“Рептилоиды в степях Украины” – либерализм устарел лет на 200

0
436

О да! Кущ – против Поперешнюка, Амелина и других пропагандистов либерализма 🙂
Зачетный пост! И метафоры соответствующие! 🥇
Он пишет о том, что либерализм устарел лет на 200. А неолибералов называет “сектой”. Что ж – браво. Полный пост в его ТГ-канале и на фейсбуке (наверное), где я забанен.

“Рептилоиды в степях Украины”

В Украине формируется ряд псевдоинтеллектуальных сект, которые пытаются реализовать свои вредоносные идеи в экономике, например, пропагандируя “уменьшение государства”, “частные армии и полицию”, при чем, в условиях полномасштабной войны РФ против Украины.

Можно себе только представить последствия, если бы Рузвельт и Черчилль во время Второй мировой войны начали “сокращать государство”, снижать дефицит бюджета, минимизировать госрасходы на войну, а система безопасности формировалась бы по принципу – “сколько бизнес захотел оплатить услуг по безопасности, столько и будет и ни центом больше”.

На мой взгляд, самый большой подарок Путину – это приход в Украине к власти группы “псевдолибертарианцев”. В таком случае, Украина гарантированно проиграла бы за считанные дни.

Гибрид смыслов в нашей стране – это псевдолибералы с портретом Бандеры на футболке, которые при встрече говорят “Украина превыше всего”, а в фейсбуке пишут о “государстве – раковой опухоли”.

Можно себе только представить последствия, если бы Рузвельт и Черчилль во время Второй мировой войны начали “сокращать государство”, снижать дефицит бюджета, минимизировать госрасходы на войну, а система безопасности формировалась бы по принципу – “сколько бизнес захотел оплатить услуг по безопасности, столько и будет и ни центом больше”.

На мой взгляд, самый большой подарок Путину – это приход в Украине к власти группы “псевдолибертарианцев”. В таком случае, Украина гарантированно проиграла бы за считанные дни.

Гибрид смыслов в нашей стране – это псевдолибералы с портретом Бандеры на футболке, которые при встрече говорят “Украина превыше всего”, а в фейсбуке пишут о “государстве – раковой опухоли”.

И это было правильно и логично.

А в Украине реализацию формата “Дикого Запада” в ближайшие десятилетия будет сдерживать демографическая структура населения: 10 млн пенсионеров, несколько миллионов инвалидов и ветеранов, пять миллионов детей. Из оставшихся 25-27 млн человек.

Это уже не Дикий Запад с преобладанием молодежи и не Дикий Восток, где люди не доживали до старости. Это наше время, Украина 2020-2050.

Примерно такая же секта “ультрас” сформировалась и в Украине, только вместо “плавучих островов”, они собираются плавать на “подводной лодке в степях Украины”, читая лекции о “Новом Диком Западе”.

Хотя предпочитают пока это делать в уютных офисах Киева, а не на реальном “диком” пространстве, где-нибудь на востоке или юге страны.

Саму историю вопроса становления либерализма можно изучить в книге американского историка Квина Слободяна “Глобалисты – конец империи и рождение неолиберализма”.

Неолиберализм – это не догмат свободы и рука рынка Адама Смита.

В этом, заключено глубочайшее заблуждение некоторых поверхностных адептов этого учения.

Неолиберал готов наступать на свободу человека, если она не подкреплена личной “монетизацией”.

Неолиберализм органично монтируется в теории социального расизма, дискурсе “о некачественных детях”, идеях ограничить право голоса для тех, кто не платит налоги или об отмене пенсий.

Неолиберализм – это смысловая пропасть между 15%, которые зарабатывают свой капитал на остальных 85% населения, отказывая последним в солидарности, хотя без 85% потребителей не было бы никакого успеха 15%.

Простой пример – если бы миллионы простых украинцев не покупали услуги Новой почты, не было бы личного успеха ее учредителей.

Вот так, коллективное действие (совокупный спрос) рождает индивидуальный успех.

Понимание этого закона приводит к солидарной модели общества, а непонимание – к ультралиберальной, сектантской идеологии.

Данная пропорция (15/85) называется “моделью рыночной игры” и выходит из известного соотношения Парето.

