Отхлестали “совок”. Так ли ужасно советское прошлое, чтобы его стирать

Если бы развитие капитализма оборвалось в результате мировой революции в 1918-м, нынешнее поколение рассказывало бы истории не о "совке", а помоях в виде похлебки, выдаваемой рабочим в XIX веке во времена "капитка".

0
153

Инсталляции с картинками из нашего прошлого, размещенные в Киеве, в прямом и переносном смысле оказались не в том месте и не в то время. Часть общества была возмущена тем, что плакаты появились на Аллее Небесной Сотни в Киеве. Вследствие чего напоминания о былом были сметены волной народного гнева. В роли народа выступила группа доверенных лиц, которые имеют представление о “тяжелом прошлом” ровно такое же, как и о временах наполеоновских войн.

Вопрос уместности появления инсталляций на месте массовых убийств мы обсуждать не будем. Добавим только, что в той же локации размещаются рестораны с весьма шумными гуляниями, например, в виде свадеб, когда невесты радостно фотографируются на фоне портретов убитых людей. Хотя, может, фото потом ретушируют, сейчас нельзя верить фотоснимкам в социальных сетях… Парадокс – свадьбы на месте убийств в массовом сознании не вызывают столь яркой эмоциональной реакции в сравнении с картинками из былого.

Но основную дискуссию в контексте “инсталлирования” прошлого вызвала даже не локация, а само изображение на плакатах. Противники “совка” тут же начали активно обмениваться фотографиями “ужасов советского прошлого” в виде многоразовых стаканов в автоматах с газировкой и прочего “иллюстративного материала”. Как правило, критики “совка” – это люди возрастом до 35 лет, то есть те, кто либо вообще не жил при “тоталитарном режиме“, либо вряд ли помнит все “эти” ужасы. Больше всего не повезло советскому пломбиру – его буквально размазали по социальным сетям. В основном те, кто потребляет нынешнее “химозное дерьмо” (зато его “много” видов!). И ладно, если бы среди критиков были те, кто может позволить себе заказать свежее джелато из Милана…

 

Советскому пломбиру в этом плане действительно не повезло – он был натуральный – и по этой же причине экономически нецелесообразный в рыночной экономике с базовым принципом максимизации прибыли.

О критиках СССР

Критика “совка” в Украине становится неким ритуальным действом, что-то похожее на “хлестание Перуна” киевлянами-неофитами новой веры. Так наивные думали “задобрить” нового Бога и “наказать” старого. Но это не спасло киевлян несколько сот лет опосля от Батыева погрома. Наша реальность определяется не тем, насколько “плох” старый Бог и хорош новый, а тем, насколько хороши и плохи мы сами.

А за “совок” обидно, как за “птичку” из “совкового фильма”. В свое время конструктор Союза, В. И. Ленин, вывел формулу “совка”, когда написал, что “коммунизм = советская власть + электрификация всей страны”.

Формула нынешней Украины: наша истинная и заслуженная нами реальность = существующий потенциал экономики минус все построенное при СССР.

Сделаем расчет по последней формуле. И что получим в сухом остатке? В лучшем случае уровень Бангладеш или Эфиопии.

Главное историческое наказание “совка” – его будут ругать все те, кто:

  • едет на советском метро по советским мостам (присмотритесь на вагонные “бирки” – наверняка увидите там логотип Мытищинского завода и дату – 197… года выпуска);
  • учились в вузах, построенных при “совке”;
  • отдают своих детей в советские школы и детские сады;
  • пользуются разработками советских научных институтов;
  • жгут газ в своих конфорках и домашних котлах, доставленный советской ГТС;
  • обогреваются теплом от советских ТЭЦ и теплотрасс;
  • лечились в “совковых больницах”;
  • путешествует на советской железной дороге или по советским дорогам, которые в период независимости лишь латали;
  • отгружает грузы в советских портах;
  • включает лампочки, электроэнергию которым дают совковые атомные электростанции;
  • моют посуду, пользуясь водой советских водоканалов;
  • и даже сливает свое дерьмо в советскую канализацию, ведь в противном случае пришлось бы бегать “до ветру” и ругать что-то другое.

Этот перечень можно продолжать.

“Совок” с помощью фото уже не ответит, надеясь на объективность потомков. Но эти ожидания тщетны. Хотя, если взять современную Украину, то можно найти такие локации! Куда там тому “совку”. С пенсионерами, роющимися в мусорных контейнерах, разрушенной провинцией, как после атомного удара, с любителями “метила”, “самокруток”, да хоть бы с нынешними столичными общагами.

