Народный блоггер

Про рынок земли. Портрет в интерьере.

земля

Нам часто тут говорят, что товар стоит столько сколько за него готовы платить. Ну, это в смысле, на вопрос почему зарплаты маленькие. Когда мы спрашиваем «почему газ дорогой или электричество» — нам отвечают примерно то же самое. Что, мол, за них еще даже дороже готовы платить. В Германии, например. То, что горячую воду (по понедельникам и пятницам, и не очень горячую) они в Германию никак не продадут — это их смущает уже не очень.

Когда мы спрашиваем «почему государство такое дорогое», то мы слышим пример Швеции, где налоги еще выше. Хотя снова таки, где мы, а где Швеция? Если цена зависит от рынка, то сам рынок зависит от условий, и на этом, кстати, стоит идея той самой благотворной регуляции…

Итак, возвращаясь к рынку земли. Сколько стоит земля? Столько, сколько за нее дадут. И тут пора вспомнить Мизеса, Хайека и прочую субъективную полезность. Дадут за землю мало. По целому ряду причин, в том числе и потому, что в стране нет денег. Сама идея о том, что кто-то покупает основные фонды (а земля — это основные фонды) на свои собственные средства — это нонсенс. Нигде в мире нет такого примерно с конца 19-го века. Основные фонды покупаются всегда в кредит для того, чтобы себя окупить, возвратить кредит и принести прибыль. Это стандартная инвестиционная практика. Кредита в стране нет, и это всё, что вам нужно знать про рынок земли, под 40% годовых такой кредит не окупится никогда, от слова «совсем». Но и это еще не все.

Субъективная полезность земли будет сравниваться с субъективной полезностью денег, и именно таким образом будет формироваться цена. Субъективная полезность земли заключается в возможности ее обрабатывать и с нее собирать урожаи. И куда-то их потом продавать. Мирный труд хлебороба у нас сегодня не такой уж мирный. И на полях уже звучит стрельба. Ибо приезжают добры молодцы и начинают тупо собирать твой урожай, тот который ты вырастил. Или пытаются его захватить в собранном уже виде, где-то на току, на элеваторе и.т.д. Это риски. Основной (и очень веской) частью себестоимости у нас есть тупо соляра и миндобрыва. То есть — базовое сырье. Если базовое сырье есть основной частью себестоимости, то мы имеем что? Низкомаржинальный бизнес и, кстати, экстенсивное развитие. Аксиома. Низкомаржинальный бизнес не позволяет платить 40% по кредиту и не позволяет формировать собственный инвестресурс, то есть интенсивным он не станет никогда. Это тупик.

Ну и третье на закуску —  разница закупочных и розничных цен на сельхозпродукцию ужасает. Ты хрен продашь литр молока даже за 2 гривны, хотя в магазине хрен ты купишь его за 10. И в прочих продуктах там все довольно стремно. То есть, у сельхозпроизводителя тупо нету доступа к рынку, к потребителю.

С одной стороны украинцы начинают все меньше и меньше кушать (ага, даже такая есть статистика), с другой стороны доступ к экспорту — это явно не для всех, и это тоже дорого. Итого что мы видим? Что Украина с ее извечными черноземами превратилась в зону рискованного земледелия. А заявления фискалов что, мол, сельское хозяйство весьма перспективно для наполнения бездонного бюджета — тут сильно добавляет красок. Все эти обстоятельства сильно снижают субъективную полезность земли. И, следовательно, цену на нее. И в то же время сильно повышают субъективную полезность денег. Ибо деньги (особенно наличные и американские) можно например на огороде закопать в трехлитровой банке, что есть самый эффективный механизм защиты собственности в этой стране. А гектары сельхозземель ты ведь даже забором не обнесешь толком и собак туда не выпустишь. И не помогут собаки от добрых молодцев, что с автоматами приедут собирать твой урожай, тут меры покруче нужны.

