Квинтэссенция абсурда экономической системы, основанной на ренте, жадности и постоянном росте

0
241

Раздел 47 новой книги Дугласа Рушкоффа «Команда Человека»

Рост был легким и стремительным, когда были новые территории для завоевания, ресурсы, которые можно было добывать и люди, которых можно поработить и эксплуатировать. Когда все эти люди и территории начали заканчиваться, на помощь пришли цифровые технологии, предоставив виртуальную территорию для расширения капитала. Однако, хотя Интернет может масштабироваться практически бесконечно, человеческое время и внимание, которые создают реальную ценность, ограничены.

Цифровые компании работают так же, как их предшественники в добывающей отрасли. Когда большой супермаркет приходит в новый район, он подрывает положение местного бизнеса и в итоге становится единственным розничным продавцом и работодателем в регионе. Используя местную монополию, он может повышать цены при одновременном снижении заработной платы, сокращать использование рабочей силы до статуса неполной занятости и перекладывать расходы на здравоохранение и продовольственные талоны на государство. Влияние такого бизнеса на сообщество можно охарактеризовать как “добыча” (или извлечение): город беднеет, корпорация выкачивает деньги из экономики – земли и рабочей силы – и передает их своим акционерам.

Цифровой бизнес делает то же самое, только быстрее. Он выбирает неэффективно управляемую отрасль, такую как такси или книгоиздание, и оптимизирует систему, исключая большинство людей, занятых в этой сфере. Так, платформа службы такси взимает плату с водителей и пассажиров за поездку, при этом стоимость оБслуживания и ремонта автомобиля, дорог и трафика переносится на других.

Веб-сайт по продаже книг не заботит, получают ли авторы или издатели стабильный и справедливый доход; он использует свое положение “эксклюзивного покупателя” чтобы платить меньше за их труд. Такая монополия может распространиться на другие отрасли, такие как розничная торговля, кино или облачные сервисы. В конечном итоге такие корпорации разрушают рынки, от которых сами изначально зависят. Когда это делает большой супермаркет, он просто закрывается в одном месте и снова запускает процесс в другом.

Проблема этой модели с точки зрения акционеров заключается в том, что она в конечном итоге перестает работать. Даже благодаря цифровым платформам, корпоративная доходность активов неуклонно снижается на протяжении более 75 лет. Корпорации по-прежнему хороши в высасывании денег из системы, но они неэффективны в их использовании. Корпорации становятся больше, но все менее прибыльны. Они просто сидят на куче наличных, выкачивая из системы столько кеша, что центральные банки вынуждены печатать еще больше. Эти средства снова вкладываются в банки, которые ссужают их корпорациям, начиная цикл заново.

Цифровой бизнес – это просто программное обеспечение, которое преобразует реальные активы в абстрактную акционерную стоимость. Венчурные капиталисты все еще надеются, что смогут вложить деньги в очередного “единорога” с траекторией роста в виде «хоккейной клюшки», а затем уйдут до того, как эта штука рухнет. Такие предприятия неустойчивы, потому что в конечном итоге кривая роста выравнивается.

Миф, на который возлагаются надежды техно-энтузиастов, в том, что новые инновации будут продолжать создавать новые рынки и расти. На протяжении большей части истории это было правдой, вроде бы. Когда сельское хозяйство достигло плато, у нас появился паровой двигатель. Когда потребительство застопорилось, появилось телевидение, чтобы создавать спрос икусственно. Когда интернет-розница замедлила рост, мы изобрели интеллектуальный анализ данных. Когда казалось, что данные как товар перестали существовать, у нас появился искусственный интеллект, которому для обучения нужны большие объемы данных.

Чтобы стимулировать и постоянно ускорять рост, новые изобретения, разрушающие парадигмы, такие как смартфоны, роботы и дроны, должны не просто появляться, но появляться все быстрее и быстрее. Математика не работает: мы быстро приближаемся к тому моменту, когда нам потребуются важные, изменяющие цивилизацию инновации, которые будут происходить ежемесячно или даже еженедельно, чтобы поддерживать скорость роста, требуемую базовой “операционной системой”. Такой устойчивый экспоненциальный рост не происходит в естественном мире, за исключением, разве что, рака – и прекращается после того, как хозяин окончательно съеден…

Добавить комментарий