Комаровского — в Минздрав!

0
272

Несколько сотен человек буквально на днях потеряли жизнь и здоровье ради того, чтобы у нас с вами появилась реальная возможность изменить нашу страну и систему здравоохранения как важнейшую ее составляющую часть.
Но жертвы на алтарь системы украинцы приносят долгие годы, и счет этим жертвам идет на миллионы:

  • тысячи молодых мужчин, погибших в расцвете лет от инфарктов;
  • тысячи не довезенных до больницы и не дождавшихся скорой помощи;
  • тысячи несвоевременно диагностированных опухолей;
  • тысячи погибших  только потому, что не было лекарств или не было средств на эти лекарства;
  • тысяч умерших потому, что «в нашей стране это не лечат»…

Нет семьи, которой бы все это не коснулось. Поэтому давайте все-таки меняться.
Потому что еще немного — и вымрем…

***

Реформирование системы здравоохранения неминуемо затронет каждого жителя страны, поэтому любым стратегически значимым решениям должны предшествовать публичные обсуждения, выходящие за рамки чисто профессиональных дискуссий.
Существующая сегодня модель здравоохранения — это фактически слепок с картины мира, существовавшей в «стране победившего социализма» (бывшем СССР):

  • никакой свободы слова;
  • ложная статистика на всех уровнях;
  • пустые лозунги и обещания;
  • действия по принципу «я начальник — ты дурак»;
  • выстраивание начальственной вертикали по принципу личной преданности;
  • бумаготворчество, возведенное чуть ли не в ранг религии.

На все вышеперечисленное наложены как элементы дикого капитализма:

  • прибыль любой ценой;
  • взаимосвязь профессиональной и административной карьеры в рамках отрасли с финансовыми вложениями;
  • игнорирование норм морали;

так и другие обстоятельства (экономические, нравственные), обусловленные реальными финансовыми возможностями государства Украина и спецификой взаимоотношений между людьми на современном этапе:

  • недостаток выделяемых бюджетных средств;
  • тотальная коррупция;
  • вытеснение из отрасли профессионалов-управленцев;
  • отсутствие взаимосвязи между профессиональными достижениями и оплатой труда;
  • значительная потеря привлекательности медицинских профессий для молодежи;
  • заинтересованность огромного числа структур в том, чтобы определенные медицинские услуги не были оказаны в рамках бесплатного государственного здравоохранения и как следствие этого финансовые потоки пошли в другом направлении (здесь нет нужных лекарств, здесь отсутствует или не работает аппаратура, «такого мы вообще не лечим, вам надо за границу»).

Самый главный вопрос, на который необходимо получить ответ всем нам: что будет источником финансирования медицинской отрасли. Мы и дальше будем, размахивая конституцией, утверждать, что медицина у нас бесплатная, или посмотрим правде в глаза и выстроим понятную обществу модель финансовых взаимоотношений при получении медицинской помощи?
В любом случае необходимо законодательно утвердить реально возможную на сегодня цифру бюджета — например, расходы на здравоохранение составляют 5% ВВП. После этого сформулировать желательный уровень расходов и сроки, необходимые для его достижения. Например, желательный уровень расходов на медицину — 9% ВВП, а это значит, что, увеличивая ежегодно выделяемые средства на 0,5% ВВП, мы пройдем предполагаемый путь за 8 лет. И это, еще раз подчеркну, должно быть утверждено законодательно. Как следствие — с учетом экономического состояния страны мы получим предпосылки к долгосрочному стратегическому планированию расходов.
Следующий принципиальный момент — рациональность расходования средств. На сегодня получить объективную информацию невозможно, поскольку мы имеем огромные проблемы как с медицинской статистикой в целом, так и с оценкой результатов работы конкретных лечебно-профилактических учреждений.
Примеры:

  • сокрытие фактов заболеваемости, например, управляемыми инфекциями — просто для того, чтобы более-менее прилично выглядеть в глазах мировой медицинской общественности. И когда общество наконец узнает, сколько на самом деле детей и взрослых болеет коклюшем, то с высокой степенью вероятности это изменит как отношение жителей страны к вакцинации, так и отношение к самой стране мирового медицинского сообщества;
  • нерациональная длительность пребывания больных в стационаре, обусловленная выполнением пресловутого плана койко-дней, которая не дает возможности сделать выводы о реально необходимом количестве больничных коек в стране;
  • отсутствие достоверной информации о реальной стоимости лечения конкретного больного от конкретного заболевания (в стационарах лечатся те, кто вполне может лечиться дома, избыточно назначаются лекарственные препараты и т. д.).

