Отчаянно бороться с огнедышащей стихией может только человек с пламенным сердцем, который ожоги родной земли воспринимает также болезненно, как свои собственные.

Таким неутомимым огнеборцем является 46-летний эко-активист из Песчанки Новомосковского района Вячеслав Горобец. Для того кто ищет, проблемы всегда найдутся

Лично мне определение «активист-общественник» не нравится. Есть в нём что-то надуманное и искусственное. Как в комсомольских шлягерах 70-80-х. Но уже от него никуда не денешься. Да и как назвать парня с неуспокоенным неравнодушным сердцем? Неравнодушец – как-то не звучит. Так пусть остаётся — активист. И это, наверное, не столько занятие, сколько мировоззрение и состояние души. В любом месте и при любых обстоятельствах активист не может быть другим.

Так вышло и с Вячеславом, который к своей общественно-экологической работе приступил еще в нулевых. — Когда переехал на Игрень, занимался строительством не-больших коттеджей, — рассказывает «Вечерке» эко-активист, — И тут обнаружил, что на Игрени функционирует незаконная свалка. При СССР она была законной, но после её закрыли и все-таки продолжали пользоваться. Планировали строить новый мусорный полигон.

«Мы с единомышленниками всячески препятствовали беззаконию. И нам удалось закрыть эту свалку и предотвратить строительство полигона. Дело было в 2005-2007 годах. По ходу обратил внимание и на другие проблемы. На поджоги травы и мусора, уничтожение наших степей. Это ж никуда не годится! Стал штудировать законодательство, подготовил методические материалы.

Частный предприниматель стал блогером, чтобы доходчиво объяснить возможным пироманам, что такое хорошо и что такое плохо? Ведь для иных селян сжигать сухую траву — привычка. Дескать, так новая травушка-муравушка быстрее вырастит. Да и деньги можно сэкономить. Ведь в таком случае перед вспашкой не нужно проводить обработку поля дисковой бороной. Экономится топливо, время и моторесурс техники. Да и сама вспашка на выжженном поле получается более качественной – не забивается в плуги стерня и остатки прошлогодней соломы.

Зато вред от такой «пользы» совершенно очевиден: под воздействием огня портится верхний плодородный слой грунта – убивается полезная микрофлора, что не способствует хорошим урожаям. Ну и, разумеется, выжигая траву, поджигатель губит множество редких растений, животных, птиц и насекомых.

Для борьбы с огнем купил пожарную машину

Но Вячеслав не ограничился одной только теорией. Он стал самостоятельно тушить местные пожары и даже приобрел для этого пожарную машину.

  • Когда распродавали остатки техники в одной их воинских частей, купил ЗИЛ-131, — отмечает наш герой. — Нашел информацию в интернете, ну и приобрел. А что?
    Машина-цистерна – отличная техника. Надежная и практичная. Тушил с её помощью пожары и на Игрени и в Песчанке, где я живу. Раньше на «101» не всегда дозвонишься, а так выехал — и ликвидировал ЧП. Но, конечно, одному работать на такой технике трудновато.

Необходима бригада из 2-3 человек: водитель, пожарный, который размотает рукав и т. д. Сейчас такой постоянной бригады у меня нет. Эко-активист заметил, что в нынешнем году пожарный ЗИЛ не задействовал, а в прошлом дважды выезжал на пожары в Новомосковске и в самой Песчанке.

Впрочем, для ликвидации местных ЧП далеко не всегда требуется тяжелая техника.  Вячеслав Горобец придумал как бороться с огнем подручными средствами.

Обычный садовый опрыскиватель эффективней огнетушителя

  • Степные пожары я тушу так давно, что по запаху дыма и его цвету могу практически точно определить что горит — камыш, трава, свалка, бытовой мусор или листва, даже не видя самого очага, -отмечает огнеборец. — В зависимости от состояния растительного покрова, огонь может быть разной интенсивности и двигаться как по ветру, так и в противоположную сторону. Оценив обстановку, тушение следует начинать с крайней точки подветренной стороны (что-бы не надышаться дыма) и не быть окруженным огнем. Однако главную проблему для пожарного-волонтера представляет не дым, а пламя. Если оно высотой от полуметра и выше, жар от него такой, что подойти к нему без специальных средств защиты практически невозможно. Пока я усвоил этот урок, часто возвращался с подобных мероприятий с подпаленными бровями и усами.

