Экономическая эмуляция

0
2228
У истоков успешного развития лежит то, что экономисты просвещения называли эмуляцией (англ. emulation), а вовсе не сравнительное преимущество или свободная торговля. В данном контексте эмуляция — это имитация с целью сравняться или превзойти. Если племя, живущее через реку, сделало шаг в развитии от каменного к бронзовому веку, то ваше собственное племя стоит перед выбором: придерживаться своего сравнительного преимущества в каменном веке либо попытаться эмулировать соседнее племя и вырасти вслед за ним до уровня бронзового века.
 
До Давида Рикардо никто не сомневался, что эмуляция — это лучшая возможная стратегия, так что исторически главным следствием теории торговли Рикардо стало то, что она впервые позволила оправдать колониализм с этической точки зрения. Мы полностью забыли тот факт, что все страны, которые сегодня богаты, обязательно проходили через период, когда эмуляция была их главной стратегией; мы объявили незаконными ключевые инструменты, необходимые для эмуляции.
 
/Как богатые страны стали богатыми. Эрик Райнерт/
Райнерт настаивает на том, что успешное развитие должно начинаться с подражания, заимствования, воспроизведения опыта передовых стран. «Эмуляция,—определяет он, —это имитация с целью сравняться и превзойти» (24). Ничем не ограниченный открытый рынок и глобализация закрепляют существующую специализацию стран и разрушают неокрепшую менее развитую промышленность. Рынок обеспечивает условия развития сильным и не имеет механизмов защиты слабых. Менее развитые страны могут перейти к более прогрессивной структуре производства путем заимствования, копирования, воспроизведения лучших достижений в сфере обрабатывающей промышленности и продвинутых услуг, так или иначе ограничивая на время свободную конкуренцию. «Согласно альтернативной экономической парадигме другого канона, которая сочетает элементы исторической
и эволюционной теорий,— утверждает автор,— развитие происходит благодаря эмуляции и ассимиляции: менее продвинутые страны учатся у более продвинутых, копируя их экономическую структуру и институты. Ключевые элементы
в этой стратегии эмуляции и ассимиляции — патентная защита, научные академии и университеты.

Экономическое развитие зависит от вида деятельности, оно привязано к кластерам экономической деятельности, для которой характерны возрастающая отдача, динамическая несовершенная конкуренция и быстрый технологический прогресс» (279).
Сырьевая экономика ориентирована на то, чтобы извлекать земельную ренту, ренту добывающей промышленности. Выгода в данном случае определяется ограниченными
природными ресурсами и монополией на природные ресурсы. Производство здесь пассивно, оно может обеспечить большие или меньшие объемные показатели, а не развитие.

«То, что мы называем развитием,— разъясняет автор,— является рентой, основанной на знании и технологиях, и эту ренту зачастую подкрепляет, а не наоборот, свободная
торговля» (30). «Экономисты путают,— настаивает Райнерт,— носитель прогресса (торговлю) с причиной прогресса (технологией)» (88). Относительно отсталая экономика может перейти на новый технологический уровень лишь с помощью
сознательных усилий по заимствованию, копированию, воспроизведению чужого опыта.

Автор книги предлагает ряд правил эмуляции. «Сознательное стремление к видам деятельности, для которых характерна растущая отдача; их поддержка и защита» (112). Как принято говорить сегодня, нужна политическая воля.

«Введение в рамках определенной географической области временных монополий/патентов защиты видов деятельности, которые принято решение развивать» (113). Предоставление налоговых льгот, кредитов, экспортных субсидий, ограничение вывоза сырья, развитие системы подготовки рабочей силы, образования. «Признание того, что
развитие — это явление синергическое, а значит, сектор обрабатывающей промышленности должен быть диверсифицирован» (113). Он не может развиваться изолированно, порождает множество специальностей, производств и, в свою очередь, предъявляет спрос на новые специальности и новые изделия, что нехарактерно для сырьевой экономики.

Стратегически сектор обрабатывающей промышленности должен решать вопросы занятости, экономического роста, платежного баланса.

«Неоспоримый факт: богатые страны разбогатели благодаря тому,—утверждает автор,—что десятилетиями, а иногда и веками их правительства и правящая элита основывали, субсидировали и защищали динамичные отрасли промышленности и услуг» (29). «Следуя скорее примеру Англии, чем ее советам, Соединенные Штаты защищали свою обрабатывающую промышленность 150 лет» (55). «Лучше иметь в стране неэффективный сектор обрабатывающей промышленности,—утверждает Райнерт,—чем не иметь его вообще» (26). В этом случае есть промышленная основа,
над которой надо работать, совершенствовать технологии, инженерию, организацию, менеджмент, повышать эффективность производства.

«Если промышленный сектор страны слаб, то надо работать над его эффективностью, а не закрывать сектор. Это, вероятно, самое важное правило, которое было забыто» в ходе рыночных реформ 90-х годов прошлого века (274). Сильный промышленный сектор не может возникнуть сам по себе, он не может сразу быть совершенным. «Страны начинали строить свое богатство, создавая „неэффективные“ национальные сектора промышленности»

Добавить комментарий