А как же репрессии, спросите вы? Голодомор, миллионы жертв, ГУЛАГ.

И тут мы подходим к главной системной ошибке нынешних критиков “совка”. Они сравнивают социализм формата СССР как исторически свершившийся проект, конечный в своей длительности, с нынешним форматом капитализма образца Германии или Швеции, доказывая на этом примере преимущество последнего над первым.

Но логичен ли подобный “финт ушами”? Очевидно, что нет.

Не “совком” единым

Капитализм в своей истории был далеко не всегда таким “белым и пушистым”, как сейчас. За триста лет его основной истории было всякое. Почитайте английскую классику: Диккенса, Теккерея, Гарди, Кронина (особенно – “Звезды смотрят вниз”, про английских шахтеров). Или американскую: Стейнбека, особенно его роман “Гроздья гнева”. В нем (в период Великой депрессии) отца, который отдавал всю еду сыну, спасает от голодной смерти чужая женщина. Она, родившая мертвого ребенка из-за постоянных потрясений, дает мужчине свое грудное молоко…

Почитайте о том, как платили 2,5 цента за коробку собранного хлопка. Это было не многим лучше, чем трудодни в Союзе в это же время. Именно поэтому этот роман был изъят из самых свободных библиотек США.

Давайте вспомним о геноцидных практиках в отношении “туземцев”, когда целые народы истреблялись. Или о голоде в Ирландии в 1846-1849 годах, когда из 8 млн жителей острова умер 1 млн. Ирландцы до сих пор считают эту трагедию искусственной и вспоминают о ней не иначе как о геноциде, вызванном политикой Великобритании (“хлебные законы”, насильственное обезземеливание местных фермеров и вывоз зерна с острова в период массовых смертей людей от недоедания). Об этой трагедии снимают фильмы. Ирландский публицист Дж. Митчелл назвал этот голод “преднамеренным расовым убийством”, “продуманным планом” и “продуманным искоренением” местного населения. Кстати, мемориал погибшим от голода в Дублине по стилистике напоминает наш мемориал Голодомору.

Работа детей в шахтах и на мануфактурах Европы и Америки в XIX – начале XX века по своим нечеловеческим условиям была намного хуже сталинских детских домов периода Макаренко.

Стоит также вспомнить, что вся нынешняя Австралия была создана рабским трудом английских каторжан. В XIX веке этот континент стал настоящим ГУЛАГом Британской империи, и не все, кто попал в буш и на шахты “Ее Величества”, были криминальными преступниками. Там было много и “политических”, в том числе ирландских националистов. О геноцидных практиках в отношении аборигенов вспоминать не будем.

Кстати, об ирландцах. Мы все помним о том, как голодали Сенцов и Савченко. Но они, слава Богу живы и на свободе.

А в 1981 году в британской тюрьме умерли 10 ирландских борцов за объединение с Северной Ирландией. Вот их требования:

  1. Право не носить тюремную униформу.
  2. Право не делать тюремную работу.
  3. Право на свободу связи с другими заключенными, а также на организацию образовательных и развлекательных мероприятий.
  4. Право на один визит, одно письмо и одну посылку каждую неделю.
  5. Полное право на помилование.

Все десять человек умерли после голодовки, которая длилась от 30 до 57 дней, хотя двое из голодавших для их спасения были избраны заочно депутатами ирландского парламента. Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер тогда сказала, что добровольно голодающие сами выбрали свой путь и, если они хотят умереть, не стоит им мешать…

Кстати, первые концентрационные лагеря возникли по решению британцев во время войны с бурами в Южной Африке.

Ну и фашизм вкупе с нацизмом – это порождение капитализма: Гитлер, как известно, пришел к власти демократическим путем.

Все эти примеры нужны не для того, чтобы меряться ужасами. А лишь для понимания простого факта: капитализм трансформировался в течение 300 лет и лишь в конце ХХ века перешел в условно социально ориентированную форму развития. Трансформация капитализма была обусловлена страхом перед “красной угрозой”, недаром 30-е годы в США назвали “красным десятилетием” с расстрелами рабочих демонстраций и казнями активистов по сфабрикованным делам. Недаром Стейнбек в своем романе использовал следующую метафору: “В душах людей наливаются и зреют гроздья гнева — тяжелые гроздья, и дозревать им теперь уже недолго”.

