Свобода от рынка: рынок – это противоположность свободы

0
169

«То, что рынок не может обеспечить надежную защиту от бедности, болезней, старости и инвалидности — это понятно уже сейчас, но не всегда с готовностью принимается, так как мы продолжаем искать решения для этих проблем в рынках и децентрализации», – говорит Майк Концаль в книге “Свобода от Рынка”. И хотя рынок не работает, мы с упорством пытаемся найти в нем решение снова и снова, продолжая настаивать, что это единственно верный способ. И все это – вопреки воле самих американцев.

В этой удивительно краткой, систематизированной книге Концаль показывает, что Америка всегда стремилась к бесплатным общественным благам, но капитализм в своем нынешнем виде, неспособен их предоставить. Растущее неравенство ведет к опасному напряжению в обществе, где маятник качнулся уже слишком далеко. Рынок – это противоположность свободы.

Глава за главой, автор описывает открытие всеобщего доступа к социальным благам в истории Америки, их роли в повышении уровня жизни граждан. Анализируются такие вопросы как земля, время, жизнь, безопасность, уход, здоровье, экономика и образование. В каждом случае США активно стремились предоставить эти блага всем, но консерваторы откатывали назад или прекращали такие программы. В своем исследовании он приходит к выводу: «Бесплатные социальные блага и избавление от рынка так же по-американски, как яблочный пирог».

Например, раньше образование было бесплатным. Начиная с 1862 года с передачей земли университетам, федеральное правительство стремилось предоставить высшее образование всем желающим, ставя целью вырастить и воспитать более умное и образованное население, которое потом станет богатым и самостоятельным. И только при правительстве Рейгана штаты начали сокращать эти субсидии. В результате плата за обучение резко выросла, а целая индустрия студенческих ссуд взяла контроль за жизнью студентов. Это привело к тому, что многие остались на обочине жизни, обременённые долгами, в поиске быстрых денег для погашения кредитов. Теперь это же удерживает многих родителей от оплаты образования своих детей, поскольку им все еще приходится погашать свои собственные долги за обучение.

В свое время американцы получили огромные выгоды от получения земли – участков по 160 акров – всем желающим в обмен на возделывание этой земли и проживания на ней. Это дало старт развитию успешного фермерского среднего класса, а земля стала основой семейного богатства и наследия.

Самым сильным отходом от рынка стала администрация Франклина Делано Рузвельта в 1930-40-х годах. Столкнувшись с худшей депрессией, вызванной крахом фондового рынка и банков, Рузвельт разработал серию программ, чтобы положить этому конец. От государственной службы до всеобщего социального обеспечения по достижению 65 лет, Рузвельт привел Америку к более безопасному и комфортному для граждан состоянию, за который она постоянно боролась с момента своего основания. Он целенаправленно добивался «свободы от рыночной зависимости». Это привело к беспрецедентной эре процветания американцев и наибольшему увеличению их богатства и благополучия вплоть до 1980-х годов.

Концаль пишет:

Преемник Рузвельта, Гарри Трумэн, подхватил инициативу, предложив в 1946 году программу «Медицинская помощь для всех». Ее заблокировали и потребовалось еще 30 лет, прежде чем она была принята администрацией Линдона Джонсона – но, снова, только для пожилых людей. Администрация Джонсона также была периодом наивысшей правительственной активности в интересах американцев. Это была эпоха автобезопасности, ограничений на выхлоп и большего пробега. Комитеты Сената постоянно подвергали критике корпоративную жадность. В слияниях отказывалось. Очень внимательно стали исследовать лекарства, а также сельскохозяйственное производство и безопасность пищевых продуктов. Женское равенство, право голоса и забота об инвалидах – все это распространилось на новые уровни. А потом Никсон ввел штрафы за загрязнение.

В начале 1900-х годов Исаак Рубинов изложил принципы бесплатного и социального страхования. Он был русским иммигрантом, врачом. Он был из тех врачей, которые давали своим пациентам наличные, если те не могли заплатить. Он оставил медицину ради экономики и статистики и стал американским авторитетом в области социального страхования во всем мире. Его аргумент против консерваторов, что выступали против свободы от рынков, напрямую касался их убеждений: если «отсутствие беспокойства и борьбы за будущее приводить к деградации, то жизнь богатых, у которых нет таких забот, уже должна бы быть разрушена. Если способность удовлетворять человеческие потребности обязательно должна в равной степени ослабить наш дух, то весь человеческий прогресс был аморальным».

