Народный блоггер

История коррупции

Свидетельств о коррупции, относящихся к дописьменной эпохе, конечно же, не сохранилось, но теоретически можно предположить, что и в те времена она могла существовать. В первобытных и раннеклассовых обществах определённая плата жрецу, вождю или военачальнику за личное обращение и помощь,  безусловно, была.

По мере усложнения государственного аппарата, ситуация стала меняться — правители «высшего ранга» требовали, чтобы «нижестоящие служащие» довольствовались только фиксированным «жалованием». Тем не менее «чиновники низших рангов» предпочитали тайно получать от просителей (или требовать у них) дополнительную плату за исполнение своих служебных обязанностей.

В Ветхом Завете слово «взятка» уже встречается: «…Я знаю как многочисленны ваши преступления и как тяжки ваши грехи: вы притесняете правового, берете взятки, а нищего, ищущего правосудие, гоните от ворот…» (Ам., 5:12) .

В той же Библии, в «Книге премудрости Иисуса сына Сирахова» отец наставляет сына: «Не лицемерь перед устами других и будь внимателен к устам твоим… Да не будет рука твоя распростерта к принятию… Не делай зла, и тебя не постигнет зло; удаляйся от неправды и она уклонится от тебя… Не домогайся сделаться судьею, чтобы не оказаться бессильным сокрушить неправду, чтобы не убояться когда-либо лица сильного и не положить тени на правоту твою…».

Есть документы, свидетельствующие о коррупции в Иерусалиме в период после вавилонского пленения евреев в 597 — 538 гг. до Рождества Христова.

Ну а, вероятно, самым известным в истории человечества фактом взяточничества является подкуп Иуды Искариота, продавшегося за сумму в тридцать серебряников.

В Новом Завете также отмечены факты «коррупции» — передаче взятки римлянам, охраняющим гроб Христа. История гласит, что после распятия Иисуса, группа фарисеев пришла к прокуратору Иудеи Понтию Пилату и рассказала о том, что Иисус обещал своим ученикам воскреснуть по истечении трех дней после его смерти, поэтому они попросили игемона выставить охрану у гроба и тем самым «обезопасить» его. Прокуратор дал им стражу с указанием «охранять, как знаете», Гроб Господень.  Когда же Иисус воскрес, испуганная римская стража сообщила об этом иудеям, а те решили поднести воинам подношения, дабы они сказали Понтию Пилату, что тело Христа украли ночью его ученики, в то время, когда охрана спала. Таким образом, римским стражникам дали взятку, заплатив «за молчание», что подтверждается и тем, что римская печать на гробе осталась нетронутой!

В «Книге деяний» также описан случай, когда Симон увидев, что «при возложении рук Апостольских передается Дух Святой», принес им деньги, т.е. взятку с просьбой: «дайте и мне власть сию», на что апостол Петр ответил ему: «…Серебро твое погибель тебе принесет, поскольку ты помыслил получить дар Божий за деньги…».

Отметим, что на ранних этапах истории развития античных обществ (древнегреческие города-полисы, республиканский Рим), когда ещё не было «профессиональных» государственных чиновников, коррупция почти отсутствовала. Это явление начало расцветать лишь в эпоху упадка античности, когда появились такие государственные чиновники, о которых говорили: «…Он приехал бедным в богатую провинцию, а уехал богатым из бедной провинции…». В этот период в римском праве появился и специальный термин «corrumpire», который был синонимом слов «портить» и«подкупать», и служил для обозначения любых должностных злоупотреблений.

Таким образом взятка и коррупция появляется с того момента, когда произошло обособление функций управления в общественной и хозяйственной деятельности, когда у должностного лица, чиновника, «управленца» появляется возможность распоряжаться ресурсами и принимать решения не в интересах общества, а своих собственных.

