Иллюзия выбора в Америке

Еще раз о свободном рынке и американском капитализме, который всем нам ставят в пример

0
199

Американцы думают, что живут в стране невероятного выбора, пользуясь плодами успешного капитализма. Но правда в том, что ими манипулируют, загоняя в западню.

Например, всё разнообразие доступного потребителям пива производится всего двумя компаниями. То же самое можно сказать о потребительских товарах, лекарствах, авиаперелетах, кораблях – практически обо всем. Монополисты скупили каждый из всех жизнеспособных брендов, при этом часто снижая качество и повышая цены, особенно на лекарства. Единственный реальный выбор который есть – покупать или не покупать.

Технологические стартапы стали бессмысленными, потому что такие монополии, как Google, Cisco или Facebook, просто выкупают их, прежде чем они слишком разовьются и станут представлять угрозу. Как результат – инновации, фактически, обвалились. После выкупа прогресс останавливается. И если монополии не могут купить компанию, они убивают ее недобросовестной конкуренцией, скрывая ее от потребителей и/или угнетая до тех пор, пока она не обанкротится, как любит делать Amazon.
Американцы не понимают, насколько им вредят монополии практически во всех секторах экономики. Дэвид Дайен пытается восполнить этот пробел в знаниях книгой Monopolized. И делает это слишком хорошо.

В Америке уже есть антимонопольные законы, но они заблокированы политиками.
Федеральное правительство больше ничего не расследует, никого не преследует и не запрещает. Во-первых, руководители корпораций и их лоббисты теперь входят в регулирующие органы и комиссии, даже в ООН. Пожертвования кандидатам и партиям делают свое дело лучше, чем просто законы. А миллиардеры-монополисты возглавляют правительственные ведомства во всей администрации Трампа.

Города атакованы монополиями

Тактика монополий коварна. Они атакуют местные сообщества, а также любые юридические попытки их обуздать. Города начали предоставлять интернет-услуги, когда большая четверка монополистов отказалась обслуживать менее населенные районы в их юрисдикции. Чтобы противостоять этому, “большая четверка” лоббирует на государственном уровне запрет городам заниматься этой деятельностью, или обременяет их чрезмерными правилами, или ограничивает городской чертой, чтобы сделать нерентабельными. Кроме того, за 25 лет, прошедших с тех пор, как города стали предоставлять интернет-услуги, компании потратили 25 миллионов долларов на преследование муниципалитетов необоснованными судебными исками.
Это стандартная процедура, которая происходит по всей стране во всех отраслях. У монополистов есть власть и деньги, поэтому тратятся на принятие жесткого законодательства, выгодного только им, за счет всех остальных. Законодатели идут на поводу, забывая кого они на самом деле представляют. А если ничего не помогает, судебные процессы могут связать любого, кто достаточно глуп, чтобы конкурировать с сильными мира сего. Неважно, выиграют они дело или проиграют. Важно выиграть время и навязать ответчику расходы.

Эффект Баффета

Одно имя встречается в этой книге гораздо чаще, чем другие – имя Уоррена Баффета. Баффет – это «авторитет оценки» и, соответственно, монополия. Он упоминается как акционер в многочисленных примерах агрессивных монополий. Когда его обвиняют в сомнительных действиях подобных корпораций, он отвечает, что он всего лишь инвестор, а не лицо, принимающее решения. Но он явно любит и ищет монопольные условия. Как он сказал “Комиссии по расследованию кризисов 2010”: «Если у вас есть неплохой бизнес, и при этом есть газета-монополист или местный телеканал, то даже ваш племянник-идиот сможет управлять им». “хороший миллиардер по соседству” – смертельно опасный монополист.

Каждая глава книги посвящена отдельному сектору экономики. Там множество примеров, но вот несколько основных из тем, которые затрагивает Дайен:

  • США пригрозили Эквадору экономическими санкциями, если те озвучат в ООН предложение рекомендовать грудное вскармливание вместо детской смеси (чтобы помочь спасти 800000 жизней, погибших от недоедания при недостатке детских смесей).
  • Самоубийств среди фермеров вдвое больше, чем среди ветеранов.

  • Сельскохозяйственное оборудование, несмотря на то, что оно продается фермеру за огромные деньги в кредит, запрещает его ремонт самим владельцем. Теперь они говорят, что только «лицензируют» использование своего оборудования. Фермеры должны ждать (иногда недели) и платить по ставкам официальных сервисов компании.

  • Фермеры, которые покупают технику за счет кредита от продовольственных монополистов, вскоре обнаруживают, что закупочные цены снижаются, но у них нет другого выбора, кроме как принять условия ссуды или обанкротиться.

  • FAA (Federal Aviation Administration) передает свои функции инспектирования производителям самолетов, которых само же и призвано регулировать. Это экономит деньги, но за счет жизней людей, как видно на примере крушения Boeing 737 Max, который был “само-одобрен” и допущен к эксплуатации самим Boeing. Это не было идеей FAA. Это был прорыв для монополистов.

  • Во всем штате Огайо нет единого авиаузла, что вынуждает многие ехать в Питтсбург для совершения полета.

  • Авиаузлы также подавляют конкуренцию. Так, за некой компании, летающей только по конкретным направлениям, резервируется несколько терминалов. А остальным доступ ограничивают или закрывают.

  • Производители лекарств подают в суд на производителей дженериков. Неважно, проиграют ли они, их связывают исками на года. Или же подкупают, чтобы те отложили производство на несколько лет, пока монополисты доят потребителей.

  • Amazon, в отличие от любой нормальной компании, продает продукты CRAP (Can’t Realize A Profit), создавая клоны и вытесняя мелких производителей и дистрибьюторов из бизнеса.

  • Лекарства сегодня в дефиците, потому что монопольные поставщики выставляют высокие цены. Ведь старые традиционные медикаменты, такие как солевой раствор в капельницах, не приносят достаточной прибыли. Результат – массовый дефицит по всей стране и импорт из-за рубежа по гораздо более высоким ценам. Та же история с вакцинами.

  • Если бы фармацевтический сектор действительно работал в капиталистической системе, дефицита не было бы. Монополии создают дефицит для собственной выгоды.

  • Существует множество способов, которыми два тюремных монополиста вымогают деньги у семей заключенных. Дайен говорит: «В Америке лучший способ избежать воровства – это запустить тюрьму».

Несмотря на всю тревогу, которую эта книга вызывает у читателя, она совершенно неожиданно заканчивается на удивительно высокой ноте. Наблюдается беспокойство в антимонопольном сообществе. Дайен говорит, что кандидаты в президенты от Демократической партии фактически говорят об этом публично. Недавние судебные решения наконец начали противодействовать монолистам.

Добавить комментарий