Поляки нашли эффективный препарат для лечения COVID-19. Но политики попытались это скрыть!

0
734

Главный “вакцинатор мира”, гендиректор Pfizer отказался колоть самому себе свою вакцину “дабы хватило тем, кто больше меня в ней нуждается”…

… а тем временем никто В МИРЕ не хочет лечить COVID, потому что лекарство известное, недорогое и что самое главное – с давно обнуленным патентом.

Подробнее о нем пишет сайт медицинской клиники в Перемишле – “Оптима”

Амантадин гидрохлорид и другие производные амантадина являются единственными доступными лекарствами (пока), которые напрямую влияют на инактивацию вируса SARS-CoV-2, возможно, изменяя среду его развития с кислой на щелочную. И у них также потенциально есть много других механизмов действия, в том числе, возможно, неизученных . (1,2,3)

Амантадин сегодня имеет множество применений. Анализируя все исследования в области неврологии о влиянии амантадина на нервную систему при таких заболеваниях, как: инсульты, травмы головного мозга или тяжелые поражения головного мозга – амантадин является наиболее эффективным. Его используют в неврологических отделениях, потому что он регенерирует клетки мозга. Согласно исследованию, 89% пациентов, принимавших амантадин, улучшили свое здоровье, в том числе 54% значительно улучшились. (4,5,6,7) Он также уменьшает отек и воспаление, а исследования побочных эффектов амантадина сравнивают с уровнем плацебо – так что они близки к нулю. (4.6)

По нашим собственным наблюдениям – у пациентов с COVID-19 – лечение амантадином вызывает регресс воспалительных изменений и регенерацию в легких. Это намного лучше и быстрее, чем у пациентов, не получавших амантадин. Все лечение значительно сокращается . Например, при сравнении больничных пациентов, которые принимали амантадин под свою ответственность, с пациентами, которые не принимали амантадин, они покинули больницу раньше, их состояние при выписке часто намного лучше (данные пациентов доступны для просмотра).

У некоторых пациентов с COVID-19, не получавших амантадин, аускультационные изменения в легких развиваются даже через несколько недель. Введение антибиотиков с амантадином даже по истечении этого времени дает очень хорошие терапевтические эффекты (медицинские данные доступны для ознакомления).

Недавние публикации на английском языке показывают, что у 78% людей миокардит развился более чем через 2 месяца после заражения COVID-19 . 60% показали, что миокардит у них по-прежнему активен . Независимо от того, лечились ли они дома или в больнице. (8,9,10)

По собственным наблюдениям могу сказать, что у пациентов, получавших амантадин, процесс их выздоровления и повышения толерантности к упражнениям протекает быстрее . В конце концов, я не рекомендую чрезмерные упражнения в течение 2-3 месяцев. Кроме того, на основании личного опыта и наблюдений у пациентов, получающих амантадин, симптомы боли в груди уменьшились .

Я пришел к выводу, что амантадин так же эффективен для других клеток, как и для нервной системы. Он уменьшает воспаление и отек клеток (например, легочных или сердечных) увеличивает регенерацию и ограничивает их реактивность, что может значительно уменьшить или облегчить количество осложнений после COVID-19 .

Амантадин – препарат, очень эффективный при лечении COVID-19, и в то же время он снижает повреждения. Предлагаю провести исследования и немедленно включить в схемы лечения COVID-19 в качестве основного лекарственного средства для симптоматического лечения SARS-CoV-2 .

В нашей стране упаковка таблеток аналога Амантадина украинского производства – стоит 40 гривен. Название препарата – РЕМАНТАДИН-КР и РИМАНТАДИН-ДАРНИЦА

Попытки запретить это лекарство в Польше и дать возможность заработать международной фармацевтической мафии предпринято на уровне министерства здравоохранения. Это обернулось скандалом после того, как статья, разоблачающая эти манипуляции была опубликована в ведущем политическом издании правительства Польши wPolityce – ссылками со мной поделился мой коллега, польский журналист в Украине – Михал Козак.

Амантадин – головная боль Минздрава. Почему министерство отказывается его исследовать и дает повод для теории заговора?

Врачи говорят, что в Польше есть дешевый препарат, который эффективно лечит инфекцию SARS-CoV-2. Его широкое использование может оказаться ключевым оружием в борьбе с эпидемией, особенно со смертностью от инфекции. По совершенно непонятным причинам Минздрав не хочет отвечать на растущее количество запросов медиков. Он даже не хочет объяснять, почему он абсолютно ничего не делает для широкого исследования полезности гидрохлорида амантадина. Что еще хуже, он запрещает назначать этот препарат для лечения COVID-19.

Дорота Лосевич много раз писала об этом деле на нашем сайте, в т.ч. вчера:

ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: факты и Минздрав. Кто-то хочет скрыть эффективность препарата? Это действует против общественных интересов

Вкратце: по крайней мере, несколько врачей в Польше использовали амантадин для лечения коронавирусной инфекции. Доктор Влодзимеж Боднар из Пшемысля, который уже вылечил этим способом несколько тысяч пациентов, потребовал массового оглашения применения такой терапии. 25 ноября в ответ на вопросы старосты Ланьцута министерство ответило, что, хотя препарат использовался для лечения болезни Паркинсона, «врач может назначать лекарственные препараты вне регистрационных показаний». Таким образом, был дан зеленый свет на введение амантадина пациентам с «ковидом».

Однако пять дней спустя министерство выпустило объявление, в котором мы читаем, что препарат, содержащий амантадин, можно использовать только по показаниям компенсации, то есть для лечения болезни Паркинсона и поздней дискинезии у взрослых. В то же время аптекам было запрещено выдавать эту особенность в случаях, отличных от тех, которые покрываются возмещением. Так что де-факто запрещено использование “анти-коронавирус” препарата.