О коррупции известно и во времена формирования государств в древнейших центрах человеческой цивилизации — Египте, Месопотамии, Индии, Китае и Иудеи в III-II тысячелетиях до н.э. В религиозной и юридической литературе этих государств есть свидетельства сложившихся с незапамятных времен особых отношений внутри элиты. Так, в одном из текстов Древнего Египта, в XXII веке до н.э., в «Поучении Гераклеопольского царя своему сыну Мерикара»  сказано: «…Возвышай своих вельмож, чтобы они поступали по твоим законам. Непристрастен тот, кто богат в своем доме, он владыка вещей, и не нуждается…». Эта цитата прямо говорит о подношениях египетским вельможам, и только якобы мудрость некоторых царей, делавших их несметно богатыми, могла сокращать коррупцию «древних бюрократов».

Одно из древнейших упоминаний о коррупции встречается и в клинописях Шумера середины третьего тысячелетия до нашей эры, когда шумерский царь Урукагином пытался пресечь злоупотреблений судей и чиновников, вымогавших вознаграждения.

Древнейшие свидетельства о коррупции чиновников можно встретить в архивах Древнего Вавилона, во второй половине XXIV века до н. э., а позднее, в XIX веке до н. э., в знаменитых Законах вавилонского царя Хаммурапи, прямо сказано: «…§ 5. Если судья разобрал дело, вынес решение и изготовил документ с печатью, а затем решение свое изменил, то этого судью следует изобличить в изменении решения, которое он постановил, и исковую сумму, имевшуюся в этом деле, он должен уплатить в двенадцатикратном размере; кроме того, в собрании его должны согнать с его судейского кресла, и он не должен возвращаться и заседать вместе с судьями в суде…».

В «Артхашастра», древнеиндийском трактате IV в. до н.э. «по искусству управления государством» подчеркивается, что важнейшей задачей, стоящей перед царем, является борьба с казнокрадством, причём в трактате перечисляются 40 способов хищения казенного имущества! Автор трактата пишет, что «…Легче угадать путь птиц в небесах, чем уловки хитроумных чиновников. Так же, как нельзя распознать, пьют ли воду плавающие в ней рыбы, нельзя определить, присваивают ли имущество чиновники, приставленные к делам…». И основным средством борьбы с казнокрадством в те времена была банальная слежка, а доносчик получал долю имущества, конфискованного у лица, осужденного за должностное преступление.

Сведения о масштабной коррупции известны в эллинистическом мире. Так, в 320-е годы до н.э., Клеомен, греческий наместник Египта, назначенный на это место Александром Македонским, использовал свое положение для того, чтобы манипулировать поставками зерна из Египта в Грецию. Греция в те время не производила достаточно зерна, и импортировала его в больших количествах, в основном из Египта. Клеомен создал искусственные препятствия на пути этих поставок, что привело к острому дефициту зерна в греческих городах, цены на зерно в Греции выросли во много раз, а население Греции оказалось на грани голода смерти (голод в Греции продолжался с 329 г. по 325 г. до н.э), сам же греческий наместник Египта заработал на спекуляции зерном огромное состояние.

Подобные, весьма масштабные коррупционные спекуляции были известны и в IV в. до н.э. и при торговле металлами. Некий «сицилийский финансовый магнат» скупил всё железо, монополизировав рынок, а затем продавал его по цене в 3 раза выше прежней, получая на этом 200% прибыли.

О коррупции четко сказано в древнеримских (пятый век до н.э.) «Двенадцати таблицах» – законодательном своде Республики, где слово «corrumpere» уже привычно используется в значении менять за деньги показания в суде и подкупать судью: «…Таблица IX: Неужели ты будешь считать суровым постановление закона, карающее смертною казнью того судью или посредника, которые были назначены при судоговорении [для разбирательства дела] и были уличены в том, что приняли денежную мзду по [этому] делу?)…» (Авл. Геллий, Аттические ночи, XX. 17-3).

В Риме было более сорока форм взяточничества, а подкуп избирателей и покупка должностей была весьма естественна и широко распространена.

