Валютный кризис в Ливане — какие выводы надо сделать Украине?

0
598

Ливанцы – молодцы? Или Ливан как пример.
/Vladyslav Rashkovan/

25 февраля, влиятельная на Ближнем Востоке и в Ливане организация Хезболла (Hezbollah) заявила, что «Ливан не примет империалистские методы МВФ в управлении экономикой страны».

А еще через 2 недели Премьер-министр страны Хассан Диаб (Hassan Diab), который сформировал правительство только в январе, сказал, что страна стала перед сложным выбором: оплачивать ли свои долги перед кредиторами или направить все средства для социальных выплат и предоставления базовых услуг населению.
В итоге выбор был сделан: Минфин Ливана 9 марта не осуществил платеж по евробондам в 1.2 млрд долл, таким образом допустив первый суверенный дефолт в истории этой ближневосточной страны. Даже в условиях гражданской войны 1975-1990х годов власти страны всегда платили по долгам.

Помнится, что в тот же день некоторые украинские молодые политики, подпитываемые украинскими олигархами, продвигавшими в то время идею отказа от работы с МВФ и дефолта Украины, публично заявили, что «ливанцы – молодцы», и с них надо брать пример только недавно начавшему работу правительству Украины.

4 месяца спустя можно увидеть, какую стратегию предлагали Украине. Ситуация в Ливане сегодня нагляднее, чем десяток учебников о том, почему страны бедные. Даже красноречивее, чем фото, которые я опубликовал на своей страничке в конце марта, о том, к чему в разных странах приводят дефолты и неразумные экономические политики https://bit.ly/3eigT36

Сейчас в Ливане худший экономический и политический кризис с момента обретения суверенитета в 1943 году. Многие эксперты называют ситуацию «социальной катастрофой». Безработица выросла: более 250 тыс из 1.6 млн работников в стране оказались на улице в первый месяц. На сегодня безработным является каждый третий трудоспособный ливанец. Каждый пятый магазин в стране закрылся.

Курс ливанского фунта был привязан к доллару США на протяжении последних 30 лет – с 1997 года. Сейчас же с начала года ливанская валюта девальвировала почти на 85%. Импорт упал на 40%. Резервы Центробанка таят на глазах, и сейчас у страны нет средств даже для оплаты критического импорта. Импортеры говорят, что Центробанк не продает валюту даже для покупки пшеницы как минимум на протяжении месяца.
Наличной валюты в свободном официальном обращении нет вообще. Развился черный рынок валюты – разница между официальным курсом валюты и черным рынком — 6 раз. NYT написала, что обмен валюты в Бейруте похож на торговлю наркотиками – обмен проходит в парках или подворотнях, о встречах договариваются онлайн и под вымышленными именами – люди боятся преследований.

У банков нет свободной ликвидности – в итоге из-за неплатежей заморозились или оборвались многие логистические и производственные цепочки. Это привело к еще большим «набегам» клиентов на банки. Как результат, банкам пришлось ввести валютные ограничения выдачи средств со счетов физ лиц в размере 100 долл в одни руки. Информация о таких ограничениях банков мгновенно привела к тому, что поступления денег от ливанцев, работающих за рубежом и отправляющих деньги домой, мгновенно иссякли – никто не хотел, чтобы деньги зависли в банке.

Недоступные на счетах доллары клиенты начали называть «lollars» — ливанские доллары.

Инфляция в стране начинает расти по спирали: если в феврале инфляция год к году была 11.4%, то в марте: 17.5%, апреле: 46.6% и в мае 56.5%. Стоит сказать, что инфляция в мае 2019 года была всего лишь 3.6%.

В стране начали отключать электричество, не делая исключений даже для светофоров. В жарком климате Бейрута не работают кондиционеры. Были дни, когда в центральном госпитале, который занимается больными COVID (Rafik Hariri University Hospital) света не было 20 из 24 часов. Сейчас стандартно свет отключается в больнице на 6 часов в день. Кроме того, девальвация значительно ухудшила ситуацию с поставками медицинского оборудования для больниц, который принимают больных короновирусной инфекцией.

Ведущий университет страны (The American University of Beirut), основанный еще в 1866 году и входящий в топ-200 университетов мира, объявил о возможном закрытии из-за финансовых проблем. Опять-таки университет пережил гражданскую войну 80х.
В условиях увеличивающейся инфляции и при отсутствии денег в Ливане развивается бартер: появились доски объявлений, где люди меняют, например, новые весы на пачку памперсов и бутылку масла… в другом ФБ объявлении предлагалось поменять зеленое платьице 6-летней дочки на сахар и молоко.

Внешние рынки для Ливана закрыты – суверенные долги торгуются в пять раз дешевле номинала, что показывает скептицизм со стороны инвесторов в том, что у страны получится выйти из кризиса. Это дешевле, чем на пике падения долгов Аргентины или Эквадора. Кредитно-дефолтные свопы для Ливана дороже, чем для Венесуэлы. Переводов из-за рубежа нет. Потери экономики в этом году оцениваются в 70 млрд долл. Центральный банк понес значительные убытки и фактически является банкротом. Для его капитализации было принято решение создать специальную компанию по управлению активами государственных предприятий, прибыль от которой пойдет на капитализацию центробанка.

