Что, если в мире закончится плодородная почва?

0
617

Промышленная продовольственная система истощает почву, разжигает кризисы здравоохранения и конфликты, предупреждает профессор Джон Кроуфорд из Сиднейского университета.

Интервью «а что, если» Всемирного экономического форума. 

Это звучит странно, но некоторые эксперты опасаются, что при нынешних темпах потребления в мире, плодородного слоя почвы скоро не станет. Всемирный экономический форум в сотрудничестве с TIME поговорил с профессором Сиднейского университета Джоном Кроуфордом о последствиях эрозии и деградации почвы, которые могут иметь место в ближайшие десятилетия.

Действительно ли существует опасность того, что плодородие почвы иссякнет?

Грубый расчет текущих темпов деградации почвы предполагает, что у нас осталось около 60 лет плодородия. Около 40% всей пашни в мире характеризуются как деградированные или серьезно деградированные – последнее означает, что исчезло 70% верхнего плодородного слоя почвы, пригодного для выращивания урожая. Из-за интенсивных методов земледелия, лишающих почву углерода и питательных веществ, истощение происходит в 10-40 раз быстрее чем восстановление естественным путем. Даже ухоженные сельскохозяйственные угодья в Европе , которые могут выглядеть прекрасно, истощаются с непомерно высокой скоростью. Почему мы не слышали об этом раньше?

Наверное, потому, что земля не привлекательна. Люди редко задумываются о том, как это связано со многими другими вещами: здоровьем, окружающей средой, безопасностью, климатом, водой. Например, на сельское хозяйство приходится 70% использования пресной воды: большую часть мы выливаем прямо на землю. Если почва истощена, вода будет потрачена впустую – она просто уходит в землю или испаряется, не принося пользы растениям. Учитывая огромную вероятность конфликтов из-за воды в следующие 20-30 лет, мы усугубляем ситуацию, продолжая вредить земле.

БОЛЬШЕ: Накормить планету, не уничтожая ее )

Как происходит эрозия почвы?

Почва – это живая материя: в горсти земли больше микроорганизмов, чем число людей, когда-либо живших на планете. Эти микробы перерабатывают органику, лежащую в основе жизненного цикла на Земле, а также улучшают почву на микроуровне, делая более упругой и способной лучше удерживать воду. Микробам для питания нужен углерод, но углерод разными путями исчезает из почвы. Попросту говоря, мы берем от земли слишком много и не возвращаем достаточно.

Классический подход заключался в том, чтобы оставлять органику на поле после уборки урожая. Сегодня стерню часто сжигают, чтобы упростить обработку, или собирают, используя в качестве корма для животных.

Во-вторых, углерод теряется из-за чрезмерной обработки почвы – вспашки и неправильного использования удобрений. И третья проблема – перевыпас. Когда животные съедают всю растительность, лишая землю одного из наиболее важных способов обогащения углеродом – фотосинтеза.

Что будет, если ничего не изменится?

Есть две ключевые проблемы. Одна из них – потеря продуктивности почвы. При современном подходе и уровне деградации плодородного слоя, мы будем производить на 30% меньше продовольствия в течение следующих 20-50 лет. Это происходит на фоне растущего спроса: с учетом растущего населения нужно выращивать на 50% больше продуктов питания. Более богатые люди в таких странах, как Китай и Индия, едят больше мяса, для производства которого требуется больше земли и воды, чем, скажем, для риса.

Во-вторых, пресная вода становится дефицитом. Эта проблема уже вызывает конфликты в Индии, Китае, Пакистане и на Ближнем Востоке, еще до того, как изменение климата и продовольственная безопасность серьезно пострадают. Войны за доступ к воде станут реальностью ближайшего будущего.

Даже умеренно деградированная почва способна удерживать меньше половины воды, удерживаемой здоровой почвой. Любой урожай требует полива и вода должна как можно дольше сохраняться в земле. Недавно была опубликована ошеломляющая статья, в которой указывается, что почти половина повышения уровня моря с 1960 года происходит из-за того, что вода для полива проходит мимо посевов и cмывается в море.

Кто пострадает сильнее всего?