В III веке до н.э. был самым богатым государством, намного богаче Рима, был Карфаген, что, тем не менее, не мешало ему быть и самым коррумпированным государством античности. Как писал греческий историк Полибий, «…в Карфагене ничто не считается позорным, что ведет к прибыли… претенденты на государственные посты получают их путем открытой уплаты взяток…». К концу III в. до н.э. коррупция в Карфагене достигла таких масштабов, что, как отмечал известный немецкий историк Т. Моммзен, «…в правительстве и государственных органах Карфагена доминировала партия, фактически отстаивавшая не интересы собственной страны, а интересы Рима…». Причём это происходило во время Второй Пунической войны, продолжавшейся без малого 27 лет, и именно противодействием «коррумпированной партии», по мнению Т. Моммзена, и объясняется тот факт, что Ганнибал, воюя против Рима, был фактически предоставлен самому себе, не получал подкреплений из Карфагена, что в конечном счете и привело его к поражению.

Интересна и ещё одна историческую деталь — римляне «на излете» своего могущества (в III-V веках нашей эры) коррумпировали, подкупали даже …своих врагов, то есть варваров! Римские полководцы-аристократы платили готам, вандалам и гуннам огромные деньги за то, чтобы те… не нападали на Рим, и таким образом, верхушка германских вождей долгое время была коррумпирована на высшем, «межгосударственном» уровне, что правда не помешало тем варварам, на которых денег не хватило, в итоге одолеть мощнейшее государство древности.

Существовала практика продажи должностей чиновников и в Византии, причём на протяжении многих столетий, и как пишет французский историк А. Гийу: «…каждый чиновник, во всяком случае, в высшем эшелоне византийской бюрократии, официально покупал свою должность, и в дальнейшем, конечно, стремился окупить потраченные таким образом деньги за счет каких-то дополнительных сборов или взяток с населения…».

Массовое распространение коррупции в Европе начинается с Раннего Средневековья, когда стали быстро развиваться денежные отношения, рост численности государственного аппарата и сращивание ветвей государственной власти вопреки принципам римского права. Понятие «коррупция» в христианской теологии приобретает значение «греха» или «дьявольского обольщения», но, тем не менее, как писал Фома Аквинский, коррупция в те времена привычно рассматривается как проявление самой сущности общества. И именно в Средние Века появляется принципиально новое понимание коррупции как антисоциального явления, пронизывающего все общество сверху донизу, и как первооснова любого отступления от закона.

Правда в Средние Века проблему коррупции «успешно решали» путем сожжения на кострах Инквизиции или через отрубание конечностей, а жители средневековой Праги наиболее ненавистных чиновников попросту выкидывали из окон.

Но, тем не менее, именно в Средние Века система коммерческого или государственного подкупа широко применялась церковниками. Возьмем, к примеру, орден тамплиеров, «рыцарей-храмовников», как известно, баснословно богатый. Тамплиерам были должны короли и папы Римские, они оказывали банковские услуги дворянству, транспортировали и охраняли в опасных районах огромные ценности, доверенные им купцами. Однако богатство и власть редко кого оставляют честными, и, пытаясь гарантировать абсолютную честность духовных братьев, устав ордена запрещал рыцарям иметь собственные деньги. Но если тамплиер умирал, и при покойном находили деньги в количестве, превышающем разрешенное старшим начальником, ему отказывали в христианском погребении, что было в те времена самым страшным и демонстративным наказанием, ибо обрекало душу «коррупционера» на вечное проклятие. Но как, известно, несмотря на всё своё богатство и власть, тамплиеры закончили очень плохо. Король Франции Филипп IV Красивый, задолжавший «рыцарям-храмовникам» огромные деньги, в 1307 году разгромил орден, «договорившись» с папой римским Климентом V, который объявил тамплиеров еретиками и отлучил их  от церкви. Большинство тамплиеров после пыток было сожжено на кострах, меньшая часть, признавшая свою вину — заточена в монастыри. Великий магистр ордена Жак де Моле после чудовищных пыток был сожжен на Еврейском острове в Париже (ныне оконечность острова Сите).