Известный телеведущий – шеф Антуан Эль Хаджи (Antoine El Hajj) на протяжении трех десятилетий пять дней в неделю выходил на телеэкраны с кулинарной передачей. В конце мая он перестал рассказывать о том, как делать стейки – он понял, что среди его зрителей осталось не так много тех, кто может позволить себе купить мясо.

Сначала он поменял мясо на курицу в рецептах. Затем понял, что и курица стала очень дорогой и начал рассказывать о том, как приготовить вкусные блюда с меньшим количеством масла, яиц и более дешевыми овощами. Теперь шеф говорит, что главное не столько вкусная еда – для него стало важным, чтобы «программа помогала людям продолжать есть».

По опросам World Food Programme более 50% населения боится, что в следующем месяце им нечего будет есть. Для обеспечения страны критическим продовольствием необходимо 5 млн долл в день. Таких денег нет у правительства. Супермаркеты ввели ограничения на отпуск продуктов питания. В мае 100 неправительственных ливанских организаций объединились для сбора продуктов и помощи самым бедным 50 тыс семьям, но они признаются, что не смогут обеспечить питанием 2 млн человек, которые, по оценкам экспертов, испытывают сложности с постоянным доступом к питанию. Год назад такая ситуация не могла присниться этой средиземноморской стране даже в страшном сне.

Как результат, 21 мая Премьер-министр признал, что страна находится на грани продовольственного кризиса и попросил помощи «империалистических» США и ЕС, в чем-то угрожая, что голод может привести к увеличению количества беженцев из страны в Европу.

Премьер-министр признал, что экономика страны находится в свободном падении, и Бейрут обратился за помощью к МВФ, ожидая кредит в размере 10 млрд долл… на данный момент переговоры не закончились успехом еще, но уже понятно, что на выход страны из кризиса, вызванного неразумными политиками (politics или politicians), уйдет минимум от 3 до 5 лет.

По мнению международных экспертов кризис сделал богатых людей, обладающих активами в валюте, более богатыми, практически уничтожил средний класс, сделав его бедным. Бедные же люди были фактически поставлены на грань выживания и сейчас еле сводят концы с концами. Они фактически не могут найти средства для покупки продуктов питания и средств гигиены.

За первые пять месяцев 2020 года количество убийств в стране выросло в 2 раза, рост краж автомобилей – на 50%. Экономический кризис вызвал массовые протесты – люди вышли на улицу и требуют отставки правительства. Карантин на некоторое время увел людей с улиц, но после послабления медицинских ограничений, количество протестов снова возросло. В эти выходные протесты были самыми масштабными с большим количеством вандализма, столкновения с полицией были жесткими. Многие банки выставили металлические заграждения перед отделениями. В Триполи была задействованы армейские войска.

Когда вам кто-то из украинских политиков будет рассказывать о том, какие же ливанские власти молодцы, что объявили дефолт, ничего не отвечайте в ответ – просто перечитайте этот текст вверху и погуглите фото Бейрута. И не слушайте таких политиков.

Комментарий Вячеслава Горобца:

Статья, описывающая ситуацию в Ливане — хорошая. Но выводы неправильные. Проблема не в дефолте. Проблема в дефиците денег, которую легко можно было бы решить, не пытайся власть с ослиным упорством сохранить монополию на выпуск денег.

«Телега впереди коня», а именно — неправильные приоритеты. Главная задача должна быть не сохранение (поддержание) стабильности валюты, и не рассчет по внешним долгам. Эти цели лишь обогащают держателей иностранной валюты и внешних долгов, т.е. делают богатых богаче, а бедных — беднее. Собственно, все это блестяще описано в статье.

А главной задача должно быть запуск местной экономики. Чтобы экономика заработала, нужен производитель и средство обмена.

Запуск производства критически важных товаров, импортозамещение (уменьшающее зависимость от внешних валют), возобновление и поддержка малого бизнеса, которое увеличит самозанятость и обеспечит население базовыми услугами — малый бизнес как правило намного быстрее откликается на потребности рынка.

В качестве средства обмена подойдет что угодно, к чему будет доверие. Такова природа денег — она зиждется на общественном доверии, на общественном негласном договоре. А осуществлять их роль могла бы любая бумажка, лишь бы в нее верили.Хорошо, если это будет государственная валюта, которой надо выпустить столько, сколько нужно для удовлетворения потребности. Но может быть система локальных валют (как бумажных, так и крито-)

Ситуация, подобная Ливанской, уже случалась в современной истории. Но те, кто не учит историю, обречен повтоять ее ошибки. Такой пример описан в книге «Краткая история денег» Андрея Остальского. Поставил этот фрагмент в своем блоге:

В целом, ситуация описывает будущее Украины, если мы не сделаем выводов из ошибок Ливана и наступим на те же грабли. .

Ну и последний, очевидный вывод. Проблемы, которые имеют ливанцы, созданы существующей финансовой системой и ее транснациональными бенефициарами. Они навязали нам мысль, что только их деньги имеют очевидную и безоговорочную ценность. Это миф. А значит: «Чтобы преодолеть систему, надо перестать пользоваться ее деньгами».

Добавить комментарий