Хроники “развитых” стран (с “рынком земли”): безработица и неплатежи на рекордном уровне

0
391

CNBC: Почти половина населения США осталась без работы. Количество трудящихся достигло минимума за всю историю существования этого показателя, начиная с послевоенного времени. Сейчас отношение числа трудящихся к населению работоспособного возраста составляет 52.8%. Не путайте с уровнем безработицы, который достиг исторического максимума и оценивается в 20%.

CNN: К концу сентября 23 миллиона американцев будут подвергнуты риску выселения. И это при том, что цены на недвижимость стремительно падают, а во многих штатах была введена программа защиты для арендаторов, которая полностью легла на плечи арендадателей и позволяла отсрочить платежи за квартплату для съёмщиков. 25% арендаторов Нью-Йорка не платили за жильё с марта месяца, сообщает New York Post.
NBC: глава полиции Нью-Йорка сообщает, что количество убийств достигло 5-летнего максимума. Из-за COVID-19 многие опасные преступники были освобождены и фактически остались бездомными. Детальная инфографика по количеству преступлений в экономической столице США есть в Financial Times. Похожая ситуация наблюдается во многих других регионах США. Помимо криминала растёт число суицидов.

San Francisco Chronicle: четверть детсадов остаётся закрытыми, а из тех, что открылись 77% лишились прибыли. Новые правила социального дистанцирования усиливают финансовую нагрузку и создают дефицит ухода за детьми как раз в тот момент, когда родители готовятся вернуться на работу. По этой причине многие родители вообще уходят с работы. Не лучше обстоят дела и в школах. Бывший мэр Сан-Франциско называет происходящие большим шагом назад к временам сегрегации в американском образовании.

На протяжении всего этого испытания мы узнали, что, несмотря на наши технологии, наши знания, нашу историю построения мира, мы не умнее наших предков, а в некоторых аспектах определённо глупее. Опыт с коронавирусом вызвал массовое возвращение к суевериям и панике, которые спорадически определяли человеческий опыт прошлых веков. В конечном итоге сознание вернётся, однако проиcходить всё будет так, как говорил Чарльз Маккей: «Люди сходят с ума толпами, но приходят в себя постепено, один за другим».

– Джеффри Такер, редакционный директор Американского института экономических исследований

Нуриэль Рубини: США потребовалось десять лет – с 2009 по 2019 год – чтобы создать 22 миллиона рабочих мест.

При этом США потеряли 30 миллионов рабочих мест за два месяца. Безработица приближается к 25%

Большинство пособий по безработице заканчивается в июле.

Я недавно был в Южной Корее. Встречался с главой Hyundai, третьего по величине автопроизводителя в мире. Он сказал мне, что уже завтра они могут переоборудовать и роботизировать свои фабрики, уволив всех рабочих. Почему они этого не делают? Потому что у них есть сильные профсоюзы. В Корее этих рабочих нельзя уволить, у них пожизненная занятость.

Но предположим, что вы берете продукцию с трудоемкого завода в Китае – в любой отрасли – и перемещаете его на новый завод в Соединенных Штатах. У вас нет квалифицированных рабочих, нет прочных профсоюзов. Вы проектируете фабрику, чтобы использовать как можно меньше ручного труда. Любой новый завод в США будет капиталоемким и трудосберегающим. Это происходило последние десять лет, и это усилится, когда производства вернуться. Таким образом, мы получим увеличение производства в Соединенных Штатах, но не увеличение занятости. Да, будет повышение производительности. И прибыль тех фирм, которые перемещают производство, может быть немного выше, чем в Китае (хотя не обязательно, поскольку автоматизация требует значительных дорогостоящих капитальных вложений).
Но вы не получите новых рабочих мест. На фабрике будущего будет один человек, обслуживающий 1000 роботов, а второй – уборщик. И, в конечном итоге, уборщика заменит Roomba, потому что Roomba не требует льгот, перерывов в туалет, не болеет и может работать 24–7.

Основная проблема сегодня в том, что люди думают, что существует взаимосвязь между тем, что хорошо для Уолл-стрит, и тем, что хорошо для Мэйн-стрит (реальной экономики). Это всегда было неправдой, даже во время прошлого глобального финансового кризиса, когда мы утверждали: «Мы должны выручить Уолл-стрит, потому что, если мы этого не сделаем, Мэйн-стрит рухнет». Как Уолл-стрит отреагировала на кризис? Они уволили персонал. И когда они снова наняли их, все они стали “подрядчиками”, “фрилансерами” и так далее. Так было в прошлый раз. На этот раз все будет так же. Уже уволено от 35 до 40 миллионов человек. Когда они начнут медленно нанимать некоторых из них ( не всех), эти сотрудники будут работать неполный рабочий день, без льгот, без достойной заработной платы. Это единственный способ выжить для корпораций. Поскольку сегодня у них так много заемных средств, им нужно будет сократить расходы, и первое, что они будут сокращать – фонд оплаты труда. Но затраты на рабочую силу прямо связан с уровнем потребления домохозяйств. Чем меньше зарплаты – тем меньше траты простых роботяг. А они собираются сэкономить по полной, чтобы защитить себя от нового кризиса с коронавирусом. Так что потребление будет слабым. И мы получим U-образное восстановление.

Был конфликт между рабочими и капиталом. За 10 последних лет рабочие потерпели поражение. Теперь есть конфликт между малым и крупным бизнесом.
Миллионы этих малых предприятий обанкротятся. Половина ресторанов Нью-Йорка никогда не откроется. Как им выжить? У них такие крошечные ниши. Кто способен выжить в таких условиях? Большие сети. Розничные торговцы. Быстрое питание. Малый бизнес исчезнет в посткоронавирусной экономике. То есть, существует фундаментальный конфликт между Уолл-стрит (крупные банки и крупные фирмы) и Мейн-стрит (рабочие и малый бизнес). И Уолл-стрит победит.
Рынок в том виде, в каком он сейчас, сделает капитал сильнее, а рабочую силу – слабее. Чтобы изменить это, нужно инвестировать в своих работников. Дайте им образование, систему социальной защиты – чтобы, если они потеряют работу в результате экономического или технологического потрясения, они бесплатно получали профессиональную подготовку, пособия по безработице, социальное обеспечение и здравоохранение. В противном случае рыночные тенденции будут означать усиление неравенства доходов и благосостояния.

В Германии уровень безработицы вырос на один процент. В США уровень безработицы вырос с 4 до 20 процентов (правильно измеренный) за два месяца. Мы потеряли 30 миллионов рабочих мест. Германия потеряла 200000. Почему так? У вас разные экономические институты. В Германии рабочие сидят в правлениях немецких компаний. Таким образом, вы разделяете издержки кризиса между рабочими, фирмами и государством.

New York Magazine

Добавить комментарий