А уж в католической церкви массовая коррупция общеизвестна, например та же продажа индульгенций. Кроме того, в 1409 году в ритуал интронизации нового папы Римского, проводившийся после избрания конклавом кардиналов, было включено особое действо, призванное напоминать верховному понтифику о его бренной сущности и отвращать его от мысли о злоупотреблениях. И когда новоизбранный папа вступал в собор Святого Петра в Риме, дабы получить помазание и тиару, перед ним троекратно сжигался пучок пакли, что сопровождалось возгласом: «Святой отец, так проходит слава мира!». Sit transit gloria mundi!

Известна и история, что в конце XIV века, в период «двоепапства», одним из двух пап под именем Климента VII был избран известный бандит Роберт Женевский. А в начале XV века на папский престол вступил ещё и третий папа — морской пират Балтазар Коссе под именем Иоанна XXIII. Считается, что «выборы» не обошлось без подкупа голосов кардиналов.

В Османской империи и в Средние века, и позже коррупции была чудовищна, и до сих пор считается, что мирный договор с Россией чиновники султана подписали за взятку. Да, и Османская империя, как ранее и Римская, и Византийская разложилась и распались в том числе и из-за того, что всё и вся продавалось и покупалось — и люди, и должности, и услуги, и милости.

Но это «льстивый и корыстный» Восток. А что в «цивилизованный и пуританской» Европе? Да то же самое… В феврале 1610 года власти Нидерландов, например, выпустили первый в истории эдикт, который запрещал… торговлю воздухом! Речь шла всего лишь об операциях с акциями, которые «не находились в момент сделки в фактическом владении продавца». В 1689 году амстердамский адвокат Николаас Майс Ван Хоули добился того, что все сделки стали регистрироваться и облагаться налогами, а до этого злоупотребления и взятки в неконтролируемых сделках были обычным явлением.

Был даже и налог на взятки, например на острове Ява в XVIII веке, когда остров был колонией Голландии! Коррупция на Яве, как отмечали современники, как и в самой Голландии, достигала неимоверных размеров. Генерал-губернатор с жалованьем 700 гульденов в год привозил домой состояние в 10 млн. гульденов. Младший торговец платил (официально!) 3500 гульденов за назначение на пост с окладом 40 гульденов в месяц и получал на этой должности годовой доход до 40 тыс. гульденов.

«Не отставала» и Англия… Пытаясь пресечь мздоимство и воровство в королевском флоте, в британском Адмиралтействе в XVIII веке придумало, чтобы через всю длину корабельных снастей проходила красная нить, которую нельзя было выдернуть, не распустив весь канат или всю веревку, так что по самому маленькому обрывку можно было признать «собственность короны». Но чиновники Адмиралтейства не позаботились о главном — ведь воровали чаще для того, чтобы давать взятки тем же бюрократам, которые с этими самыми взятками «демонстративно боролись».

В Англии, да и других странах процветало почти отрытое «культивирование коррупционных традиций» в высших эшелонах власти, и известный философ Томас Гоббс писал: «…Люди, кичащиеся своим богатством, смело совершают преступления в надежде, что им удастся избежать наказания путем коррумпирования государственной юстиции или получить прощение за деньги или другие формы вознаграждения … Коррупция есть корень, из которого вытекает во все времена и при всяких соблазнах презрение ко всем законам…».

Шарль Монтескье отмечал: «…известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела…». Коррупцию во Франции поощряло «государственное разгильдяйство», свойственное абсолютистской королевской власти. Первую перепись населения провел лишь Наполеон, в начале XIXвека, а до этого французские короли просто не знали, сколько у них подданных, и уж конечно, не знали, сколько у них имущества, поэтому налоги распределялись «на глаз», что и способствовало коррупции — королевские чиновники, от которых зависело установление суммы налога, могли резко снизить её за подношение «лично им в карман». Причём аналогичная система существовала в те времена во многих европейских, и, тем более, азиатских государствах.