Так как такой подход министерства здравоохранения понять невозможно, я рассчитывал на то, что представитель министерства объяснит мне и нашим зрителям на телеканале wPolsce.pl, почему министерство проигнорировало потенциальную эффективность препарата без побочных эффектов. О его вредности также ничего не известно. Пока что министерство говорит: нельзя, просто потому что нельзя. К сожалению, официальный представитель Минздрава не только не развеял мои сомнения, но и добавил новые.

Когда его спросили, почему не проводились клинические испытания для проверки эффективности амантадина, Войцех Андрусевич смело ответил:

Я задам вам вопрос: проводит ли Минздрав клинические испытания в Польше? (…) Ученые проводят клинические испытания. Если какой-либо ученый или группа ученых в Польше решит провести более обширные исследования амантадина, мы будем приветствовать это. На сегодняшний день таких исследований нет, поэтому мы не можем дать согласие и рекомендовать использование амантадина в терапии, связанной с COVID-19. Такой рекомендации нет, и здесь Польское общество эпидемиологов и врачей инфекционистов также с этим согласны.

Представитель полностью проигнорировал такой «пустяк», как то, что министерство, представителем которого он является, имеет право приказать Агентству медицинских исследований провести клинические испытания, например, в обсуждаемых случаях. Поэтому вместо того, чтобы объяснить, что министерство пока этого не сделало, Андрусевич ушел в демагогию. Мы довели до его сведения следующее заявление доктора Боднар, который отвечает на вопрос, сколько людей он вылечил амантадином:

По моим оценкам, прямо сейчас около 500 человек, но косвенно, я думаю, около двух тысяч.

Андрусевич, манипулируя словами доктора Ф. Боднар (потому что тот не назвал конкретно скольких он излечил, а только оценочно) парировал:

Хотели бы вы, чтобы какие-либо лекарства были одобрены в Польше на основании: «Я считаю, что излечил»? В мире нет такой практики. И я бы не хотел, чтобы наркотики были разрешены в Польше на основании: «По моим оценкам, я ими кого-то излечил».

Затем представитель министерства спросил, проводил ли доктор Боднар клиническое испытание, задокументировал ли его и представил ли необходимый пакет документов, относящиеся к этому испытанию? Конечно, нет, потому что, как пан доктор не исследователь, и это хорошо известно представителю министерства.

Позже я еще несколько раз слышал, что нет клинических испытаний, доказывающих эффективность и доказательства безопасности амантадина. На мой вопрос, представляет ли его применение риск для здоровья пациентов, был дан ответ: Неизвестно, насколько безопасна такая терапия.

Подводя итог: тестов нет, но Минздрав и пальцем не пошевелит, чтобы их провести. Хотя может. Почему он этого не делает? Не знаю. Но я знаю, что чем дольше он бездействует, тем громче будут теории заговора, например, что это лекарство без патентных ограничений, поэтому любой может производить его и дешево, поэтому его популярность не в интересах фармацевтических компаний.

Является ли амантадин «лекарством от всех бед», с которым мы имеем дело в течение нескольких месяцев? Не знаю. Но я знаю, что пока министр здравоохранения не воспользуется имеющимися у него инструментами и не изучит их, он не сможет сказать с чистой совестью: я сделал все возможное, чтобы защитить здоровье и жизнь поляков.

ОБНОВЛЕНИЕ:

После публикации этой статьи я заметил, что министр здравоохранения объявил, что он попросил Агентство медицинских исследований провести клинические испытания эффективности амантадина в лечении COVID-19. Так что Минздрав может начать действовать, вопреки тому, что сказал его представитель. Возникают два вопроса:

1) Почему только сейчас, а не, например, в марте, когда врачи пытались заинтересовать министерство этой темой?

2) Почему за два часа до объявления решения министра его представитель публично клянется, что с этим ничего нельзя поделать, ведь министерство не проводит клинических испытаний?

И еще одна статья, опубликованная практически одновременно с предыдущей.

Эффективность препарата подтверждена заместителем министра Вархолом.

Заместитель министра юстиции Марцин Вархол, заразившись коронавирусом, решил лечиться амантадином. И подтверждает эффективность препарата, которым также пользовалась его семья. «Принял амантадин – эффект потрясающий!» – подчеркнул замминистра юстиции.

Амантадин работает против COVID! Я живой пример: сначала сын, потом жена, наконец я: высокая температура, сильная боль, сильный кашель, по словам врача, так будет 7 дней, затем апогей, поэтому я принял амантадин – молниеносный эффект! Это сработало! Я буду требовать от @MZ_GOV_PL позаботиться об этом препарате – написал Марцин Вархол в Twitter.

Тот факт, что амантадина начинает не хватать в аптеках и оптовых магазинах по всей стране, также свидетельствует о растущей популярности и интересе к препарату.

Попытка транснациональной фармацевтической мафии скрыть эффективное лекарство провалилось, потому что в Польше – настоящее демократическое общество и гласность сыграла свою роль. Здесь шкурный интерес отдельных министров не может стоять выше интересов общественной безопасности.

А в Украине?

Осталась ли у нас медицинская наука и помнят ли тут значение слов “клинические испытания”, готовы ли мы вообще проводить какие-то исследования в интересах наших граждан или будем покупать то, что нам втюхивают? Не говоря уже о том, что украинцев насильно планируют сделать подопытными кроликами для медицинских экспериментов международных корпораций, заставив вакцинироваться тем, от чего отказываются даже сами создатели этих вакцин…

Вячеслав Горобец 

О том, как корпоративная медицина превратила общественное благо здравоохранения в частную кормушку – читайте в статье История Инсулина

Добавить комментарий