Украина возобновила приватизацию в военное время. Предприятия снова уходят к олигархам за копейки

Новая статья Михала Козака, корреспондента Польши в Украине. О том, как полякам видится украинский экономический абсурд: разграбление оставшейся госсобственности в военное время.

0
374

Пока рядовые украинцы защищают свою страну от российского вторжения на передовой, за их спинами политики и местные олигархи торгуют остатками государственной собственности. Лакомые куски, такие как винокурни и пекарни, продаются за копейки.

В конце августа премьер-министр Украины Денис Шмыгаль объявил о возобновлении приватизации украинского государственного имущества, приостановленной из-за начала войны. Через три месяца после формального старта процесса видно, что он снова превратился в процесс, известный в Украине как захват госпредприятий “любими друзями” за бесценок.

С молотка ушли сотни мелких предприятий и коммунальных объектов, в том числе и настоящие лакомые куски – спиртзаводы и государственные хлебозаводы. Последние с абсурдным объяснением, что это очень хорошо, что они перейдут в частные руки, потому что во время войны они имеют особое значение – обеспечивают хлебом бедные слои населения.

Шкура вычинки не стоит

За приватизацию отвечает Фонд государственного имущества Украины (ФДМУ). Там не скрывают, что за решением продать все, что можно продать во время войны, стоит идеологическое нежелание государства как собственника средств производства – даже в тех сферах, от которых во время войны зависят базовые потребности украинцев. 

“Частный собственник всегда лучше государственного управляющего”, — рассуждает в своем блоге замглавы ФДУ Ольга Батова, фактически признавая свою некомпетентность. Почему? Потому что именно ФДМУ назначает руководящий состав государственных компаний, и в его обязанности входит обеспечение того, чтобы государственными компаниями управляли честные профессионалы.

До конца года ФДМУ планирует получить за выставленное на продажу госимущество 600 миллионов гривен или 15 миллионов долларов. Потребности Украины, связанные с войной, оцениваются в 4 миллиарда долларов в месяц. Таким образом, ожидаемой выручки хватит, чтобы покрыть потребности страны всего на 3 часа.

В ​​этой ситуации слова вице-премьер-министра, министра экономики Украины Ольги Свиридовой, которая подытожила первую операцию военного времени, звучат как сарказм: “Полученные средства укрепят бюджет и пойдут, в частности, на нужды Вооруженных Сил Украины”.

Волонтеры уже сегодня собирают на нужды армии больше за несколько дней, чем правительство хочет получить от продажи оставшейся государственной собственности.

Обанкротить и продать

Еще до того, как правительство объявило о возобновлении приватизации, украинские СМИ встревожили все участившиеся случаи целенаправленных действий менеджеров госкомпаний, которые привели их на грань банкротства.

История государственной пекарни Николаевского хлебозавода №1 – яркий пример как это делается. Несмотря на войну, дела у предприятия шли хорошо, доход обеспечивало участие в финансируемой ООН программе по раздаче бесплатного хлеба беженцам войны и малоимущим. В сентябре завершился первый этап программы, и чтобы иметь возможность продолжить, нужно было только повторно подать документы. Руководство завода об этом «забыло». В результате предприятие в одночасье осталась без главного подрядчика. Заказы быстро приняла частная пекарня из Киева, принадлежащая бывшему депутату от Партии регионов Александру Супруненко.

«Несчастный случай на производстве» совпал с объявлением ФДМУ о том, что государственные пекарни будут включены в список предприятий, подлежащих продаже. Теперь, вероятно, в рамках «спасения убыточной госкомпании» завод перейдет в частные руки. А как фактический банкрот – за очень скромную сумму.

Были также приняты меры для того, чтобы затруднить участие других инвесторов в приватизационных торгах. Время между публикацией объявления о продаже и торгами сократилось всего до двух месяцев. Фонд рассматривает это изменение как позитивный шаг. Допустим, однако, не стоит забывать что речь идет о стране в которой идет война и каждый день гибнут люди, падают российские ракеты и снаряды. Инвестор из Польши, другой страны ЕС или даже из другого региона Украины не имеет возможности приехать и посмотреть выставленный на продажу завод и ознакомиться с документацией. Такие сделки заключаются в мирное время, а не под грохот взрывов, прорывая боевые блокпосты, расставленные на дорогах, и бегая то и дело в убежище во время очередной воздушной тревоги. Большинство из тех, кто потенциально заинтересован, никогда туда не попадут.

Сумма залога, вносимая заинтересованными в аукционе участниками, также была удвоена. Это дополнительно увеличивает риск инвесторов, которым приходится платить гораздо больше за «покупку кота в мешке», к тому же не будучи уверенными в том, что – если они не выиграют аукцион – уплаченные деньги будут им возвращены в разумные сроки. И вернутся ли вообще?

В таких условиях о конкуренции всерьез говорить нельзя. Так что в кругу интересующихся остаются только местные «толстосумы».

От парламента до винокурни

Кому на самом деле выгодно возобновление и проведение приватизации во время войны, показывает пример мариловского спиртзавода в Тернопольской области на западе Украины. В 2018 году предприятие было модернизировано за счет государственных средств. Теперь его захватила компания депутата Сергея Лабазюка от фракции “За будущее”. В него вошли политики-сироты, связанные с командой бывшего президента Виктора Януковича и представители местных властей. «За будущее», как неоднократно сообщали украинские СМИ, лоббирует интересы олигарха Игоря Коломойского в украинском парламенте.

У самого Лабазюка богатое политическое портфолио. В январе 2014 года помогал режиму Януковича в подавлении протестов украинцев, проголосовав за законы, лишающие граждан практически всех прав. Пакет законов получил название «диктаторских законов». Организация «Чесно», отслеживающая деятельность украинских политиков, зафиксировала несколько коррупционных скандалов с участием Лабазюка, в том числе только что начатое приватизационное производство. Сейчас, пока на фронте воюют другие граждане, политик приобрел еще одно госпредприятие.

Приватизация — горький наркотик

Сторонники приватизации в Украине утверждают, что она сделает проданные предприятия эффективными. Однако как это будет сделано, пока остается загадкой.

Перед войной Украина была в группе стран с самой низкой долей госсобственности в экономике – на тот момент она оценивалась примерно в 9 процентов. Однако передача украинского государственного сектора в частные руки в последние десятилетия никак не отразилась на эффективности приватизированных компаний и экономики в целом. Как выясняется, украинский частный сектор может быть как минимум столь же неэффективным, как и государственный, а приватизация не является «лекарством от всех зол». Катастрофические результаты украинской экономики – лучшее тому доказательство.

Есть огромный риск, что волна “военной приватизации” в Украине состоится в обычном формате – после того, как главные игроки, олигархи, съедят самые жирные куски госсектора, кучка привилегированных низов подберет то, что осталось от барского стола – крохи.

И никакой реальной пользы для государства, защищающегося от российского вторжения, по итогу, не будет.

Добавить комментарий