Современное значение понятия «коррупции» окончательно утверждается в XV — XVI веках, и под коррупцией уже обычно понимаются подкуп и продажность чиновников (государственных должностных лиц), а также общественно-политических деятелей.

Вскоре после смерти одного из лидеров французской революции Мирабо обнаружилось, что он брал взятки от короля, и его тело его было с позором выброшено из Пантеона. А уже в середине XX века было доказано, что деньги от короля получал и один из самых известных лидеров якобинцев, Дантон. И Мирабо, и Дантон обещали королю защиту и покровительство. И оба обманули его … Людовик XVI  был казнён 21 января 1793 года в Париже, на площади Революции, ранее площади Людовика XV, а ныне площади Согласия (PlacedelaConcorde).

При императоре Наполеоне  его министры Фуше и Талейран получали взятки от всех королевских дворов Европы, желавших заручиться покровительством императора.

А в XIX веке нарицательным стало слово «панама» — французская компания, строившая Панамский канал, чтобы скрыть свое тяжелое финансовое положение, подкупила большую группу депутатов и министров. Дело закончилось крахом компании и разорением сотен тысяч акционеров.

В 1884 году в США, Оливер Пейн, казначей фирмы Рокфеллера «Стандарт Ойл», подкупил …законодательное собрание штата Огайо и обеспечил избрание своего отца Генри Пейна сенатором от этого штата. «…Взятки, шантаж, вымогательство лежали в основе большинства законодательных актов собрания штата..», — писал один из исследователей американской политики того времени.

Становление коррупции на Руси относиться к IХ — Х векам, когда фактически и возникла Киевская Русь, и такое понятие как «кормление», т.е. направление князем своих наместников и воевод в провинции, без их денежного содержания, но наделив огромными полномочиями, предполагая, что население и будет «кормить» его, что естественно приводило к чудовищным взяткам и злоупотреблениям. Т.е. изначально коррупция для чиновников в России была законным видом деятельности, государственные чиновники, наместники и воеводы жили за счет «кормлений», т. е. на подношения от тех, кто был заинтересован в их деятельности. Собрав мзду, наместники возвращались в столицу, где излишки накопленного добра у них отнимали в пользу казны.

К XV веку коррупция в России приобрела системный характер, и чиновник, выполнял за подношение какое-то действие, и, между прочим, свои прямые обязанности. Это называлось «мздоимство» и воспринималось как норма, правда в том случае, если чиновник при этом не нарушал закона. Если же его подкупали для совершения чего-то незаконного, что было возможно благодаря его должности, это относилось уже к «лихоимству», с которым пытались бороться. Первый закон о наказании судей за взятку опубликован в Судебнике 1497 года, а уже в Судебнике 1550 года, вопрос о взяточничестве рассматривался более детально, так, для дьяка, который за взятку составил подложный протокол или исказил показания сторон, было предусмотрено наказание — тюремное заключение, кроме того, он должен был выплатить штраф в размере суммы иска.

В 1556 году «кормление» был отменено, но круговая порука и отсутствие морального осуждения взяточников в провинциальных и столичных уездах по-прежнему сохранялись, а уж местное население не скупилось на подарки, так как другого выхода не было.

