Советник президента Польши рассказал об экономической политике и сотрудничестве с Украиной

0
149

Здзислав Сокал (Zdzisław Sokal), род. 5 марта 1958 — польский экономист, 2007-2013 член правления Польского национального банка. С 2015 года советник президента Польши по экономическим вопросам. С 2016 года — руководитель Фонда гарантирования вкладов физлиц.

В чем секрет экономического роста Польши?

Факторов много, но один из главных — рост внутреннего потребления. С момента, когда пришло новое правительство, мы сделали упор на социальную поддержку семей — теперь правительство дает 500 злотых на ребенка ежемесячно до 18-летнего возраста. Многие программы работают за счет средств Евросоюза.

За счет этих программ пошел вверх уровень потребления, что спровоцировало рост внутренней экономики и производства.

Сейчас деньги Евросоюза почти не поступают, потому что не началась новая программа помощи.

За последний год рост экономики составил 4%. Слишком большой рост для экономики — тоже плохо. В предыдущие годы было 6 и более процентов. Из всех стран ЕС, Польша является единственной, где ещё не было зафиксировано падение ВВП. Безработица сейчас составляет 6-7%. Согласно исследованиям, безработица более 5% — это также плохо для экономики.

В некоторых отраслях наоборот — ощущается дефицит рабочей силы. Много поляков уехало за границу — в Англию, Германию. При этом около 700000 украинцев работает в Польше — и это сильно помогает. У поляков к украинцам хорошее отношение. Известно, что в Европе есть проблема с демографией. И самое быстрое решение проблемы демографии — это иммиграция. Сейчас очень много иммигрантов едет в Европу из Африки и Ближнего востока. Но мы не согласны на такое. Мы готовы помогать украинцам, белорусам — родственным нациям со схожей культурой и менталитетом.

На сегодня в Польше хорошая макроэкономическая ситуация. Уровень базовых ставок 1.5% Инфляция около 2%. Годами ранее была проблема — инфляции вообще не было. Была дефляция, небольшая, около нуля, но это тоже плохо для экономики.

Низкий уровень инфляции связан с низким уровнем цен на нефть и продукты питания. На следующий год прогнозируем также около 2%, что будет способствовать дальнейшему стабильному росту экономики.

Какова структура налоговых поступлений?

Последние годы ситуация с налогами была не очень хорошая: планировали одно, а собирали совсем другое, потому что и тут работала «оффшорная мафия». С помощью «политической крыши», они использовали схемы и платили намного меньше налогов, чем полагается по закону. В основном это касалось НДС. Для бюджета Польши это были потери в миллиарды долларов.

Структура налоговых поступлений такова:

  1. НДС (40%)
  2. Акциз (топливо, сигареты и алкоголь) (21%). В цене топлива 70-80% — это налог.
  3. CIТ (налог на прибыль компаний) (9%)
  4. PIT (налог на прибыль частных лиц) (15%)

Wyszczególnienie 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017
wykonanie wykonanie wykonanie wykonanie wykonanie przewld. wykonanie* projekt budżetu
VAT NW mld zł 120,8 120,0 113,4 124,3 123,1 129,3 143,5
rok poprzedni X -1% -5% 10% -1% 5% 11%
akcyza mld zł 53.0 60,4 60,7 61,6 62,8 65,3 69,0
rok poprzedni X 4% 0% 2% 2% 4% 6%
CIT mld zł 24,9 25,1 23,1 23,3 25,8 26,1 29,8
rok poprzedni X 1% -8% 1% 11% 1% 14%
PIT mld zł 38,1 39.8 41,3 43,0 45,0 48,6 51,0
rok poprzedni X 5% 4% 4% 5% 8% 5%
inne dochody podatkowe mld zł 1,5 2,9 3,2 2,7 2,9 58 7,9
rok poprzedni X 94% 12% -17% 9% 101% 35%
dochody niepodatkowe mld zł 34,3 39,3 37,5 28,8 29,5 42,4 24,3
rok poprzedni X 14% -5% -23% 2% 44% -43%
Ogółem mld zł 277.6 287,6 279,2 283,5 289,1 317,7 325,4

Как контролируется уплата налогов? Есть ли проблемы с уклонением?