Итак, первоочередная задача — сформулировать совершенно конкретные стратегические вопросы, получить на них четкие ответы и уже в рамках этих ответов формулировать тактические принципы реформ. Примеры таких вопросов:

  • существует финансируемый всем населением страны (из бюджета!) научно-исследовательский институт педиатрии (акушерства и гинекологии, терапии и т. д). Каковы результаты его работы, соответствуют ли наши с вами материальные расходы результатам, которые получает общество, как конкретные разработки уменьшают заболеваемость, смертность, стоимость лечения?
  • существует некий санаторий. Как 20-дневное пребывание в данном санатории влияет на здоровье человека? Во сколько обходится это 20-дневное лечение и нельзя ли за эти средства поправить здоровье более рационально?
  • во сколько обходится государственному бюджету существующая система получения медицинскими работниками ученых степеней? Если государство потратило определенную сумму на взращивание и пожизненное материальное стимулирование кандидата медицинских наук, то насколько оправданы эти вложения?
  • действительно ли рационально иметь в одном городе 6 (ШЕСТЬ) кафедр педиатрии?
  • какова объективная выгода (реальная польза именно для народа Украины) от Академии медицинских наук Украины в ее нынешнем состоянии?
  • какова целесообразность наличия огромного количества административных должностей и привлечения на эти должности лиц с дипломами о высшем медицинском образовании?

Ключевым моментом в системе нерационального использования средств является игнорирование адекватной оплаты труда медицинских работников в противовес непонятному и неконтролируемому строительству и переоборудованию больниц, приобретению аппаратуры и т.д. Подобное положение вещей с легкостью объясняется коррупционной составляющей системы здравоохранения, которая обуславливает возможность обогащения конкретных чиновников на этапе заключения договоров о расходах на строительство, закупку мед. оборудования и т.д. Как следствие — уникальная ситуация, когда с аппаратом стоимостью 100 000 $  работает врач с зарплатой 120 $ в месяц.

Еще раз другими словами.
НИКАКИХ СЕРЬЕЗНЫХ ШАГОВ СЕЙЧАС ДЕЛАТЬ НЕЛЬЗЯ.
Надо сформулировать вопросы и в течение года получить на них ответы.
Немедленно ввести очень серьезную административную ответственность за фальсификацию статистических данных и уголовную ответственность за ложные сведения, ставящие под угрозу биологическую безопасность страны (ложные данные о якобы проделанной вакцинации, сокрытие случаев инфекционной заболеваемости).
Призвать всех медиков страны к тому, чтобы потерпели еще год, но за этот год должны быть полностью и самым радикальным образом пересмотрены принципы оплаты труда.
Значительное повышение уровня оплаты труда медицинских работников может быть достигнуто благодаря следующему:

  • принципиальное сокращение административной надстройки системы здравоохранения;
  • передача в аренду нерационально используемых зданий, принадлежащих МОЗ (и отдельных помещений в рамках конкретной больницы, но доходы не в карман главврачу, а в фонд зарплаты);
  • дополнительный легальный налог на фармакологическую отрасль (в настоящее время фармакологические компании нелегально различными способами стимулируют медиков, поощряя назначение определенных лекарств);
  • расширение функциональных обязанностей среднего медперсонала, что позволит уменьшить нагрузку на одного врача и, соответственно, количество врачей;
  • и т. д., но самое главное — беспощадная и бескомпромиссная борьба с коррупцией (экономия на тех же пресловутых тендерах позволит перераспределить средства в фонд заработной платы).

После повышения уровня оплаты труда вводится строжайшая ответственность за любые нелегальные финансовые или бартерные взаимоотношения между медработником и пациентом, между врачом и фармацевтом, врачом и лабораторией, врачом и другим врачом.
Источником существования медика должна быть только легальная зарплата, позволяющая ему жить, а не существовать.
И до того, как средняя зарплата в отрасли не станет в 2 раза выше, чем в среднем по стране, должны быть максимальные налоговые и другие льготы на все то, что способствует повышению квалификации медиков (специальная литература, интернет и т. д.).
На этапе получения достоверной информации и стратегического планирования предполагаемых реформ вполне могут быть реализованы первые практические шаги, позволяющие быстро (2—3 года) изменить к лучшему положение в отрасли.

