Планета не бесконечна, и мы не можем сделать что-то из ничего

0
508

Материалы и вещества, бесполезные для каких-то областей, не исчезают — напротив, они движутся, поднимаются в атмосферу, попадают в некогда неплодородную почву и водоемы. Мы поглощаем свои же отходы.

Идеал бесконечного роста ежедневно подкрепляется идеями одноразовости и сообщениями СМИ о растущей экономике (хорошей) и стагнирующей (плохой). Эту фантазию питают две выдумки: планета бесконечна и выбросы исчезают. Сборщики мусора в Каире, Дели, Дурбане, Рио и за их пределами лучше знают. Их существование зависит от отходов. Легко отмахнуться от беднейших из бедных, как от пережитка прошлого. Сложнее признать, что они могут смотреть в будущее.

Тех, кто указывает на абсурдность увеличения количества отходов, высмеивают годами. Посмотрите хотя бы на реакцию на «Пределы роста» (1972) — выдающийся доклад, в котором при помощи компьютерной симуляции объяснялось, как неконтролируемое накопление отходов может привести к глобальному коллапсу. Довольно скоро среди видных экономистов нашлись желающие принизить этот труд, которые высмеивали подобные грубые и неправдоподобные сценарии. Критики утверждали, что технологический прогресс поможет остановить загрязнение и истощение ресурсов. Как будто технологии появляются из ниоткуда. Как будто токсичные отходы исчезают в уже и так загрязненном воздухе. Как будто озоновый слой не истончается из-за ежедневных выбросов.

Действительно, исследования в «Пределах роста» строились на упрощенной симуляции, но главные их тезисы нерушимы: планета не бесконечна, и мы не можем сделать что-то из ничего. Недавно более полноценные исследования подтвердили многие выводы первого доклада. Это подрывает другую соблазнительную фантазию, которая порождает споры о будущем людей: устойчивое развитие.

Идея устойчивости призывает к жертвам и изобретательности, как и большинство популярных небылиц. Богатые должны отказаться от утилизации и взять на себя обязательство повторно использовать ресурсы с помощью «умных» систем. Солнце и ветер обеспечат нас бесконечной энергией, питая «интернет вещей» (и экраны). Новые технологии снизят уровень бедности, позволив женщинам готовить без использования энергии тепла, а детям — делать домашнюю работу, когда за окном темно. Согласно этой сказке, если всё сделать правильно, такие меры приведут к «хорошему Антропоцену», в котором рост продолжится, и все будут процветать. Те же, кто возражает, кто утверждает, что единственный путь к глобальной стабильности — это обратный рост, сталкиваются с теми же насмешками, с которыми столкнулись авторы «Пределов роста».

Тем не менее технологии, которые так восхваляли экомодернисты, создают отходы на всех этапах — от производства до распределения и собственно использования. Нельзя замечать солнечные панели на крышах в Аризоне и не видеть мертвую рыбу в реке Муджакао в Китае, куда один из крупнейших в мире изготовителей фотоэлектрических элементов сливает фтористоводородную кислоту. Нельзя отмечать победу над улучшенными нормами выбросов в Европе, упуская из виду тот факт, что автомобили, не попадающие под эти нормы, экспортируются в Африку, где снова могут наносить вред человеческим легким. Неправильно ограничивать критерии оценки технологий лишь количеством углеродных выбросов, зная, что ни один населенный пункт не хотел размещать у себя миллионы кубометров радиоактивного слоя почвы из префектуры Фукусима после взрыва 3 (хоть и низкоуглеродных) ядерных реакторов.

«Устойчивое развитие» — это оксюморон. Оно успокаивает множество потребителей в богатых странах возможным безотходным производством — мировым метаболизмом на пике эффективности. Но это просто мечта. Успокоение. И очень заманчивое: власти Сан-Франциско, где я живу, кажется, действительно верят, что могут принять политику «zero waste». Будучи глобальным центром инноваций, город, кажется, способен реализовать мечту об экономике замкнутого цикла. И пока это остается мечтой, ведь реальность скрыта от глаз многих жителей города. На самом же деле большая часть отходов в Сан-Франциско — будь то нечистоты или перерабатываемый мусор, отходы от производства, топливные выбросы или токсичные радиоактивные отходы десятилетий ядерных испытаний в Тихом океане — отправляется в Бэйвью-Хантерс Поинт — район, игнорируемый городской элитой, который служит общественной свалкой.

Фрагмент статьи “Человеческие отходы: испражнения, пластик и расточительство ресурсов

Добавить комментарий