ЭФФЕКТИВНОСТЬ И УСТОЙЧИВОСТЬ в экономических системах (на примере Китая и Alibaba)

0
186

Это большая потеря, что книги Лиетара Бернара отсутствуют в переводе. Потеря для экологов, социологов и экономистов! В своих блестящих работах он объясняет кризисные явления, происходящие сегодня в мире, основываясь на принципах, существующих в устойчивых природных экосистемах, простыми словами объясняя почему мы оказались в экономическим и экологическом тупике.

Сегодняшняя пандемия пока лишь пошатнула казавшиеся незыблемыми принципы глобализации и капиталистического устройства, обрушив в кризис целые государства, еще недавно считавшиеся “развитыми и цивилизованными” и оголив все их недостатки. Глобальная продовольственная система, глобальные цепочки поставок, банковские и финансовые системы, государственные структуры – все это стоит на зыбком основании и угрожает обрушится со дня на день. Закрывать глаза на этот системный кризис, притворяясь что ничего не происходит, уже просто глупо.

Причиной стала система, спроектированная для максимизации прибыли и эффективности в интересах “частного собственника”, в ущерб коллективного, общественного интереса – устойчивости и разнообразия.

Вот глава из его книги “Деньги и устойчивость” (Money and sustainability), где он блестяще описывает принципы устойчивости сложных систем. Давая ответ – почему абсурдны прогнозы футурологов об исчезновении государств и возникновении супергородов. Почему агрохолдинги вреднее малого фермерства. Почему надо не уничтожать, а поддерживать ФОПов и малый бизнес, а искусственные монополии и гигантские конгломераты – решительно разукрупнять, цепочки поставок – диверсифицировать, в независимости от жадности “эффективных” частных собственников и их лоббистов. Все это катастрофически НЕУСТОЙЧИВО. Т.е. нежизнеспособно.

Лиетар Бернар пишет о том, что … “проблемы возникли, когда сторонники ньютоновской механики наложили эти принципы на экономику. Парадигма традиционной экономики – с уже знакомыми взглядами на механику «рациональных субъектов» и надежное самоограничение теории общего равновесия.” На самом же деле – ТАК ЭТО НЕ РАБОТАЕТ.


Достижения последних десятилетий в ряде областей – от теории систем, теории сложности и теории информации для изучения природных экосистем и того, что делает их устойчивыми, способствовали появлению новой теоретической платформы для экономики. Эта интегративная, эмпирически обоснованная модель уподобляет экономику сложным, адаптивным, живым системам, в которых непрерывно текут материя, энергия и информация.

Этот новый подход дает краткое объяснение того, почему нам нужно использовать новые инструменты для понимания денежно-кредитной и экономической динамики, как они фактически проявляются в реальном мире. В этом подходе
сложные системы, такие как экосистемы, живые организмы и экономика – всё рассматривается как потоки материи, энергии и информации.

Десятилетия изучения природных экосистем привели к сложному математическому пониманию как сетевая структура влияет на долгосрочную жизнеспособность экосистемы. Ключевым здесь является баланс между эффективностью и устойчивостью.

Эффективность, также называемая “производительностью”, измеряет способность системы обрабатывать протекающие через нее объемы материи, энергии и информации. Устойчивость измеряет способность системы восстанавливаться после нарушения, атаки или изменения окружающей обстановки. Имея эти определения, можно точно количественно оценить устойчивость сложных потоковых систем с использованием единой метрики.


Сегодня известно, что долгосрочная устойчивость в реальных сетях сложного взаимодействия, таких как экосистемы, зависит от правильного баланса между двумя противоположными требованиями – эффективностью и устойчивостью.

Эффективность в сложной сети определяется как способность сети обрабатывать объемы всего, что через нее протекает организованным и упорядоченным образом, при сохранении целостности с течением времени.

Устойчивость – это способность той же сети к восстановлению, а именно – способность просто и безопасно отступить к резервным позициям, которые обеспечат доступ к разнообразным опциям удовлетворения потребностей в случае непредвиденных обстоятельств и возможность порождать инновации для постоянного развития и эволюции.

В общем смысле устойчивость системы повышается за счет большего разнообразия и большего количества путей (или связей), расширяющих каналы взаимодействия, к которым можно обратиться в трудные времена.

Разнообразие и связи также играют важную роль в эффективности пропускной способности, но в противоположном направлении: эффективность увеличивается по мере уменьшения разнообразия и взаимосвязей. По мере того как потоковая система становится более эффективной, она имеет тенденцию создавать своего рода самоподдерживающийся импульс (технически называемый «Автокатализ»), который устраняет разнообразие, постепенно оптимизируя процесс. Все более эффективные системы, как правило, становятся более направленными, менее разнообразными и, следовательно, более хрупкими.