В Польше в целом нет проблем с уплатой налога на прибыль физлиц. Есть проблема с уплатой Акциза и НДС. Тут правительство использует более серьезные методы контроля, чем просто декларация. У нас тоже есть компании, которые, как и у вас — Ахметов, пытаются продавать свою продукцию в оффшор с убытками, а оттуда — конечному покупателю по рыночной стоимости. Для таких компаний (обычно холдингов) законом предусмотрено наличие определенной документации, подтверждающей, что транзакции между компаниями осуществляются по рыночным ценам и правилам. Документация о сделках предоставляется в строго ограниченные сроки и поэтому фальсифицировать ее крайне сложно. Сегодня у нас исчезли фирмы, занимавшиеся «оптимизацией налогообложения», потому что это стало практически невозможно. Потери от такой «оптимизации» оценивались в сумму 10 миллиардов злотых, что очень большая сумма для бюджета. Однако мы еще не исчерпали весь потенциал…

Интересная ситуация была с налогом на доход от аренды недвижимости. Он был 20-40% (в зависимости от суммы). 2 года назад его заменили единовременным фиксированным налогом 8.5% (независимо от суммы дохода), что привело к 300% увеличению поступлений от данного налога. Если раньше пытались уклоняться от уплаты разными способами, то с его уменьшением решили, граждане решили, что проще платить и не иметь проблем с законом.

Есть также штраф 70% на доход с неизвестного источника, если налоговая нашла доход без подтвержденного источника.

Оборот земли

Новая власть отменила свободный оборот земли 2 года назад. Во время коммунистического правления 28% земли принадлежало колхозам и совхозам. Но 72% — была частная земля. После восстановления независимости распоряжение государственной землей перешло к Национальному агентству, которое продавало землю или сдавало в аренду. Это привело к тому, что большую часть земли, которая оказалась в обороте, скупили немецкие компании (через подставных лиц), так как имели преимущество перед польскими в средствах и технологиях.

С 1.05.2016 в Польше владелец земельного участка с/х назначения площадью выше 3 тыс. кв.м. может продать его лицу, которое ведет личное сельское хозяйство и владеет не более чем 300 гектарами. Покупатель должен иметь профессиональную квалификацию, связанную с сельским хозяйством плюс минимум 5 лет вести сельское хозяйство лично. Также, он должен проживать а селе, где находится данный участок.

Покупатель земли без решения суда не может ее продать в течение 10 лет (исключение составляют родственники владельца). Также, землю можно получить по наследству.

При нарушении вышеуказанных запретов, землю забирает Государственное земельное агентство, а покупатель получает материальную компенсацию.

Закон ввел мораторий на торговлю землей, находящейся в госсобственности: на срок 5 лет запрещена продажа земель Государственного земельного агентства.

2 года назад был принят закон, согласно которому невозможно продавать землю сельхозназначения иностранцам и людям, которые не имеют ни знаний, ни опыта работы в сельском хозяйстве. Если я хочу купить землю сельхозназначения, я должен иметь документ о профильном образовании, как минимум, и быть гражданином Польши.

Однако появилась проблема — стало тяжелее стало получить в банке кредит под залог земли и спрос на землю упал. Но мы думаем, что он будет восстанавливаться по мере того, как будет расти экономический потенциал внутреннего рынка.

Одной из причин того, что предпринимательство быстро возродилось после коммунистической эпохи то, частная собственность в Польше не была полностью уничтожена. Мы верим, что без мелкого и среднего сельхозпроизводителя не может быть среднего класса. В противном случае будут рабы и будут хозяева. Средний уровень земельных наделов в собственности польских фермеров — от 5 до 10 Га. Когда я был студентом, я проводил исследования на тему того, каким должен быть оптимальный размер участка частного фермера и пришел к выводу, что это 8,5 Га. Такая же ситуация во Франции, Бельгии, Голландии.

У меня есть друг, который имеет 70 Га земли и говорит что ему не хватает. Сейчас он хотел бы иметь 100 Га. У него около 70 коров, хочет увеличить до 200. Но это исключительные случаи.

Ключевой фактор экономического развития и устойчивости — это чтобы каждый гражданин имел доступ к средствам производства. И земля — это важнейший ресурс, конечно после оборудования и технологий. Важно также, насколько собственность сконцентрирована в одних руках или наоборот — децентрализована.

