Народный блоггер

Водохранилища — угрозы экологические, и не только…

Уже много лет мы водим разговоры на тему «как спустить водохранилища», которые постепенно превращают Днепр в болото. Это на самом деле так. Известно, что есть 3 основные водные экосистемы — речная, озерная (а украинская часть Днепра сегодня фактически — это каскад озер с малым протоком воды) и третья по уровню деградации — это болотная.

Днепр утратил свою способность к самоочищению. Когда строился каскад водохранилищ, никто и представления не имел о том, какие это будет иметь последствия. И в то же время мы 20 лет водим хороводы как же их спустить без последствий — там ведь на дне «чернобыльский радиоактивный ил и много чего еще…

Днепрогэс был построен в 1927–1932 годах, по существу, вручную, с помощью кирок, тачек, лопат, трудом тысяч строителей, которыми стали, в основном, крестьяне близлежащих деревень. Во время Великой Отечественной войны, в 1941 году, плотина была частично взорвана, но к 1950 году ее опять восстановили.

Одного не могли предвидеть творцы ГОЭЛРО, что это решение станет началом конца Днепра. Ведь это, по сути, хирургическое вмешательство – активное воздействие человека на здоровый организм Днепра, естественную гидрологию, которая складывалась миллионы лет и обладала определенной стабильностью уже на протяжении многих тысяч лет.

Днепрогэс стал фактически началом цепной реакции против могучей реки: в 1950–1956 годах строится Каховская ГЭС, в 1954–1960 – Кременчугская, в 1956–1964 – Днепродзержинская, в 1960–1964 – Киевская и, наконец, в 1963–1975 – Каневская ГЭС, которая и завершила Днепровский каскад плотин, а точнее уничтожение Днепра как водоема речного типа.

Создание плотин сопровождалось затоплением сотен тысяч гектаров плодородных земель, степных, иногда и лесных массивов, сотен сел и поселков. В результате в водохранилищах к естественным процессам обмена веществ добавились процессы брожения, гниения и разложения органических веществ с затопленных территорий. Это приводило к эндогенному загрязнению Днепра.
Как здесь не вспомнить нашего земляка, Олеся Гончара, который с горечью написал в знаменитом романе «Собор» о трагических последствиях создания Каховского водохранилища: «… тренділи на весь світ – рукотворне море будуємо. Збудували – болото смердюче. Смердить на всю Україну, льотчики летять – носи затикають».

Но цепная реакция продолжалась: на берегах Днепра создавались сотни и тысячи новых промышленных предприятий, строились водозаборные сооружения, оросительные системы и каналы для обеспечения водой новых промышленных и аграрных регионов: канал Днепр – Донбасс, канал Днепр – Кривой Рог, Каховский канал (юго-восток Херсонской области), Красно-знаменская оросительная система (юго-запад Херсонской области), Северокрымский канал, канал Днепр – Ингулец.

Одновременно нарастало техногенное загрязнение Днепра всем спектром промышленного, аграрного и коммунального загрязнения. Подавляющее большинство предприятий, имеющих производственные стоки, работают без специальных очистных сооружений по осаждению от специфичных загрязнителей. В лучшем случае используются пруды-отстойники, которые частично собирают крупные взвешенные вещества и частично нефтепродукты с помощью примитивных переливных нефтеловушек. Десятки тысяч предприятий сбрасывают свои загрязненные воды в Днепр через городские ливневые и коммунальные канализации без очистки.

Днепр практически перестал быть природным речным водоемом, а превратился в рукотворный элемент техногенной социосистемы, обеспечивая прежде всего промышленность технической водой и население некачественной питьевой водой, а также стал приемником всех техногенных и антропогенных загрязненных сбросов сточных вод и стоков с загрязненных территорий городов и сельхозугодий.

Таким образом, с 1950 по 1975 год, т.е. за четверть века – с исторической точки зрения, практически, мгновенно – Днепр превратился в плане гидрологии в совершенно новый тип водоема: каскад водохранилищ озерного типа с очень медленным водообменом. Практическое отсутствие таких фаз гидрологического режима, как весеннее половодье, летне-осенняя межень, вызвали возникновение застойных зон, накопление донных отложений, илов, в т.ч. антропогенных.
Еще один важный аспект – малые и средние реки, что в это время происходило с ними? Бассейн Днепра – единый, неразрывный комплекс средних рек, тысяч малых рек, ручьев, родников, прибрежной зоны, водосборной площади. Веками складывались его сложнейшие сбалансированные гидрологический, гидрохимический и гидробиологический режимы. И вдруг в одночасье они были разрушены.

Водохранилища создали подпор стока средних и малых рек, началось их интенсивное загрязнение, заиление, зарастание высшей водной растительностью, пересыхание. Тысячи малых рек в бассейне Днепра к настоящему времени просто перестали существовать. Они уже не выполняют роль дренажных систем для водосборной площади, что вызвало подтопление и осолонцевание огромных площадей сельхозугодий, подтопление тысяч поселков и малых городов.
Если сравнить Днепр и его бассейн с кровеносной системой человека, то в настоящее время она поражена глубоким склерозом с закупоркой большинства малых и средних сосудов, множественными обширными инфарктными (отмирающими) очагами тканей и органов (читай водных и прибрежных биоценозов и почв).