С XVI века на Руси возникло новое проявление коррупции – «вымогательство». При царе Алексее Михайловиче, Глава Земского приказа Леонтий Плещеев превратил суд в «организацию», занимавшеюся исключительно вымогательством, все судебные дела решались по принципу — «кто больше даст, тот и выиграет». В это же время возникает и практика «взятки за лицензию», начатая тестем царя боярином Ильей Милославским. А шурин Плещеева Петр Траханиотов, ведавший Пушкарским приказом, месяцами не выплачивал жалованье стрельцам, оружейникам и другим подчиненным, присваивая себе деньги.  Доведенный до отчаяния народ 25 мая 1648 года поднял в Москве бунт, и царь Алексей Михайлович был вынужден выдать Плещеева, которого растерзала толпа, а затем казнить и Траханиотова. Этот бунт оказался первым (и последним, кстати) в российской истории народным выступлением против коррупции. А царю Алексею Михайловичу пришлось обещать народу, что он, мол, сам будет следить за тем, чтобы вновь назначенные судьи «чинили расправу без посулов». Изданное после бунта Соборное уложение 1649 года предусматривало многочисленные наказания за преступления, подпадавшие под понятие коррупции: подлог при переписке судебного дела, утайку пошлин при регистрации дел, притеснение населения. Но коррупция всё равно не исчезла…

Одним из первых, кто был удивлен масштабами коррупции в обществе и в системе государственного управления был Петр Первый. Своими указами (от 23 августа 1713 года, 24 декабря 1714 года и от 5 февраля 1724 года) Петр ввел репрессивные меры, вплоть до смертной казни, для всех тех, кто был замечен в коррупции. Именно в царствование Петра Iвпервые было осознано, что коррупция является ужасным злом для государства, подрывает бюджет страны и разлагает общество.

С 1715 года чиновники в России стали получать «фиксированную зарплату» – жалование, а взятка в любой форме стала считаться преступлением. Однако государственный аппарат при Петре Первом настолько разросся, что содержать его стало проблематично, а жалованье, и так весьма скромное, выплачивалось нерегулярно, поэтому взятки всё равно были основным источником дохода, особенно для чиновников низших рангов.

Петр решил ужесточить меры наказания и сгоряча хотел издать указ, согласно которому следовало вешать любого чиновника, укравшего сумму, равную цене… веревки, но его сподвижники в один голос заявили, что в этом случае государь просто останется без подданных. Император советников послушал, но смертную казнь за взяточничество все-таки ввел.

Специально для борьбы с коррупцией был учрежден пост Генерального прокурора (обер-фискала), и по личному указанию императора на эту должность был назначен Алексей Нестеров. Он доблестно исполнял свои обязанности, вел активную борьбу с казнокрадством и взяточничеством, после многолетнего следствия изобличил в коррупции сибирского губернатора князя Матвея Гагарина, которого повесили при всём честном народе… А через три года обер-фискала Нестерова самого обвинили в коррупции и четвертовали. Так что репрессивные меры помогали мало…

Как гласит исторический анекдот, Балакирев, шут Петра, однажды спросил у императора, в чем сходство между колесом и стряпчим. «Ну и в чем?», — рассмеялся Петр. «…А в том, Ваше императорское величество, что и обоих надо почаще «смазывать»!…».

Ну а «главным взяточником» России во времена Петра был князь Александр Меншиков, «правая рука» императора. «Осталась у меня одна рука, вороватая, да верная», — сказал Петр Первый после смерти Лефорта. Неоднократно Петр «учил» любимца Данилыча дубинкой, но вот казнить его у Петра рука так и не поднялась. А уж брал взятки Меншиков, да и воровал, как говориться, даже не «вагонами», а целыми городами. Когда в 1727 Александр Данилыч «…был обвинён в государственной измене, хищении казны и вместе с семьей сослан в Берёзов, было конфисковано его имущество: 90 тысяч крепостных, 6 городов, имения в России, Польше, Пруссии и Австрии, 5 млн. рублей золотом наличными и 9 млн. в английских и голландских банках и т.п…» (БСЭ).