Неолиберализм – это и система внешних и внутренних “подпорок” рынка в интересах 15%. И в этом, он еще более сильный враг либертарианства, чем протекционизм, так как он готов отдать свое государство на внешний “аутсорс”.

Неолиберализм непримиримый враг “Нового курса” Рузвельта, экономического национализма и теории общества медианных доходов или всеобщего благосостояния (welfare state). Он против доместикации производств.

Ключевой момент – создание “двойного правительства”, официального, для выполнения церемониальных функций и реального, в виде “монетизированных групп” влияния.

Вспомните такого премьера как Гончарука, который своей главной задачей ставил снижение институциональной роли Кабмина и низведению его до уровня сервисной службы, консьержа для бизнеса.

Это происходило за два года до начала полномасштабной войны.

“Коронованный юрист третьего рейха” Карл Шмит, автор “звездочек” для евреев, тоже был если и не неолибералом в прямом смысле, то кладезем для их идей, например Хайека.

Шмит определил две формы управления миром: империум – власть управляет людьми и доминиум – люди управляют активами (финансовыми и материальными) и через них контролируют общество.

В первом случае демократия возвожна, во втором – нет.

В идеале, согласно неолиберальной доктрины Вильгельма Репке, государственный суверенитет должен быть ограничен, о том же – у Поппера.

Механизм поглощения “империума” в интересах “доминиума” – это система международного права, которое устанавливает примат над национальным суверенитетом.

В этом заключается и главный политический парадокс наших правящих политических сил – праворадикальных по форме и неолиберальных по сути декларируемых реформ.

Рёпке выступал против “фискального социализма” Кейнса и не верил в возможность монетарного стимулирования экономики, полагая главной целью центрального банка – борьбу с инфляцией.

Это же сейчас делает и НБУ, забирая деньги у банков на свои депозитные сертификаты под 20% (для борьбы с инфляцией), вместо того, чтобы направить их на развитие экономики.

Как рафинированный неолиберал, Репке поддерживал режим апартеида в ЮАР, так как именно в этих моделях максимально реализовывались идеи “монетизации” 15% населения и ограничений для остальных 85% – “не таких детей”, которые “садятся на публичные средства”.

Стратегическая цель неолиберализма – оградить 15% от демократических процедур, превратив выборы в фикцию или медийный фарс.

Инструмент достижения указанной выше стратагемы – деполитизированное правительство так называемых “технократов”, полностью изолированное от демократических механизмов контроля и влияния.

Это почти реализованная реальность в Украине, при чем у нас охват намного шире: имеем не только “технократическое” правительство, где практически нет представителей правящей партии, но “технократические” наблюдательные советы и правления госкомпаний и “технократический” Нацбанк.

Нынешняя экономическая модель в Украине – это почти сформированный продукт политического неолиберализма 21 века.

Это вовсе не значит, что эта модель проводит либеральную политику. Это значит, что она действует в интересах максимум 5% населения.

Ее еще мождно назвать как “либеральный олигархизм”, когда свобода предпринимательства обеспечивается не законами, а политическим лоббизмом и сама свобода превращается в принцип: “мне все, остальным – жесткие правила”.

Свобода в таком формате, циркулирует лишь в верхушке общества.

Не очень удачная модель, кстати как и любой прототип. Полигон политических и медийных технологий. Большая белая лабораторная мышь.

В этой реальности, есть и часть “верхнего дециля” общества, которая пока не при власти. Свой путьнаверх эти люди прокладывают с помощью “ультрарадикального дискурса”.

Но спросите у них, если вы против государства, зачем боретесь за власть?

Их обслуживают псевдоинтеллектуальные наймиты, издающие за деньги своих спонсоров “книжицы” с отсутствующей семантикой, где форма подменяет смысл, а манипуляции направлены на одурманивание простых людей, которые свято верят, что вступив в эту секту, они присоединятся к “верхним 5%”.

Да нет, быть им внизу, вместе с остальными 85%, зато они будут “свободны”, но не в прямом, а в переносном смысле этого слова.

И риск для нас в том, что подобные лжелибералы и их денежные мешки приведут к тому, что слово “либерал” станет в Украине ругательным, как это произошло в современной Чили.

Алексей Кущ

Добавить комментарий