Смерть журналистики

0
307

В отличие от эпохи Уотергейта, мы больше не можем верить прессе. Журналисты перестают вести даже самые поверхностные расследования. Газеты стали инструментами пропаганды и развлечений. Обладая хоть каплей критического мышления, за несколько минут гугления можно опровергнуть большинство новостей из современных газет.

А когда немногие оставшиеся настоящие журналисты пытаются копнуть поглубже, членов их семей арестовывают и допрашивают без причины, они получают угрозы, а их оборудование уничтожается. Сайт Groklaw, сыгравший ключевую роль во многих судебных процессах в индустрии ПО, недавно закрылся, так как его создательница не видит возможности работать в условиях тотальной прослушки.

Правящая элита решила, что журналистика нужна для того, чтобы насаждать две вещи: страх перед терроризмом, чтобы оправдать тотальный контроль, и страх перед потерей рабочих мест, чтобы создавать ложное впечатление собственной незаменимости.

Вероятно, они делают это даже без злых намерений. Большинство из них глубоко уверены, что работают на благо общества и знают, что хорошо, а что плохо для всего человечества.

Вы можете считать, что прослушка и перлюстрация почты или дело Викиликс — это незначительные детали, а реальное значение имеют лишь экономика, работа и спорт. Но все эти вещи напрямую зависит от исхода идущей сейчас войны. Большинство финансовых кризисов и войн случились в результате действий правящего класса. А цифровому поколению, которое пытается предложить что-то новое, затыкают рот, его душат, преследуют и высмеивают.

http://habrahabr.ru/post/191784/

Предположим, доступность честной информации о грязных делишках власть имущих действительно может что-то изменить. Тогда давайте пофантазируем на тему журналистики, которая могла бы обеспечивать такую информацию. Ниже я приведу несколько пунктов, которые я считаю необходимыми на пути к появлению такой журналистики.

  • Уход от коллективной журналистики к индивидуальной.
    Эпоха, когда создание новостей требовало гигантских средств и мощной инфраструктуры, ушла в прошлое. Тебе больше не нужен собственный телеканал или типография, достаточно завести онлайн-блог или выложить видео на YouTube, расходы на поддержание такой инфраструктуры минимальны.
    При этом только личная ответственность за публикуемый материал, а также отсутствие внутренней и внешней цензуры, являющейся следствием редакционной и издательской политики, которая в свою очередь обусловлена нежеланием идти на конфликт с властями и рисковать имущественным положением компании, могут обеспечить действительно честный и бескомпромиссный материал.
  • Журналисты — анонимы, ради правды готовые нарушать закон.
    Очевидно, что власть имущие не заинтересованы в том, чтобы неприглядная информация об их действиях доходила до публики. Поэтому они будут принимать законы, всячески усложняющие жизнь тем, кто занимается поиском и обнародованием такой информации. Законы о защите частной жизни будут выворачиваться (да и уже выворачиваются) таким образом, чтобы защитить самопровозглашённую элиту от пристального наблюдения.
    Соответственно, журналисты, выполняя свой долг, будут всегда на грани или даже за гранью законности, только таким образом можно будет добыть материал, реально интересный для публики. И коли так, то сохранение инкогнито для журналиста будет частью профессии.
  • Коллективное финансирование журналистской деятельности простыми гражданами.
    В ситуации, когда государство воспринимает тебя как нарушителя закона и ведёт на тебя охоту, получение дохода за свою профессиональную деятельность становится проблематичной задачей. Компании, легально работающие в государственной юрисдикции, не смогут с тобой сотрудничать из-за опасений преследования госмашиной.
    Как результат, журналисты вынуждены работать с подпольными медиамагнатами, занимающимися распространением авторской журналистики и получающими с этого прибыль теневыми методами. Либо, если таковой вариант не возможен либо не приемлем для самого журналиста по этическим или иным причинам, он может существовать на пожертвования читателей, совершаемые с помощью криптовалютных инструментов. Чем востребованнее работа конкретного автора, тем больше у него шанс набрать требуемое количество денег таким образом.
  • Субъективизация журналистики и прямая конкуренция между авторами.
    В ситуации, когда твоё благосостояние зависит от того, насколько твоя профессиональная деятельность востребована простыми читателями, ты вынужден искать свой формат журналистики. Кто-то будет использовать скрупулёзный анализ фактов и строгость логических переходов, кто-то будет напирать на эмоции и искать пути к умам и душам читателей через яркий слог и ораторское мастерство.
    Скорее всего, для каждой тематики, интересной обществу, появятся свои журналисты-авторитеты, проявляющие лучшую осведомлённость и неравнодушность к связанным с темой вопросам. И между этими авторитетами будет идти постоянная полемика, стимулируемая собственными читателями, желающими чтобы их автор-фаворит доказал превосходство своей позиции над доводами оппонентов.
    В результате такой конкуренции авторы будут стремиться изложить свою позицию в максимально сильном виде, различные журналисты будут формировать временные альянсы исходя из того, чьи позиции близки друг к другу в конкретный момент времени по конкретному вопросу. Как следствие, читатели будут получать журналистику высшей пробы, причём именно в той форме, в которой им это нравится или близко по духу.

Вот такая картина рисуется мне моим воображением. Но чтобы она могла воплотиться в жизнь, мы — ИТ-сообщество — должны создать достаточно удобные инструменты, позволявшие бы таким героям-одиночкам выполнять свою работу. Хорошие и удобные средства анонимизации, доступные каждому механизмы финансового поощрения, средства распространения и потребления информации.
Помимо этого, с населением должна вестись просветительская работа, раскрывающая потребность в честной и острой журналистике, показывающая, как от её наличия выигрывает каждый из нас. Без этого у журналистов-одиночек не будет достаточно широкой аудитории, чтобы обеспечить себе финансовую независимость, а значит и возможность делать своё дело без оглядки на кого бы то ни было.
Всё это можно и нужно делать уже сейчас, и для этого не обязательно жертвовать собой или нарушать закон. Те из нас, кто обладает достаточной инициативой, чтобы заниматься просветительством, могут заявлять о себе, описывать свою программу действий, оценивать расходы на её реализацию и запрашивать финансовую поддержку. Те же, кто в силу своих причин не готов заниматься этим лично, но может пожертвовать какие-то деньги ради благих целей, могут помогать таким людям.

Добавить комментарий