Смысл здесь глубокий и имеет далеко идущие последствия для всех сложных потоковых систем, включая нашу мировую экономику. Поскольку устойчивость и эффективность важны, но тянут в противоположных направлениях, природа стремится выбрать те системы, которые имеют оптимальный баланс обоих. Точный баланс зависит от системы. Поэтому предлагаем рабочее определение “устойчивости” как оптимальный баланс между эффективностью и устойчивостью.

Для любой сложной потоковой системы важно быть не только эффективно организованной, но и способной противостоять изменениям в окружающей среде, будь то засуха или болезнь в естественной экосистеме или спады в экономике.

Всего две структурные переменные определяют степень эффективности и устойчивости в любой сложной системе. Первый – разнообразие: наличие разных типов агентов, действующих как узлы в сети. Второй – это наличие взаимосвязей, которое измеряет количество путей между данными агентами. Разнообразие
и взаимосвязи играют ключевую роль в эффективности и отказоустойчивости любой сложной системы, но в противоположных направлениях.

При прочих равных, устойчивость системы повышается за счет большего разнообразия и связей, поскольку они предоставляют больше агентов и каналов, к которым можно прибегнуть во время проблем или кризисов.

Эффективность, с другой стороны, увеличивается за счет оптимизации, которая обычно подразумевает сокращение разнообразия и взаимосвязей. Динамическое сочетание эффективности и устойчивости имеет решающее значение для долгосрочной жизнеспособности системы, оптимальная устойчивость которой требует баланса между этими двумя полюсами.

Например, хищное животное может питаться различными видами животных или зависеть только от одного вида. В последнем случае этот хищник, вероятно, будет более эффективен как охотник на нужный ему корм, но ему будет сложно адаптироваться, если этого уникального корма вдруг станет недостаточно. Следовательно, система пропитания этого хищника хотя и эффективна, но не очень устойчива и он рискует погибнуть при наступлении неблагоприятных изменений в окружающей среде.

Здоровые экосистемы сохраняют свое разнообразие и число внутренних связей в определенном сбалансированном диапазоне.

Это связано с тем, что чрезмерно эффективные потоковые системы становятся слишком хрупкими, при этом один небольшой разрыв в цепочках может привести к разрушению всей системы. С другой стороны, сильно разнообразные
и диверсифицированные сети, как правило, деградируют – энергия, ресурсы и информация в таких сетях блуждают по извилистым тропинкам, ведущим в никуда.

Подчеркнем, что взаимосвязь между эффективностью и устойчивостью, роль структурных переменных, таких как разнообразие и взаимосвязанность, а также «окно жизнеспособности» – ключевые требования не только природных природных экосистем, но и любой сложной системы.

Один из ярких примеров того, что может произойти, когда эффективность заходит слишком далеко – глобальные цепочки поставок, которые оказались неспособными справиться с последствиями японской катастрофы 2011 г., например, когда пострадали две пострадавшие японские компании охватывали 90 процентов рынка смолы, используемой для крепления частей микрочипов, которые входят в состав всех смартфонов. (Другой пример – пандемия. Прим. переводчика)

Эти принципы имеют прямое отношение к современной денежно-кредитной и банковской парадигмам, а также к кредитной истории, которая скрипит и разваливается последние несколько лет…

Физика потоковых сетей также объясняет, почему чрезмерно большие и эффективные организации могут привести к краху всю систему. По сути, такие организации в сети «конкурируют» с более мелкими организациями за ресурсы, привлекая для себя больше энергии, информации и ресурсов и оставляя все меньше для мелких участников. Это в результате приводит к тому, что крупные организации становятся еще крупнее, а мелкие – вымирают, в точности как указывает классическая теория «созидательного разрушения» Шумпетера.

К сожалению, уничтожение большого количества малых организаций снижает устойчивость, увеличивает нестабильность и постоянно перемещает всю систему в сторону коллапса (т.е. устойчивость = 0). Примеры: крупные, ничем не ограниченные хищники, поглощая всю кормовую базу, разрушают экосистему; монополии в торговле, которые разоряют так много мелких конкурентов, что цикл положительной обратной связи «Чем больше у вас есть, тем больше вы получаете» заканчивается тем, что «победитель получает все».

Экономически это может привести к «пузырям» богатства, парящим над слабой, распотрошенной реальной экономикой. Этот закон природы объясняет, почему так важны антимонопольные законы.