Эрозия почвы наиболее серьезна в Китае, Африке, Индии и некоторых частях Южной Америки. Если запасы продовольствия уменьшатся, то цена, очевидно, вырастет. Кризисные явления сильнее всего ударили по беднейшим странам, особенно по тем, которые зависят от импорта: Египет, например, почти полностью зависит от импорта пшеницы. Способность планеты производить продукты питания уже вызывает конфликты. Многие утверждают, что рост цен на продукты питания стал причиной арабской весны и, возможно, даже способствовал всплеску насилия после выхода антиисламского фильма.

БОЛЬШЕ: Food Fight! Магазины, производители, потребители борются за высокие цены на продукты )

А как насчет более богатых стран?

Им придется иметь дело с большим количеством беженцев, спасающихся от безвыходных ситуаций. Это происходит в период экономических проблем на Западе, растущего неравенства, когда многим людям уже приходится прибегать к бесплатным обедам и талонам на питание, чтобы прокормить себя.

Питание имеет прямую связь со здоровьем. Дешевая еда, как правило, с низким содержанием белка и высоким содержанием углеводов, отрицательно сказывается на здоровье общества. Превратив продукты питания в простой товар, мы создали неэффективную, централизованную продовольственную систему, которая, к тому же стала причиной глобальной эпидемии диабета и других хронических заболеваний. По последним имеющимся данным, ожирение в США обошлось в 150 миллиардов долларов – 20% бюджета здравоохранения – в 2008 году, и эти огромные расходы будут расти из-за некачественной еды.

В чем основные проблемы продовольственной системы?

Главное то, что количество земли на человека сокращается последние 100 лет: сейчас у нас есть около четверти гектара на человека на планете, и мы уже используем половину общей площади суши планеты под сельское хозяйство. И эта четверть гектара подвегается максимальной эксплуатации современной продовольственной системой. Коррумпированные и некомпететные правительства прибавляют свою лепту, поощряя крупных игроков и субсидируя неустойчивые системы производства продуктов питания за счет здоровья граждан и окружающей среды. При этом стоимость сохранения плодородия почвы не принимается в расчет, что означает, что у фермеров нет финансовых возможностей инвестировать в свою почву, повышая ее плодородие.

Растениеводство усугубляет эту ситуацию. Например, современные сорта пшеницы содержат  половину питательных микроэлементов в сравнении со старыми. То же самое и с фруктами, и овощами. Основное внимание уделяется выращиванию высокоурожайных культур, адаптированных к деградированной почве, поэтому неудивительно, что 60% населения мира испытывает дефицит питательных веществ, таких как железо. Если его нет в почве, значит, его нет и в нашей еде.

Что с этим делать?

Решить эти проблемы и изменить ситуацию можно. Просто нужно сделать выбор и предоставить нужную поддержку там, где это необходимо. Прежде всего, я бы сосредоточился на возвращении углерода в почву, отказавшись от интенсивных методов ведения сельского хозяйства, таких как вспашка почвы, неправильное использование удобрений и химии, уборка стерни и чрезмерный выпас. Можно начать вносить навоз и рассмотреть возможность использования человеческих отходов из городов в качестве удобрения вместо того, чтобы просто сливать их в море.

В долгосрочной перспективе цели селекции должны быть сосредоточены на качестве питания людей, а также на продуктивности и свойствах, улучшающих почву. Нужно найти способ объединить усилия ученых и фермеров, чтобы разработать новые устойчивые подходы. С политической точки зрения, наиболее важным является поиск механизмов ценообразования, учитывающих экологические, медицинские и другие издержки порочной продовольственной системы. Фермеров следует поощрять за восстановление окружающей среды и производство продуктов питания, способствующих здоровому питанию.

Нужно наконец признать, что это глобальная проблема, и для нее нужен глобальный подход. Не надо изобретать велосипед в каждой стране, и у нас нет на это времени. Для восстановления почвы потребуются десятилетия. Довольно абсурдным то, что пока марсоход «Марс Кьюриосити» роется в поисках жизни на Марсе, мы находимся в процессе уничтожения жизни на собственной планете.


 

Тем временем индекс цен на удобрения бьет рекорд 2008 года, вслед за ним дорожает и еда. Такими темпами еда скоро может стать товаром роскоши.
Есть ещё вариант развития событий – промышленное сельское хозяйство наконец проявит свою ущербную суть и обанкротится. На ее месте возникнет диверсифицированное и устойчивое фермерство, с большим процентом ручного труда и эко-земледелием без химии и удобрений…

Добавить комментарий