Ценник капитализма еще не выписан

Капиталисты просто вовремя поняли, что нужно “делиться”, так как безопасность стоит денег. Если бы развитие капитализма оборвалось в результате мировой революции в 1918-м, нынешнее поколение рассказывало бы истории не о “совке”, а помоях в виде похлебки, выдаваемой рабочим в XIX веке во времена “капитка”.

То есть историческое развитие капитализма еще не завершено, в отличие от классического социализма образца СССР. Более того, история советского социализма была спрессована во времени: эволюцию капитализма в триста лет “совок” прошел за семьдесят. В жизнь трех поколений вместились и геноцидные практики, и НЭП с уникальными темпами восстановления полностью разрушенной страны и серебряным денежным стандартом, а также золотым “сеятелем”, и коллективизация с индустриализацией, и победа в Великой войне, и оттепель, и период развитого социализма, когда у многих живущих ныне “было детство”.

Кстати, процесс индустриализации – это всегда есть создание прибавочной стоимости за счет отчуждения добавочного труда. Промышленность на старте индустриализации создается за счет абсорбирования ресурсов села в пользу потенциала города. Именно поэтому эти процессы так похожи, что при капитализме, что при социализме: с укрупнением землепользования в СССР и Британии в XIX веке, обезземеливанием мелких фермеров и единоличников, голодом, массовой миграцией в города и ужасами бараков. Только в Британии этот процесс растянулся на 100-150 лет, а в СССР прошел за десять.

Советский Союз упустил возможность для своей модернизации с помощью “третьего пути”, как это сделал Китай: историческое окно открылось в 60-х (период совнархозов) и закрылось в 70-х. Просто в Китае в 1979 году при власти был Ден Сяопин, который договорился с США о привлечении инвестиций, а в СССР – Брежнев, который решил начать войну в Афганистане.

Исторический счет по “совку” уже закрыт, ценник выписан. О капитализме этого сказать нельзя. Нынешние проблемы с экологией, усилением неравенства, когда на одном полюсе “золотые унитазы” и космический туризм, а на другом – мусорные баки для пенсионеров и безработица для молодежи, равно как и финансовая нестабильность – это уже его “траблы”. И если мир ждет глобальная катастрофа, то это будет уже ценник капитализма.

А завершить хотелось бы цитатами двух великих умов современного капитализма: пророка по кризисам Нуриэля Рубини и нобелевского лауреата по экономике Джозефа Стиглица.

Стиглиц: “Элита заявляла, что ее обещания опираются на научные экономические модели и “исследования, основанные на фактах”. И вот, спустя сорок лет, мы имеем следующие цифры: темпы роста экономики замедлились, а плоды этого роста почти полностью достались лишь очень немногим наверху. В условиях, когда зарплаты стагнировали, а индексы фондовых рынков стремительно росли, доходы и богатство стали утекать наверх, а не просачиваться вниз.

Сегодня мы наблюдаем политические последствия этого великого обмана: возникло недоверие к элитам, к экономической “науке”, на которую опирается неолиберализм, и к коррумпированной политической системе, благодаря которой все это стало возможным.

Реальность такова: вопреки своему названию эпоха неолиберализма была крайне далека от либерализма. Она навязывала интеллектуальную ортодоксию, защитники которой проявляли крайнюю нетерпимость к несогласным.

Если финансовый кризис 2008 года не заставил нас понять, что нерегулируемые рынки не работают, тогда это точно сделает климатический кризис: неолиберализм в буквальном смысле несет смерть нашей цивилизации”.

***

 “….Карл Маркс, похоже, был отчасти прав, когда утверждал, что глобализация и финансовое посредничество способны выйти из-под контроля, а перераспределение дохода и богатства от труда к капиталу может привести капитализм к самоуничтожению (хотя его мнение о том, что социализм будет лучше, оказалось ошибочным). Фирмы сокращают рабочие места, потому что нет достаточного конечного спроса. Но сокращение рабочих мест приводит к уменьшению трудового дохода, увеличению неравенства и снижению конечного спроса”, – американский экономист Нуриэль Рубини.

От себя добавлю. Применительно к Украине можно сделать очень простой вывод: все наши проблемы не в прошлом, а в примитивном настоящем. Осознание этого факта дает надежду на будущее.

Алексей Кущ

Добавить комментарий