Власть крадет землю украинцев, как когда-то в Римской империи

0
102

История повторяется там, где ее не помнят.

Если взять Римскую империю в качестве примера, в 1-2 веках до нашей эры там было множество ветеранов, вернувшиеся из 10-летних кампаний буквально ни с чем и жившие в крайней нищете на улицах, потому что богатые сенаторы и патриции украли их землю.

Тиберий Семпроний Гракх пытался воссоздать сильное крестьянство как основу боеспособности Рима: «… у множества римлян нет ни отчего алтаря, ни гробниц предков, а они сражаются и умирают за чужую роскошь, чужое богатство. Их называют владыками мира, а они не имеют и клочка земли».

На рубеже II и I вв. до н.э. в Риме сложился институт частной собственности на землю. Ее можно было сдавать в аренду, продавать, наследовать и т.д. Росли крупные землевладения, бедняки разорялись. «Аграрную риторику» — возможность реализации Leges agraria — использовали, чтобы завоевать популярность и привлечь сторонников. Противоречия выливались в гражданские войны — сначала между Марием и Суллой, затем — Помпеем и Цезарем. После победы Цезарь ввел де-факто монархическое правление. Республика в Риме исчезла, уступив место империи.


Первый Lex agraria был принят в 486 году до н.э. Его роль в истории Рима была колоссальна: попытки реализации такого закона  погубили республику. Никколо Макиавелли в своих «Рассуждениях к первой декаде Тита Ливия» утверждал, что из-за аграрных законов знать окончательно рассорилась с беднотой, после чего подлинное единство страны стало невозможно. Попробуем проследить, как «мертвое» правило привело к совсем не тем последствиям, на которые было рассчитано.

Закон, также известный как Lex Cassia agraria, был принят через двадцать три года после изгнания царей из Рима, на самой заре республики. В то время римляне вели постоянные войны с окружавшими их племенами – латинами, вольсками, герниками. Стычки с соседями сопровождались постоянной борьбой внутри римского общества – между патрициями и плебеями. В 494 г. до н.э. плебеи покинули город, уйдя на соседнюю гору, впоследствии это назвали сецессией. Опасаясь, что Рим остается без сильного войска, патриции пошли на уступки. Плебеям позволили избирать свои магистраты – народных трибунов и плебейских эдилов.

Кассий Висцеллин, инициатор принятия первого аграрного закона, впервые стал консулом как раз во время сецессии. Lex Cassia (названный так в его честь) пообещал плебеям половину территорий, недавно захваченных у соседнего племени герников. «К этому дару прибавлял он часть общественных земель, которыми завладели…частные лица», – подчеркивал Тит Ливий.

Аграрный закон предусматривал перераспределение новых земель в пользу плебеев. В то время римляне не владели этой землей на правах собственника: ager publicus («общее поле») становилось собственностью гражданской общины. Богатые граждане пользовались этой землей, передавали ее по наследству, но подразумевалось, что Рим всегда может потребовать землю обратно. И посредством закона именно эти участки пытались вернуть, что вызвало недовольство среди патрициев, формировавших Сенат.

Cенаторы вроде бы попытались реализовать закон. Они вынесли определение (senatus consultum) о создании комиссии, которая должна была отделить ager publicus от ager privatus, обратив первый в наделы и предоставив в пользование за оброк римским гражданам. Но процесс был остановлен: патриции лишь создавали иллюзию деятельности, тянули время.Они добились того, чтобы Кассия Висцеллина не переизбрали на должность консула. Через год после принятия закона он был убит.

В дальнейшем аграрный закон так и не достиг своей цели сплотить республику Рима, поощрить в ней добродетели равенства и умеренности. Ведь, по сути, он не был реализован. Это усугубило неравенство и укрепило, по Макиавелли, позиции знати, которая протестовала при всяком упоминании Lex agraria. Всякие же попытки придать силу закону приводили к гражданскому противостоянию, разрушавшему единство общины.

Началась затяжная борьба плебеев за свое право, провозглашенное омертвевшим Lex Cassia. Почти через сто двадцать лет после его появления принимается аграрный закон Лициния – Секстия (368-367 годы до н.э.). Он ограничивал право крупных владельцев «общего поля»,  максимальный размер надела не мог превышать 500 югеров; югер — это участок, который можно было вспахать парой (jugo) волов за один день (примерно 2518,2 кв. метров).

Данные ограничения, однако, не соблюдались. Вызванное этим недовольство усиливалось растущей бедностью и отсутствием работы. Долгие войны с Карфагеном разорили свободных общинников Рима. Приток новых рабов из Северной Африки вытеснил на обочину римских наймитов. Землевладельцы предпочитал даровую силу труду бедняков.

Апогеем «аграрного» противостояния патрициев и плебеев стали реформы плебейских трибунов — сначала Тиберия Гракха, затем его брата Гая.

Тиберий Семпроний Гракх пытался воссоздать сильное крестьянство как основу боеспособности Рима: «… у множества римлян нет ни отчего алтаря, ни гробниц предков, а они сражаются и умирают за чужую роскошь, чужое богатство. Их называют владыками мира, а они не имеют и клочка земли».

В 133 году до н.э. по инициативе Тиберия Гракха был принят Lex Sempronia agraria. Он подтверждал действие закона Лициния–Секстия об ограничении максимального надела 500 югерами. Все, что превышает этот размер, подлежало возвращению во владение гражданской общине Рима. Из этих излишков нарезались участки (примерно в 30 югеров), которые необходимо было раздать бедным гражданам в наследственную аренду без права продажи.

Реализации нового закона опять помешали патриции. В 121 году до н.э. Тиберий Гракх был убит. Дело продолжил его брат Гай. Он даже реформировал Сенат, увеличив его число с трехсот до шестисот, чтобы уменьшить роль патрициев, но был побежден.

Гракх попытался и другим способом реализовать старый Lex Cassia. Он позволял наделять римских граждан землей за счет завоеванных территорий. Колонии римлян начали создаваться в «провинциях» (т.е. покоренных землях). Была основана первая внеиталийская колония – в Северной Африке, на месте разрушенного и проклятого Карфагена. Отношение к этим колониям было неоднозначным. Тит Ливий писал, что многие граждане предпочитали жить без земли в Риме, чем иметь участок в колонии.

C 121 до 107 гг. до н.э. было принято три аграрных закона, нейтрализовавших реформы Гракхов. Первый закон разрешал куплю-продажу «спорных участков», второй — прекращал переделы земли, впервые упоминая о domini в значении «частные собственники земли» (см. здесь), третий — отменял выплаты за земельные участки в пользу Рима, подчеркивая право собственника на землю.

На рубеже II и I вв. до н.э. в Риме сложился институт частной собственности на землю.Ее можно было сдавать в аренду, продавать, наследовать и т.д. Росли крупные землевладения, бедняки разорялись. «Аграрную риторику» — возможность реализации Leges agraria — использовали, чтобы завоевать популярность и привлечь сторонников. Противоречия выливались в гражданские войны — сначала между Марием и Суллой, затем — Помпеем и Цезарем. После победы Цезарь ввел де-факто монархическое правление. Республика в Риме исчезла, уступив место империи.

Добавить комментарий