В заключение: «Жизнь стремится к оптимизации, а не к максимизации. Максимизация – это еще одно определение пристрастия и зависимости. На самом деле, в реальном мире все сетевые системы, соответствующие природным, работают вокруг оптимальной точки, в определенном диапазоне, называемом «окном жизнеспособности», которое находится по обе стороны от этого оптимума.

Деньги, эффективность и устойчивость

Деньги, кодифицированное соглашение, циркулирующее в нашей глобальной экономической сети, сохраняются как монополия на единственный вид банковского долга, фиатной валюты, приносящей проценты. Техническое обоснование
этой монополии заключается в оптимизации эффективности ценообразования и обменов на национальном и международном рынках. Существуют обширные правовые и регулирующие механизмы для обеспечения и поддержания этой монополии, в основном за счет требований, что только национальные валюты приемлемы в качестве законного платежного средства для уплаты налогов.

Текущая денежная парадигма фактически эквивалентна планетарной экосистеме, где существует и искусственно поддерживается только один тип растения или животного, а любое разнообразие искореняется как недопустимый конкурент, потому что это снижает эффективность системы в целом.  Но при таком сценарии возможен только один конечный результат – крах системы в целом.

Лиетар Бернар, “New Money for a new World”, “Money and sustainability”


Китайские власти продолжают наступать на империю миллиардера Джека Ма

В продолжение этой публикации про эффективность и устойчивость экономических и экологических систем, подчиняющихся ОДНИМ Законам, из книги Лиетара Бернара “Новые деньги для нового мира” – подъехал блестящий пример. Иллюстрация как действует партийный регулятор Китая, который эту книгу ОПРЕДЕЛЁННО читал и прямо по методичке закручивают гайки годзиллам типа Alibaba Group, не обращая внимания на их Величие, руководствуясь сугубо ГОСУДАРСТВЕННЫМ (общественным) интересом – разнообразием и устойчивостью.

Читаем и наслаждаемся. Вот почему Китай побеждает по всем направлениям, втаптывая в грязь, все что много лет было свято для либералов:

Китайские власти продолжают наступать на империю миллиардера Джека Ма. В ноябре Ant Group была вынуждена приостановить проведение IPO, в котором компания могла привлечь $35 млрд. В середине декабря было инициировано антимонопольное расследование в отношении другой компании Джека Ма — Alibaba, которой вменялось проведение политики, вынуждающей деловых партнёров отказываться от сотрудничества с конкурентами. А перед самым новым годом руководителей Ant Group вызвали на встречу в ЦБ, на которой поручили компании «скорректировать» курс в нескольких ключевых направлениях деятельности.

В частности, от Ant Group потребовали сосредоточиться на работе в качестве платёжного сервиса и отказаться от проектов в сфере кредитования, страхования и управления капиталом. Регулятор посчитал, что компания Джека Ма использовала свою доминирующую позицию на рынке, чтобы задавить конкурентов, и тем самым нанесла ущерб интересам сотен миллионов потребителей.

Ant Group получил полностью обоснованный упрек в неудовлетворительном качестве корпоративного управления, пренебрежении регуляторными требованиями и использовании различий в нормативных режимах. В лоб требовать разделения компании регулятор не стал, однако подчеркнул, что финтех-гигант должен «понимать важность реорганизации своего бизнеса» и как можно скорее определить её сроки.

Как видим, все недавние громкие эскапады Джека Ма, в ходе которых он критиковал международные требования к финансовым организациям и называл Базельский комитет по банковскому надзору «клубом старых людей», который пытается «регулировать будущее вчерашними методами», ничем ему не помогли. Его мега-империя, начавшая создавать серьезную угрозу экономике страны, будет раздроблена на более мелкие части, которые перестанут мешать нормальной конкуренции и начнут платить больше налогов.

Наблюдая за развитием ситуации с Джеком Ма в Китае, было бы очень интересно узнать, когда наш ЦБ наберется смелости и решится наконец обуздать непомерно раздувшиеся амбиции Грефовского Сбера, который при поддержке вице-премьера Чернышенко осуществляет такой же монополистический силовой захват не только финансовых, но и цифровых бизнесов на российском рынке. Деятельность Грефа при этом направлена не только на устранение конкурентов в бизнесе как у китайского фин-теха. Сбер пытается при помощи админресурса и вседозволенности «приватизировать» государственное управление. Перехватывая с помощью активного участия Чернышенко и пассивного попустительства ЦБ и ФАС такие проекты как Гостех, он создает основу для корпоративного государства, что гораздо опаснее деятельности китайского гиганта. Империи Джека Ма приходит конец, наступит ли когда-нибудь конец беспределу Германа Грефа?

Добавить комментарий