Петр ушел в мир иной, коррупция в России продолжала процветать, и вновь  была восстановлена система «кормлений». Были примеры, когда «государственные мужи» России не стеснялись пользоваться незаконной финансовой поддержкой и из других стран. Яркий пример коррупции «на внешнеполитическом фронте» — канцлер Бестужев-Рюмин, который заведовал внешней политикой России в царствование Елизаветы Петровны, что выражалось в неизменном союзе России с Англией и Австрией против всех остальных европейских государств. Но тайная канцелярия Александра Ивановича Шувалова неопровержимо доказала, что «стратегические приоритеты» российского канцлера основывались на… получаемых в течение более 15 лет регулярных перечислениях из Лондона и Вены. Так что это был уже факт не только коррупции, но и прямой государственной измены. Бестужев-Рюмин избежал казни лишь благодаря обещанию Елизаветы, которое она дала при вступлении на престол — царица уверила подданных, что по её приказу не будет казнен ни один человек. Канцлера разжаловали и отправили в ссылку, но после смерти императрицы Елизаветы, в царствование Екатерины II, Бестужев-Рюмин вернулся в Петербург, умудрился получить взятку от Григория Орлова, а потом и подношение от императрицы, правда с приказом немедля и навсегда ехать «лечить недуги» на европейские курорты.

Екатерина II вернула фиксированное жалованье чиновникам, но оно выдавалось бумажными деньгами, которые к началу XIX века стали сильно обесцениваться по сравнению с серебром и золотом, так что коррупция продолжалась.

Кроме того, в русской культуре так уж сложилось, что обычай преобладал над действующим законодательством. За века крепостного права, в условиях которого подношения хозяину были естественными, сложились и особенности менталитета. «Традиция подарков» переносилась на взаимоотношения с государственной властью, поэтому люди приносили подношения, рассматривая их не как взятку, а именно как подарок и не осознавая, что они тем самым развращают чиновников. А государственным служащим, в свою очередь, сложно было противиться взятке, так как отказ от «подарка» воспринимался как обида.

В итоге к середине XIX века чиновники практически всех рангов постоянно злоупотребляли своим положением и находились при этом в страхе перед разоблачением. Впрочем, достаточно прочитать «Ревизора» Н.В. Гоголя.

В начале XIX века на должность губернатора в Курске поставили Аркадия Ивановича Нелидова, который славился своей скромностью, честностью и взяток категорически не брал. Всё «курское общество» было очень возмущено. «Какое наше дело, что он честен и взяток не берет? Зато с ним никаких дел не сделаешь!».

Император Николай Первый, во время Крымской войны, пораженный коррупцией и воровством, так сказал своему сыну, наследнику престола: «Кажется, в России не воруют только двое – я и ты!».

Ну, слова А.С. Пушкина: «Кот Васька плут, кот Васька вора – ну словно обер- прокурор!»!

О взяточничестве в России в середине-конце XIXвека кто только не писал – и Крылов, и Пушкин, и Гоголь, и Некрасов, и особенно Салтыков-Щедрин, а потом и Чехов, да и многие другие писатели. И это только писатели… Впрочем, почитайте того же «бытописца Москвы», журналиста В.А. Гиляровского… О взятках полиции Москвы он хорошо пишет: «…Перед праздниками Охотный ряд возил московским Сквозник-Дмузановским возами съестные взятки. Давали и «сухими», в конвертах….». Что-то изменилось?

В начале ХХ века коррупция добралась и до высшего офицерства, для которых жажда наживы вообще была не свойственна, и которые прежде жили понятиями доблести, чести и достоинства. В начале Первой мировой войны, в августе 1914 года, генерал Ренненкампф бросил на произвол судьбы командующего Второй российской армией Самсонова, что имело тяжкие последствия для России. Правда факт получения Ренненкампфом взятки доказать всё же не удалось, и он от возмездия ушёл. В 1915 году за измену родине был осужден военный министр Сухомлинов, который якобы за взятки (что доказать правда, также не удалось) передавал секретные сведения через свою жену австро-венгерскому военному атташе и его агентам.

Революция в России вроде искоренила коррупцию…но лишь на время… При Сталине отношение к коррупции вообще приняло весьма интересный оборот — с одной стороны, наказание за «злоупотребление служебным положением» ужесточились вплоть до смертной казни, а с другой стороны, госслужащие очень быстро образовали неприкосновенный и неподвластный контролю класс, представители номенклатуры были фактически неподсудны и не слишком боялись наказаний.