Земля не обретет высокой ценности (полезности той самой), пока среди полей снова не вырастут феодальные замки с дружинами, которые ту землю смогут защитить. А под стенами тех замков не начнет происходить стихийная торговля дарами полей, с налогом в пользу феодала. И здравствуй 14 век во всей полноте своей. Только сейчас на дворе 21-й и против тех замков с большим успехом можно применить бомбардировщики и артиллерию. А комбайны фирм Клаас и Диир позволяют быстро собрать чужой урожай даже под огнем врага, если их хоть немного обшить в кустарных условиях броней. И мы это еще-таки увидим, ага… Как и объявления в газетах «меняю тонну зерна на противотанковые мины и пару РПГ». Не может быть рынка земли в условиях, когда отсутствует закон, как механизм защиты собственности. И даже более того, когда «закон» есть инструмент атаки на собственность.

Итак, те риски, которые озвучиваются ныне в отношении рынка земли — они мегаактуальны. Фактически, приобретать землю будут те, кто могут из нее извлечь полезность субъективную, и те, кто сможет защитить свою собственность. Сельхозпроизводитель? Вряд ли… Он может и арендовать. Цены на аренду земли смешные нынче, и приобретя ту землю в собственность — он не уменьшит своих затрат, своей себестоимости. И средств свободных у него нету, шоб в землю ту вкладывать. Вкладывать будет спекулянт. В надежде «потом продать дороже», для чего ему купить нужно как можно дешевле. Потом продать — это тогда когда построят там те самые замки феодальные, и урегулируют использование артиллерии и авиации. Лет через 10-15 в лучшем случае. Исходя из цены денег на рынке, что составляет минимум 15% годовых (в валюте). 15% годовых за 10 лет учетверяет сумму, и это только себестоимость денег, плюс цена защиты собственности, налоги и прочее, плюс прибыль, итого спекулянту нужно будет продать как минимум в 10 раз дороже. 1000%. Такой бизнес у нас будет доступен не всем (мягко говоря) и обязательно потребует поддержки государства. То есть, будет иметь коррупционную составляющую. И даже никакой жадный буржуй не полезет сюда закладывая яйца в дверь, снова-таки пока не будет тут закона. Это будет бизнес политиков наших, ментов, прокуроров и прочей злоебени. А бабла на эту операцию они возьмут привычно в бюджете. Ну или у МВФ, шоб дети наши отдавали потом. И никак иначе не будет.

И даже покупать они не будут у селян, а будут выдавать кредиты им под залог и неподьемные проценты. А потом на праздник сбора урожая присылать все тех же добрых молодцев с автоматами иль вместо них — фискальную проверку. А может быть не вместо, а с ними наряду. И хрен когда тот фермер отдаст кредит, его будут банкротить, и землю отбирать за половину скудной той цены, что даже будет на рынке, и хорошо если за половину.

И обострится несколько борьба за экспортные квоты и перевалочные мощности, ибо кто контролирует их — тот контролирует рынок. И много там будет других интересных событий которые мы не раз уже видели в иных всех прочих отраслях. Одно можно сказать точно, ни «благосостоянию населения», ни «наполнению бюджета» ни даже «росту отрасли» все это никак не поспособствует. Однозначно.

Вернемся в самое начало — не может быть «рыночной цены» когда нет рынка и даже самого товара. Земля — не товар, но не только потому что запрещена, дескать, продажа, и даже не столько потому. А потому, что собственности нет в стране, нет механизма ее защиты. Вот баксы наличные еще можно как-то защитить. Ружьем или лопатой унд трехлитровой банкой. А не землю. И потому там разная «полезность субъективная», и потому-таки будут продавать. Нашару, за копейки. И даже не продавать, а отдавать за априори безвозвратные кредиты, шоб только за живую копейку хоть мимолетно подержаться.

Станислав Кукарека

Ссылки по теме:

Related Articles