Непродуманная политика индустриализации, образно говоря, перекрыла Днепру кислород и ее удавка все больше затягивается…Если не принять кардинальных мер в ближайшее время, то Днепр может превратиться со временем в каскад сильно заболоченных водоемов, а реки его бассейна, практически исчезнут.

Ученые биологи говорят — «Создание водохранилища является для экосистемы реки катастрофой, ликвидация же водохранилища, как уже сложившейся экосистемы и части хозяйственного комплекса, – тоже. Подобно проектам построения, даже постепенное понижение уровня водохранилища также требует разработки проектов; геологических, гидрологических, гидрохимических, ботанических, зоологических исследований.»

Нужно постепенно начать увеличение пропуска воды через все плотины одновременно, в объемах, не допускающих ухудшения показателей работы гидроэлектростанций. На наш взгляд, это реальный путь и для его реализации нужна только политическая воля руководителей государства и местных органов власти.

Если допустить одновременную ликвидацию плотин, что маловероятно, то возникнет апокалипсическая картина. Вода отступит от берегов на сотни метров, на тысячах и тысячах гектар водохранилищ оголится заиленное дно, тысячи припортовых, водозаборных и очистных сооружений предприятий и городов окажутся на суше. Города и предприятия останутся без воды. Набережные городов будут выглядеть уродливыми сооружениями, нависающими над гниющими, полузаболоченными землями. Многочисленные каналы, о которых мы упоминали выше, окажутся без воды, а значит, без воды останутся и те города, куда они несли воду, и орошаемые земли. Исчезнет вода в миллионах колодцев, тысячах сел во всем бассейне Днепра.

По мнению ученых, чтобы вернуть природному комплексу Днепра его естественное состояние, нужно провести глубокие научные исследования, гидрофизические, гидрологические и гидробиологические изыскания, которые позволят разработать Программу восстановления бассейна Днепра в его исторических границах. Этот глобальный проект, сравним, на мой взгляд, с масштабом проекта полета на Марс, и он, конечно, не под силу одной Украине, ибо потребует миллиардные финансовые затраты, а его реализация вообще потянет на триллионы гривен. Но речь идет о судьбоносном проекте, связанном с уникальным природным комплексом для мира и Земли.

Расчеты свидетельствуют, что ликвидация дамб приведет к устойчивому функционированию речной экосистемы, что даст возможность обеспечить население чис­той водой, получить дополнительные площади земель для сельскохозяйственного использования, повысить эффективность рыбного хозяйства, восстановить пойменные экосистемы и пр. Экономический анализ свидетельствует, что убытки от использования водохранилищ значительно превышают прибыль.

Главная проблема каскада водохранилищ — их убыточность в выполнении главной функции: выработки электроэнергии. Независимая международная группа ученых под руководством Василия Кредо еще в конце 1980-х гг. подсчитала, что затраты на содержание каскада со всеми ГЭС, насосными станциями, шлюзами и гидротехническими сооружениями в 5 раз выше, чем выручка от реализации электроэнергии.

Одни только ежегодные затраты на реконструкцию гидроэлектростанций составляют более 300 млн грн. Если прибавить к этой цифре тщательно скрываемые затраты на содержание Днепровского каскада, а также порядка 20 млн грн., выплачиваемые за электроэнергию, потребляемую насосными станциями, и примерно такую же сумму, ежегодно выделяемую из госбюджета на обслуживание и постоянные плановые ремонты шлюзов, выйдет, что сегодня, как и в конце 1980-х гг., текущие и капитальные затраты на Днепровский каскад превышают доходы от реализации электроэнергии (200-400 млн грн., в зависимости от установленного Национальной комиссией регулирования электроэнергетики тарифа на электроэнергию). И это без учета затрат на капитальный ремонт давным-давно отработавших свое насосных станций, построенных 30-50 лет назад и имеющих срок эксплуатации до 20 лет. По словам Анатолия Демянца, на реконструкцию одной насосной станции потребуются сотни миллионов гривен.

«Внезапное разрушение, к примеру, Кременчугского шлюза автоматически вызовет разрушение всех нижестоящих шлюзов, и пострадают от этой катастрофы около 20 млн человек, — говорит Александр Пересунько, заместитель начальника ГП  «Укрводпуть «

Эти вопросы в современной Украине никто не ставит. И не будет ставить при нынешней власти. Но существует и другая угроза, более реальная.
Подрыв одной из плотин Днепровского каскада, например, Киевской ГЭС, создаст волну высотой до 40 метров. Огромные массы воды — средний объем Киевского водохранилища 4 кубических километра — и радиоактивной грязи со скоростью экспресса понесутся вниз, сметая все на своем пути, в том числе и плотины, расположенные ниже по течению, так называемый эффект домино. Последствия страшно представить, для сравнения достаточно вспомнить Куреневскую трагедию 1961 года. Сотни тысяч погибших и полностью разрушенная инфраструктура прибрежных районов.
Все дерьмо, вместе с стоящими на берегу промышленными предприятиями безо всяких научный исследований и гидробиологических изысканий в Черное море…

Причиной может быть террористическая атака или выстрел из Искандера, которые по слухам, уже стоят в оккупированной части Донецкой области. Мы не готовы ни к первому, ни ко второму.

Может пора, наконец, задуматься?

Вячеслав Горобец

Источники:

Ссылки по теме:

Related Articles