Польша и Украина

Украина — не маленькая страна. Мы заинтересованы в стабильной, безопасной, экономически сильной стране у наших границ, в том числе — и как буфер с Россией. У нас есть много общего и в историческом плане — борьба за свободу, борьба за независимость. Украинцы и поляки должны сотрудничать. Теперь границы открыты, можно свободно путешествовать и обмениваться опытом.

В Польше обучается много украинских студентов. Я всегда говорю, что польские студенты также должны учиться в Украине, изучать культуру и деловые отношения, расширять свои социальные связи для будущего сотрудничества.

У вас нет такой традиции предпринимательства на селе, как в Польше — существующее поколение выросло при колхозах и совхозах. Вы должны изучат польский опыт и менять подходы к работе. Наш сельский житель — это специалист широкого профиля, а не просто «тракторист» или «доярка». Он должен знать все — и как трактор завести, и как корову подоить, какое оборудование и технологии использовать для получения лучших результатов.

В политической сфере тоже должно быть понимание друг друга. Мы приветствуем то, что украинцы приезжают к нам, смотрят на уровень жизни, на достижения и пытаются перенести это в свою страну. Минимальная зарплата в Польше — примерно 14000 гривен. Для нас хорошо, что украинцы едут в нашу Польшу, в том числе на работу. Но это проблема для Украины, потому что от вас уезжают лучшие. Остаются безынициативные или пожилые, что негативно сказывается на развитии вашей страны. Вы должны создавать условия, чтобы поляки также захотели ехать к вам.

Как вы относитесь к экономической интеграции наших стран?

Главное препятствие — это коррупция. Пока бандиты из Донецка будут важнее законопослушных бизнесменов, никакие серьезные инвестиции к вам из Польши не придут. Мы создали у себя такие условия, при которых невозможно платить взятки — полиции, чиновникам.

Когда-то меня попросили сделать бизнес-план для одного предприятия в Киеве. Я встретился с начальником налоговой инспекции и он мне сказал: «Возможно сделать так, а возможно эдак», подразумевая свою личную заинтересованность. Такое невозможно в Польше.

О решении вступить в Евросоюз

Это решение тогда далось нам не просто, но оглядываясь назад, можно сказать что это было правильное решение — открытие границ, новые возможности для торговли и развития. Но второй вопрос, который стоял на повестке дня был о вступлении в валютную еврозону. Это была очень тяжелая дискуссия, в 2007 году, когда доминировало мнение, что тот, кто против — просто не нормальный. Я работал членом правления в Центральном банке и мы сделали анализ, в котором расписали хорошие и плохие стороны этого решения. Разные люди работали над этим отчетом и пришли к выводу, о том, что вступать в еврозону надо, но не сейчас, и не через будущие 3-5 лет: разница в экономическом развитии была настолько большой, что минусов оказалось более, чем плюсов. Нам следовало уделить внимание экономическому развитию и сократить разрыв между развитыми странами Евросоюза. В каком состоянии оказались сейчас греки и итальянцы, думаю, объяснять не надо.

В 2012 году премьер-министр Польши говорил о том, что в ближайшее мы вступаем в еврозону. Однако министр финансов и тогда был против. В результате, когда был кризис в Европе, Польша прошла его достаточно безболезненно — благодаря собственной монетарной политике, пользуясь курсом для сглаживания ситуации.

Что будет с Еврозоной дальше тяжело сказать. Германия имеет хорошую экономику. Франция — совсем другая ситуация. Португалия, Греция, Испания не оказались бы в таком кризисе, если бы имели возможность, управляя монетарной политикой, повышать конкурентоспособностью своей продукции. Сейчас в Европарламенте работают над так называемой «2-х скоростной еврозоной». Но вопрос — кто будет в этой первой и кто во второй скорости?  Германия успела провести модернизацию экономики и отдала на аутсорсинг ряд некритичных отраслей, она будет в наибольшем выигрыше. Во Франции сделали 35 часовую рабочую неделю, для экономики это плохо.

Ситуация в Еврозоне нестабильная. У Польши есть обязательства принять Евро, однако договор составлен так, что там нет сроков. Поэтому пока мы еще подумаем, лет 5-7. А там посмотрим.

Добавить комментарий