  • Отмена планов койко-дней.
  • Пересмотр медицинского документооборота, сокращение заполняемых форм и отчетностей в разы.
  • Долгожданная компьютерная революция в здравоохранении. Врач с авторучкой — анахронизм. Неспособных — на курсы компьютерной грамотности.
  • Электронная база пациентов. Обмен информацией о пациенте между медицинскими работниками. В течение максимум двух лет словосочетание «справка от врача» и очередь за этой справкой должны исчезнуть из нашей жизни.
  • Максимально возможное развитие профессионального медицинского консультирования посредством интернета с использованием телемедицинского оборудования.
  • Фармакологическая революция: подготовка перечня препаратов, которые рекомендуются к применению МОЗ на основе утвержденных протоколов лечения. В перечне только то, что действительно эффективно и общепризнано. На препараты из этого перечня (около 300 позиций) максимальные ценовые льготы, максимально возможный контроль качества, максимальное привлечение государственных средств. Все остальное — свободный рынок.
  • Стандартизация принципов лечения. Перестать изобретать велосипеды и прокладывать свой якобы уникальный путь. Воспользоваться (там, где есть такая возможность, а она есть практически везде) существующими, готовыми протоколами от стран с развитой системой здравоохранения.
  • Постепенная ликвидация полностью себя дискредитировавшей системы подготовки врачей и аттестации медицинских работников.
  • В обучении врачей — доминирующая роль врачебных профессиональных ассоциаций, но недопущение к их руководству всех тех, кто успел дискредитировать себя рекламой «фуфломицинов», продажей ученых степеней и должностей, изданием и принудительным распространением специальных медицинских журналов, наполненных рекламой и якобы честными исследованиями за счет производителей лекарств.
  • Революция в подготовке кадров. Учить медицине должны, прежде всего, высокоморальные люди. Взятка в мединституте — это как спичка в бензохранилище. Возрождение нравственных основ отечественной медицины — любовь, сострадание, милосердие. На примере преподавателей!
  • Революция в администрировании. Необходимое количество больниц, коек, врачей и т.д. определяется органами власти на местах. В идеале руководитель здравоохранения района — это выборная должность (вместе с районным судьей, прокурором, начальником милиции).

***

Огромное значение имеет информационное обеспечение предстоящих реформ, разъяснение их смысла, ожидаемых результатов и сроков их достижения.
Глубоко убежден в том, что если бы люди заранее знали, что такое современный семейный врач, и сравнили этого врача с тем семейным врачом, чей образ был порожден воспаленным воображением псевдореформаторов от нашей медицины, так народный гнев вполне мог бы остановить эту преступную реформу.
Но врачи шептались и осуждали, ученые молчали, а администраторы докладывали об успехах…

***

Нельзя забывать и о том, что в стране имеются проблемы, требующие незамедлительного решения, ставящие под угрозу безопасность государства.
Критически низкий уровень вакцинации от полиомиелита плюс безвизовый режим со странами, где постоянно выделяется дикий вирус, — это ли не повод кричать на весь мир!
Но главный педиатр страны молчит, главный детский инфекционист молчит, академики от педиатрии молчат, главный государственный врач молчит, а все потому, что выстроена система, в которой критика возможна только по прямому разрешению вышестоящего руководства.

***

Перечисленное выше — это верхушка айсберга в системе реформ. Мы даже близко не подошли к ведомственной, школьной и спортивной медицине, к помощи онкобольным, вакцинации, трансплантологии, обороту наркотических средств, хосписам, интернатам, психиатрии, судебной медицине, гигиене и эпидемиологии, к получению ответа на принципиальный вопрос о том, нужны ли нам педиатры или «даешь семейных врачей!», но и это еще не все.

Главное: проблемы медицинской отрасли игнорировались десятилетиями. Украинская медицина фактически агонизирует, но реанимация возможна, хотя отцы нации постоянно пытаются отмахнуться от незамедлительного рассмотрения проблем, поскольку сами пользуются услугами другой медицины.
Отрасль нуждается в профессиональной команде молодых, энергичных, эффективных менеджеров, способных противостоять мафиозно-коррупционному внешнему влиянию.
Реформаторам необходима эффективная служба безопасности и специализированная силовая структура для противодействия коррупции на всех уровнях — от тендеров в Минздраве до платной выписки листов нетрудоспособности в поликлинике.
Реальные реформаторы системы столкнутся с колоссальным противодействием:

  • администраторов от медицины;
  • врачей, зарабатывающих состояния на реализации отсутствующих лекарств, продаже справок, больничных, мест в очередях, удостоверений инвалида и т.д. (таких врачей относительно мало, но это люди, имеющие реальную административную власть);
  • продавцов определенных лекарств;
  • профессоров и доцентов, привыкших оценивать эффективность работы кафедры по количеству защищенных диссертаций;
  • руководства Академии медицинских наук, большинства НИИ, санаториев.

Помимо вышеупомянутого активного противодействия на повестку дня станет осуждение и саботаж реформы медработниками (не менее 50%), которые к существующей системе адаптированы, не заинтересованы в переменах, да и не умеют меняться (в частности, повышать квалификацию, консультироваться).

***

Обращаю внимание: я, Евгений Комаровский, автор текста, не являюсь специалистом в области организации здравоохранения. Все изложенные выше идеи, мысли, выводы и умозаключения — это адресованная общественности и экспертам информация к размышлению от врача-педиатра, кандидата медицинских наук, который имеет 35-летний опыт работы в практическом здравоохранении. Существенное влияние на текст оказала моя активная переписка как с медицинскими работниками, так и с рядовыми потребителями медицинских услуг (около 350 000 писем с 1996 г.).

Обращаю внимание: это не программа реформ, это сигнал обществу, это призыв к реальному Майдану в здравоохранении. Майдану мирному, управляемому, назревшему и перезревшему, ибо тот уровень медицины, что имеем мы в ХХI веке в центре Европы, — это национальный позор.

Источник Доктор Комаровский

Добавить комментарий