Капитализм – враг торговли

Блестящий фрагмент из новой книги Дугласа Рушкоффа «Команда человека» о локальной валюте, экономике ссудного процента и абсурдности капитализма.

0
127

Люди и компании торгуют друг с другом, чтобы сделать всех более процветающими, а капитализм концентрирует богатство

Проблема не в коммерции. Люди и компании совершают сделки,чтобы сделать друг друга более процветающими. Но капитализм в его нынешнем виде – враг коммерции, извлекающий выгоду из рынков и перераспределяющий в карманы отдельных акционеров. Сама цель капиталистической системы – сделать невозможным всеобщее процветание.

То, что мы сейчас считаем капитализмом, зародилось в позднем средневековье, в разгар периода естественного экономического роста. Воины только вернулись из крестовых походов, открыв новые торговые пути и привезя инновации из дальних земель. Одной из которых была концепция «рыночных денег» с Мавританского базара.

До этого момента европейские рынки в основном использовали бартер, прямой обмен товарами. Золотые монеты, такие как флорин, были слишком редкими и ценными, чтобы тратить их на повседневные расходы. Все, у кого было золото (а у большинства крестьян его не было), копили его.

Рыночные же деньги позволяли обычным людям свободно торговать друг с другом. Они часто выдавались утром, как фишки в начале игры в покер, а затем обналичивались в конце торгов. Каждая денежная единица могла представлять собой буханку хлеба или кочан капусты и использовалась продавцом этих товаров в качестве кредита, чтобы запустить цикл дневной торговли и обмена. Таким образом, пекарь купить необходимые ему вещи, используя талоны на буханку хлеба. Выданные расписки постепенно возвращались к пекарю, который обменивал их на буханки хлеба.

Мавры также изобрели зерновые расписки. Фермер мог принести в зернохранилище 100 фунтов зерна и уйти с квитанцией, от которых можно было отрывать талоны, эквивалентные 10-фунтовым частям, чтобы фермер мог рассчитываться за нужные ему товары. Эта форма денег интересна тем, что со временем она обесценивается. Зернохранилищу пришлось заплатить за хранение, часть зерна может быть потеряна из-за порчи. Таким образом, часть суммы вычитается на расходы. Кто будет хранить деньги, которых в следующем месяце станет еще меньше?

Такая экономика ориентирована на скорость обращения денег, а не на накопление капитала. Она так хорошо способствовала распределению богатства, что многие бывшие крестьяне поднялись и стали новым торговым средним классом. Теперь им приходилось работать на себя меньше, с большей прибылью и быть здоровее, чем когда-либо были европейцы (или будут еще много веков вперед).

Аристократии не нравилось такая система равных возможностей и развития. Крестьяне становились самодостаточными и феодалы утратили возможность их эксплуатировать. Эти богатые семьи веками не создававшие ценностей, мечтали изменить правила ведения бизнеса, препятствовать росту благосостояния жителей и предотвратить собственный упадок.

Они придумали два основных нововведения. Первое, чартерная монополия, делало незаконным предпринимательство без официальной хартии от короля. Это означало, что если вы не были “сертифицированным” властью сапожником или виноделом, вам придется закрыть свой бизнес и стать наемным работником того, кто им был. Американская революция была главным образом ответом на такой монопольный контроль Британской Ост-Индской компании. Колонистам разрешалось выращивать хлопок, но запрещалось превращать его в ткань или продавать кому-либо, кроме компании, по заниженным ценам. Компания везла хлопок обратно в Англию, где из делали ткань, а затем отправила обратно в Америку, чтобы продать колонистам. Хартия монополий была прародительницей современных корпораций.

Другим важным нововведением была центральная валюта. Рыночные деньги были объявлены незаконными; их использование каралось смертью. Людям, желающим совершить сделку, приходилось занимать деньги под проценты в центральном казначействе. Для аристократии, которая владела всеми деньгами, теперь была возможность зарабатывать, просто давая их в долг. Деньги, которые раньше служили средством обмена товарами, превратились в способ извлечения ренты. Местные рынки обрушились.

Единственные, кто имел возможность брать взаймы, были крупные официальные монополии. Поскольку компаниям приходилось возвращать больше денег, чем они занимали, нужно было где-то брать эти дополнительные средства. Это означало, что экономика должна расти. Чартерные корпорации стали захватывать новые земли, чтобы извлекать их ресурсы и порабощать население.

Это модель постоянного роста остается с нами и сегодня. Корпорации должны расти, чтобы платить акционерам. Сами компании являются лишь проводниками, через которые система центральной валюты и ссудного процента может выполнять функцию извлечения богатства с подконтрольных территорий.

С каждым новым витком роста все больше денег и ценностей доставляется из реального мира людей и ресурсов тем, кто имеет монополию на капитал.
Вот это сейчас называется капитализмом.

Это был раздел 45 новой книги Дугласа Рушкоффа «Команда человека»

Добавить комментарий