Борьба с коррупцией носила, скорее, показательно-политический характер и применялась для расправы с неугодными лицами. Показательным примером может служить дело Авеля Енукидзе, который занимал должность секретаря Центрального исполнительного комитета СССР, чем и пользовался в личных интересах. В партийном аппарате об этом, конечно, знали, но это никого особо не возмущало до тех пор, пока «товарищ Енукидзе шел в ногу с генеральной линией партии». Но стоило ему вызвать неудовольствие Сталина, как тут же последовали репрессии, и в 1937 году Енукидзе был расстрелян.

Кстати именно в 30-х годах появилась никогда ранее не существовавшая система «конвертов» (весьма успешно реанимированная в перестроечный и постперестроечный периоды). Всем высшим чинам в партийном аппарате, НКВД, прокуратуре и армии выдавалась вторая, нигде не декларированная зарплата, что «стимулировало верность» вождю.

Отменил это лишь Хрущев, чем, конечно, нажил себе тем массу врагов, что и послужило, в частности, неформально, конечно, поводом для его отставки в 1964 году. Одна из историй того времени – в «злоупотреблении служебным положением» был изобличен Фрол Козлов, Секретарь ЦК КПСС, т.е. в те времена второй человек в государстве, ну а когда итоги следствия были оглашены, Козлова разбил паралич. И Хрущев сказал: «Если оклемается, исключим из партии и будем судить. Если умрёт — похороним на Красной площади». Эти слова Хрущева и определили дальнейшее направление в « борьбе с коррупцией» в СССР – «не пойман – не вор». Точнее это касалось, конечно, «партийно-бюрокартической верхушки», ведь официально термина «коррупция» в СССР не было, власть не признавала этого слова, оно появилось лишь в конце 1980-х годов.

Были термины «взяточничество», «попустительство», «злоупотребления», но учитывая постоянный дефицит продукции, оборудования, товаров, продуктов, возможности получить жильё и прочее многие, а точнее большинство, занимающие хоть какие-то посты, считали само собой разумеющимся отпускать за взятки дефицитную продукцию, выделять оборудование и материалы, назначать на ответственные должности, корректировать и снижать плановые задания, скрывать махинации. Своё служебное положение каждый использовал, как мог, особенно это касалось торговли — если «советский человек» хотел относительно комфортно жить, он должен был иметь «своих» людей («блат») в магазинах. Причиной был, конечно же, дефицит (на 90 %) товаров народного потребления.

Считается, что и крах СССР связан с выявленной в середине-конце 1980-х годов коррупцией на самом высоком уровне, не говоря уж о директорах магазинов и торгов, директорах предприятий и т.д.

Но, тем не менее, радикальные либералы во главе с Б.Н. Ельциным, которые и шли к власти под лозунгами «борьбы с коррупцией», оказавшись у власти, «перекрыли достижения» своих предшественников. Официальные доходы госчиновников оставались довольно скромными, но при этом без их разрешения заниматься бизнесом было практически невозможно, а особенно щедрой «кормушкой» оказалось проведение приватизации.

Кроме того, интересен сам факт «децентрализованной постсоветской коррупции» — если в других странах достаточно «дать на лапу» одному-двум высокопоставленным чиновникам, то в России приходится платить всем чиновникам без исключения, начиная от секретарши в приемной и заканчивая налоговыми инспекторами.

Сегодняшнее правительство России, как и правители прошлых эпох, пытается якобы противостоять мощной коррупции, но пока в массовом сознании народа и особенно чиновников коррупция, взятки, подношения будет восприниматься как нормальное и неизбежное явление, ничего не изменится. И пока взятки будут предлагать — их будут брать, какие бы суровые наказания за это ни грозили.

А.А. Каздым

Ссылки по теме:

Related Articles