Полезными советами эко-активист поделился в своём блоге: «Защитить лицо от огня (оно наиболее уязвимо) может обычная строительная маска. Еще лучше — настоящий пожарный шлем с забралом и защитой. Хотя для нас он не очень нужен. Такие шлемы более полезны для работы внутри зданий, чтобы защитить вас, если на голову рухнет горящее перекрытие. Поэтому именно для степных пожаров дешевой маски из Эпицентра в 95% случаев достаточно, проверено неоднократно.
Ну и совсем круто, если у вас будет настоящая пожарная боёвка. Она достаточно тяжелая, но в ней вы почти терминатор. Можно пройти через огонь, даже не почувствовав жара.

Чем пользоваться для тушения огня? Самое простое — это достаточно большая тряпка из плотной ткани. Как-то мы пользовались старыми джинсами и пиджаком — то, что удалось быстро найти на чердаке. Ими можно лупашить по большому огню и затаптывать мелкие очаги. Вы видели такое много раз в фильмах. Более продвинутый инструмент — это «хлопушка». С такими приезжают пожарные. Это древко от лопаты с прикрученной к нему куском плоской резины. Тут важна не толщина резины, а размер самой плоскости. Чем больше плоскость, тем эффективнее тушение.

Неудачная идея — совковая лопата. Махать ей тяжело, а толку мало ввиду того, что плоскость для тушения маленького размера.

По мнению пожарного-аматора, обычный садовый опрыскиватель гораздо эффективней огнетушителя.

  • Забудьте про огнетушитель! – утверждает эко-активист, — Его работы хватает на 30 секунд. Весит он много, а заправка стоит дорого. Затушить большой локальный очаг сгодится. Но при работе на больших площадях он полностью бесполезен. При ликвидации степных пожаров эффективней обычный садовый опрыскиватель.
    При использовании примерно 10 (!) литров воды можно затушить площадь возгорания до 20-30 гектаров! Опрыскивателем (при использовании защитной маски и боёвки) я тушил пламя в человеческий рост и низовые пожары в лесопосадках, в которых тряпки и «хлопушки», разумеется, бесполезны. С опрыскивателем лучше всего работать в паре. Первый сбивает большое пламя, а следующий за ним окончательно добивает огонь тряпкой или хлопушкой. Работа в этом случае идет очень быстро и расход воды сокращается еще как минимум наполовину.

Ответственность за степные пожары лежит на всех!

Разумеется, чтобы пожары не возникали, нужно активно бороться с самими поджигателями. Кто в итоге несет ответственность за огненные ЧП?

  • Вина власти безусловно есть. Но, по моему субъективному мнению, она не является ключевой, — утверждает Вячеслав Горобец. — Почему? Потому что власть в большей степени реагирует на общественный запрос. Нет запроса — нет реакции.

Соответственно, вина масштабности пожаров на самом деле лежит не на тех, кто поджигает сухостой, и не на тех, кто должен препятствовать этому, а на тех, кто никак не реагирует вообще. То есть, причина в 99% — население. Меня больше всего шокирует не наличие поджигателей (пироманы живут везде), а тотальное равнодушие населения. Когда у кого-то горит сарай, то все бегут тушить пожар, но когда горит степная балка, лесополоса или стерня, то уже никто никуда не бежит.

Со сказанным трудно не согласиться, но что нужно сделать в первую очередь, чтобы «огнедышащих мест» на Днепропетровщине стало меньше?

  • Прежде всего необходимо сделать две вещи – обеспечить социальную рекламу и усилить наказание, — отвечает на вопрос «Вечерки» собеседник, — Сами поджоги в сознании людей должны стать социально неприемлемыми поступками. Чтобы люди понимали – это стыдно делать, как потом соседям в глаза смотреть? Что касается наказания, то его не обязательно делать массовым. В селе достаточно оштрафовать 5-10 человек, чтобы информация посредством сарафанного радио распространилась повсюду. Даже штрафы в 300-500 гривен – для селян очень внушительны. А если кого-то реально оштрафуют на 1000 гривен, это надолго запомнят все.

Ну и, ясное дело, полиция должны работать эффективней. Сейчас появились полицейские громады, которые работают лучше, чем старые участковые. Главное, чтобы эти полицейские были не местные, тогда пользы от них намного больше.

Александр РАЗУМНЫЙ, «Днепр-вечерний«

Добавить комментарий