Призрак свободы

0
243

Почему энергетическая независимость Украины — это не сланцевый газ, а экономика, не зависящая от цены на сырьё.

Подписание в Давосе соглашения, открывающего дорогу к разведке запасов сланцевого газа в Украине, большинство наблюдателей восприняли как освобождение страны от энергетической зависимости от соседней России — столь необходимое, по мнению многих, для нормального экономического развития.

Спору нет, диверсификация газовых поставок — это одно из условий нормального экономического существования. Но самым важным остаёт-. ся вопрос: для чего нам эта независимость? Для того, чтобы снять с повестки дня политическое давление на нашу страну, или для того, чтобы обеспечить поставки дешёвого газа для предприятий Рината Ахметова и Дмитрия Фирташа? Но это экстенсивный путь развития, который даст возможность владельцам предприятий ещё годами откладывать их реальную модернизацию, а власти — медлить с необходимыми стране реформами в надежде, что бюджет бедности вновь будет наполнен поступлениями от металлургии и химии.

Но если согласиться с идеей, что металлургию может спасти дешёвый сланцевый газ, то стоит вспомнить, что залежи такого газа есть и в Китае, а металл, производимый в этой стране, дешевле украинского. То, что может спасти украинских металлургов, следовательно, может спасти и китайских. Тем более что в Китае к экологическим вопросам относятся куда спокойнее, чем в Европе. И если там действительно найдут достаточные запасы, то могут начать добычу гораздо быстрее, чем это сделают европейцы.

Дискуссионным остаётся и вопрос цены на газ. Даже если согласиться с тем, что стоимость добычи сланцевого газа будет ниже, чем цена покупного, российского или туркменского, — Украина всё равно вынуждена будет существовать в рамках международных регуляторных правил, требующих отказа от демпинга. Этим правилам начинает сейчас подчиняться даже Россия, понемногу поднимающая внутренние цены на газ не только для предприятий, но и для населения. И непонятно, как Украине, члену ВТО и перспективному участнику европейского рынка, удастся их обойти.

Кроме того, даже если разведка сланцевых месторождений приведёт к желаемым результатам, до начала добычи пройдёт не один год. Честно говоря, мы даже ещё не знаем, сколько лет понадобится — пока что в Европе нет ни одного разработанного месторождения. И нередко после разведки оказывается, что для начала добычи необходимы новые инвестиционные вложения на миллиарды долларов. А возможен и отказ от разработки, как это произошло в Польше. В любом случае речь может идти о годах, а может, о десятилетиях. А может, и ни о чём вообще. Именно поэтому меня поражают выводы — прежде всего политических агитаторов, а не специалистов по энергетике, уверенных, что корпорация Shell пришла в нашу страну всерьёз и надолго. И что это подспорье режиму, что теперь у Украины появятся деньги и так далее и тому подобное.

Корпорация пришла на разведку, которая может завершиться тогда, когда мы уже и забудем о том, кто был президентом в 2013-м. Эта разведка может привести как к началу добычи сланцевого газа, так и к отказу. Именно поэтому с перспективы сегодняшнего дня компании просто незачем думать ни об украинской власти, ни об украинской стабильности, ни о деньгах для режима. Украина заинтересует Shell только после того, как станет ясно, что здесь действительно можно добывать газ и этот газ будет дешевле трубопроводного и танкерного. Дату этой заинтересованности не назовёт никто.

А вот нам действительно придётся как-то прожить со всем этим — 5 лет, 10 или 15? Прожить с долгами за российский газ. Прожить с обанкротившейся экономикой, с отсутствием видения дальнейшего развития страны. И с реальной перспективой потери доходов за транзит российского газа и вообще этого транзита. Потому что модернизация белорусской газотранспортной системы и строительство «Северного потока» и «Южного потока» — это не химера, это реальность. Как и то, что Россия сможет раньше отказаться от услуг украинской ГТС, чем Украина добывать сланцевый газ.

Украинская власть отработала имиджевые задачи, придав смысл поездке Виктора Януковича в Давос и создав призрак энергетической независимости страны. Но призрак — это ещё не сама независимость. Энергетическая независимость — это не сланцевый газ, а экономика, не зависящая от цены на сырьё. И пока в Украине не поймут этого, агония экономики будет продолжаться — с Shell или без неё.

Виталий Портников, ФОКУС

Добавить комментарий