Капиталистическая идеология принимает форму жесткого цинизма

0
482

Капитализм предстает своего рода пост-идеологической структурой. Оно сделало все остальные идеологии устаревшими и превратило их в нечто, чего следует избегать любой ценой, — во что-то злое. С распадом Советского Союза пала последняя альтернатива, и с тех пор безраздельно воцарился капитализм, свободный от любой видимости выбора. Мы продолжаем говорить себе, что да, хотя капитализм и не идеален, он все же лучший вариант. Могло быть намного хуже. Мы могли бы жить в авторитарной диктатуре или, что еще хуже, в коммунистической системе. Представляя все альтернативы либо как зло (социализм, коммунизм), либо как утопические и наивные (анархизм, коммунализм), капитализм зарекомендовал себя как статус по умолчанию. Не просто один из вариантов, а единственный. При этом само слово потеряло всякий смысл.

Капиталистическая идеология принимает форму жесткого цинизма, как пишет словенский философ и теоретик культуры Славой Жижек. Он издевается над самой концепцией идеологии, структурируя нашу социальную реальность до беспрецедентной степени. Таким образом, убеждения и ценности уступили место циничной дистанции и тревожному уровню апатии. Да, капитализм плох, да, неравенство хуже, чем когда-либо, да, наша жизнь проходит в труде для удовлетворения насущных потребностей и чужой выгоды, да, мы отдалились друг от друга и потеряли связь с природой, да, нищета и голод распространены больше, чем когда-либо, да, наши экосистемы дают сбой, и мы находимся на грани краха, но, по крайней мере, мы не коммунисты. Могло быть и хуже, верно? Представьте, что вы живете в Северной Корее или Иране, о боже.


Социализм против капитализма – ненавижу, когда люди делают такое сравнение, потому что оно неточное; всегда есть другое слово, связанное с социализмом или коммунизмом (например, «диктатура»), которое делает его отвратительным, но люди смешивают эти два понятия и никогда не задумываются над этим. социализм/коммунизм — это слова, описывающие экономическое состояние бытия, тогда как авторитарный/диктаторский описывает рода лидера — две совершенно разные вещи.

Добавить комментарий