Проблема, как ее проанализировал Рубинов и что с тех пор стало ясно и очевидно, состоит в том, что частное страхование, частные благотворительные и некоммерческие организации просто не в состоянии охватить всех. Частные пенсии – это компании, которым необходимо получать прибыль со своих клиентов. Во времена Рубинова частные пенсионные фонды банкротили клиентов, так что всего лишь 10% фактически имели сбережения. Благотворительные организации решать проблемы, созданные чрезвычайными ситуация и стихийными бедствиями, но далеко не так, как федеральное правительство. Это никогда не работало, и мы убеждаемся в этом сегодня. Рынок не решает ни одной проблемы. Страна не может полагаться на рынок, чтобы выполнять свою основную задачу – заботится об американцах.

Социальное страхование работает лучше всего, когда оно универсальное. Бюрократия, необходимая для проверки достоверности страховых случаев, отказов и борьбы за них в апелляциях – пустая трата времени. Medicare должна всеобщей. Пенсии тоже. Универсальный базовый доход принесет выгоду всем, пока он действительно универсален.

Рональд Рейган  был тем, кто перевернул все с ног на голову. Внезапно правительство стало проблемой, а не решением. Плата за обучение была «вложением» студента в себя, а не инвестицией правительства в граждан. Американцы внезапно превратились в зажравшихся лентяев, живущих за счет государства. Даже душевнобольных выгоняли из своих учреждений, и в конечном итоге вместо этого они заполнили тюрьмы. Тюрьма стала пристанищем для душевнобольных в Америке.

Американцы могли предвидеть приближающуюся атаку на высшее образование. Будучи губернатором Калифорнии, Рейган буквально воевал с университетами штата. Протестные движения 60-х были его худшим кошмаром. Он подавлял их военизированной полицией. Обвинил университеты в том, что они устраивают дикого оргии на деньги налогоплательщиков. На посту президента он перекрыл финансирование штатов, которые прекратили финансирование школ, вынудив их искать другие источники в лице учащихся. Стоимость обучения выросла с 650 долларов до десятков тысяч. В кампусах стали появляться продуктовые кладовые. Работа на полную ставку стала критической необходимостью для продолжения учебы в школе. Волонтерская работа или работа в некоммерческих организациях отошли на второй план, ограничив опыт студентов.

Для тех, кто мог за это заплатить, школы раскатывали красные ковровые дорожки. Появился целый ряд новых услуг, поскольку школы стремились привлечь как богатых, так и одаренных. Студенты стали клиентами, каждая прихоть которых заслуживала серьезного внимания. Результатом стала деградация университетов и присваиваемых ими ученых степеней, а также кредитная кабала для небогатых студентов на всю оставшуюся жизнь. Высшее образование сгодня больше не является гарантией минимальной заработной платы и достойного рабочего места.

Концаль делает вывод что все свелось к ”праву собственности”. Рейган сделал собственность основной ценностью. Заставил всех кланятся этому идолу. Число акционеров умножилось, процветали слияния и поглощения, антимонопольные действия ушли в историю, банковское дело было полностью выведено из-под контроля (снова), и средний американец начал долгое позорное падение в никуда. Единственное, что имело значение, – это собственность, и «хозяева вселенной», которые воспользовались ею, стали американскими героями. Уолл-стрит и банковское дело стали целью номер один для выпускников колледжей. Бедные стали врагами и тунеядцами. Рынок диктовал безжалостную эффективность, как будто все американцы были просто товаром, которые могли или не могли соответствовать его целям.

Пример за примером, глава за главой, Концаль показывает непредвиденные последствия зависимости американцев от “рынков”, которая, по сути, не приносила ничего, кроме вреда. Манипуляторы зарабатывают состояния за счет среднего гражданина. В какой-то момент маятник зайдет слишком далеко и начнет возвращаться в центр. Концаль считает, что это уже происходит. Новое поколение политиков-активистов начинает заявлять о себе. Несмотря на разглагольствования власть имущих, американцы поднимают вопрос справедливости и бесплатных общественных благ – того, чему они стремились всегда.

Дэвид Вайнберг

Добавить комментарий