Христианская религия самая рациональная даже в плане ограничений

0
432

Сегодня — начало поста. И я снова думаю о том, что христианская религия самая рациональная даже в плане ограничений.

У нас или всё нельзя, или всё (из запретного) — можно.

Например, кришнаитам нельзя есть мясо. Как они говорят, Бог запретил есть живых существ. А яйца — это будущее мясо? Живое оно или нет? Как быть — не понято.

Иудеям нельзя некошерное. А как узнать наверняка, кошерное оно или нет? А вдруг то, что написано на упаковке — вранье. Со свининой тоже проблема. Я не часто ее и ем, но иногда свининки хочется. Что уж говорить про сало. А с общепитом как быть — ведь котлеты бывают свино-говяжьи… А кошерный общепит попробуй найди.

У мусульман вообще. Халяльное-нехаляльное — это понятно. А постятся они как? Великий пост действует только днем, пока светло. А как потемнело и Аллах уснул — можно уже и поесть. И другие удовольствия. А если вдруг недостаточно темно? Или у Аллаха бесссонница?

У нас же четко — мясное и молочное в посты запрещено. А в некоторые дни — рыба и растительное масло. Но это только для монахов. А в остальное время — «Все, что продается на торгу, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести; ибо Господня земля, и что наполняет ее. Втор 10:14; Пс 23:1»
/Первое послание апостола Павла к Коринфянам. Часть 2/

«нет ничего в себе самом нечистого; только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто» (Рим. 14:14). Мысль Павла вполне созвучна словам Христа: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека» (Мф. 15:11)

«Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога… Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает. А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех (Рим.14:6; 22–23).

Павел вообще не считает вопрос пищи очень-то важным в христианстве, «ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14:17). Следовательно, по причине поста или вкушения ни в коем случае нельзя ссориться. «Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест» (Рим. 14:3), – увещевает апостол. И, конечно же, не стоит соблазнять брата принципиальным вкушением или невкушением: «Ради пищи не разрушай дела Божия. Все чисто, но худо человеку, который ест на соблазн» (Рим. 14:20).

«Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем. Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных» (1 Кор. 8:8–9). Говоря же об идоложертвенном, Павел вообще отрицает какое-либо воздействие на христианина идоложертвенной пищи, так как сам идол есть попросту ложный символ несуществующей реальности: «Об употреблении в пищу идоложертвенного мы знаем, что идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Единого» (1 Кор. 8:4).

Добавить комментарий