет над пропастью в бреду? Неужели кто-то верит, что в Евросоюзе подобные вещи вызовут аплодисменты? Мы какие ценности вообще обещаем отстаивать? За что нам помогает Запад?

И самое страшное… Как можно нести подобную озлобленную ахинею, когда на фронте очень много военных ВСУ говорит на русском языке? И это легко проверить, и если не напрямую или не через знакомых, стоит посмотреть живые записи не «марафона ТВ», а с места событий – где военные, а с ними – врачи, спасатели, пострадавшие – в большинстве своем говорят на русском языке. И это, та правда, как оно есть. Исключительно ради иллюстрации сказанному, можно начать с видео героя Украины с позывным «Хижак» (и посмотреть его интервью, где он говорит на русском языке). Или интервью с бойцом ВСУ с позывным «Хук». Или… На самом деле, подобных видео – колоссальное множество. По правде говоря, я бы не хотел здесь упоминать кого-то отдельно, потому что все в ВСУ – делают свою сложную работу вместе. Поэтому, приношу за это извинения.

И это, не говоря о ситуации с гражданскими. Посчитать процент будет не сложно. Вы реально хотите «поднимать статистику», чтобы… показать процент «не таких» воюющих украинцев и физически пострадавших от войны? А если их окажется большинство, что тогда, куда перевесит чаша весов? Оно нам точно надо?

Как можно додуматься, говорить о «не настоящих украинцах», когда военные, без разделения по какому-либо признаку, – сражаются как одна семья за каждого из нас, гибнут на фронте за Украину? Быть может, им стоит бросить оружие и сначала пойти на курсы украинского языка где-нибудь в далеком тылу? Ведь как могут «не настоящие» украинцы защищать ценой своей жизни Украину? Такова логика, да? Или замысел иной – пусть они там гибнут, а мы тут… свои дела провернем, или как? Что у некоторых из нас с разумом и совестью?

А что будет, когда они вернутся после победы на гражданку? Понравится им такое отношение? Как они оценят происходящее?

Украинский военный смотрит в глаза смерти и говорит «Слава Украине!» на русском языке, и становится одним из символов героизма этой войны

Подводя итог: Неужели не все видят, что сейчас речь идет о выживании Украины и ее будущем, а не о каких-то там наших желаниях и мнениях? Почему столько людей находят себя в несущественном, а существенное отбрасывают? Где и когда мы потерялись? Найдем ли путь домой? Сможем ли преодолеть затаенные обиды и мелочные распри? Почему даже перед лицом уничтожения мы не хотим отбросить то, что мешает реализовать шанс на лучшее? Одна попытка на миллион. Неужели вы не чувствуете вдохновение этого особого момента?

Добавить комментарий