О статусе УПЦ

0
161

…пример Украины показал, что грубое отделение части Русской Православной Церкви может повлечь за собой волну народного возмущения и возвращение народа к ревностному хранению Православия. Следовательно, действовать нужно было осторожно, постепенно и «канонично».

Одномоментный акт объявления автокефалии, как уже было сказано, не прошел. Ибо, как гласит Православная Энциклопедия в статье «Автокефалия»: «совершенно необходимым условием учреждения автокефалии является стремление к автокефалии церковного народа, духовенства и епископата (именно в таком порядке – прим. автора) соответствующей церковной области, причем значительного большинства на всех этих уровнях». [1]

Тогда внимание “творцов катаклизмов” было обращено на термин “автономная церковь”. Беспорным достоинством этого понятия является то, что статус автономной церкви – промежуточный, переходный, то есть со временем она способна “дорасти” до автокефалии, хотя возможен и обратный процес.[2] Недостатками же является новизна термина, появился в начале XIX века, и конечно же условия провозглашения автономии – нахождение ее в пределах иного государства, чем кириархальная Церковь, а также географическая отдаленность и этническое своеобразие [там же]. За скобками остается все то же волеизъявление церковного народа.

Здраво рассудив, что «автономия», также мало пригодна для решения задачи расчленения Русской Православной Церкви в виду отсутствия большинства условий ее провозглашения, (за исключением нахождения на территории иного «государства», чем Церковь-Мать) было решено отказаться от использования этого термина, но не его сути. Был придуман статус «самоуправляемая церковь». Самое интересное, что в переводе с греческого «автономная» значит управляемая собственными законами, т.е. самоуправляемая.

По своей сущности, самоуправляемые церкви мало чем отличаются от автономных. Для этого достаточно сравнить положения Устава Русской Православной Церкви о самоуправляемых Церквах и характеристиками автономной церкви, данной в Курсе Церковного Права прот. Владислава Ципина, а также статье «Автономная Церковь» Православной Энциклопедии.

Автономная Церковь

Устав Русской Православной Церкви

VIII. Самоуправляемые Церкви

Первые епископы поставляются архипастырями кириархальной Церкви

4. Предстоятель Самоуправляемой Церкви избирается Собором из числа кандидатов, утверждаемых Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом.

В Автономной Церкви возносится имя Предстоятеля кириархальной Церкви.

7. Имя Предстоятеля поминается во всех храмах Самоуправляемой Церкви после имени Патриарха Московского и всея Руси.

Предстоятель Автономной Церкви подсуден высшей судебной власти кириархальной церкви.

12. Общецерковный суд и суд Архиерейского Собора являются церковными судами высшей инстанции Самоуправляемой Церкви.

Ее статус, Устав, утверждается Церковью кириархальной.

13. Собор Самоуправляемой Церкви принимает Устав, регламентирующий управление этой Церковью на основе и в пределах предоставляемых Патриаршим Томосом. Устав подлежит одобрению Священным Синодом и утверждению Патриархом Московским и всея Руси.

Святое миро автономные церкви получают от Церкви Кириархальной.

15. Самоуправляемая Церковь получает святое миро от Патриарха Московского и всея Руси.

Характерной особенностью автономных церквей является малое число ее епископов, что к большинству новоиспеченных самоуправляемых Церквей не относиться.

Еще одна интересная деталь. Если сравнить книгу прот. Владислава Ципина «Церковное Право» 1996 года и его же учебник «Курс Церковного Права» 2002 года, то в разделе «Территориальный принцип церковной юрисдикции» в первом случае прочтем: «Существуют и иные единицы административно-территориального деления Церкви: автономные церкви, экзархаты, митрополичьи округа», во втором же случае «Существуют и иные единицы административно-территориального деления Церкви: самоуправляемые церкви, экзархаты, митрополичьи округа». Как говориться, тенденция налицо.

Теперь рассмотрим ситуацию в Белорусском Экзархате Русской Православной Церкви. К нашему прискорбию тут мы видим те же тенденции. При этом, силы, ратующие за провозглашение автокефалии Белорусской Православной Церкви, действуют черезвычайон лукаво и скрытно.

Прежде всего нужно отметить, что Экзархат по своему статусу фактически равен самоуправляемой церкви. Различие заключается только в процедуре поставления Предстоятеля Церкви (Экзарх избирается Священным Синодом и назначается Патриаршим Указом, а Предстоятель самоуправляемой Церкви – Собором из кандидатов утверждаемых Священным Синодом и Патриархом), а также согласно пункту 8 Устава Русской Православной Церкви “Журналы Синода Экзархата представляются Священному Синоду и утверждаются Патриархом Московским и всея Руси”. То есть Экзархат также является по сути синонимом автономной Церкви.

Интересно, что Белорусский Экзархат появился в 1989 году, т.е. за два года до развала СССР. Особо стоит подчеркнуть, что это событие происходило на территории еще единого государства и в процесс образования новой структуры были вовлечены епархии Русской Православной Церкви, до этого времени ничем не отличавшихся по своему статусу от епархий Русской Православной Церкви находящихся, например, в Сибири. В 1991 году происходит подписание Беловежских соглашений. В 1991 году начинается перерегистрация приходов Белорусского Экзархата. В Уставе впервые появляется название Белорусская Православная Церковь, правда оно пока выступает в качестве второстепенного. В 1993 году образован Синод Белорусского Экзархата. В 2000 году на Архиерейском Юбилейном Соборе Русской Православной Церкви второе наименование Белорусского Экзархата – Белорусская Православная Церковь, было внесено в Устав. В 2002 году начинается новая перерегистрация приходов, по новому приходскому Уставу.

Что же происходит? Если сравнить Уставы Русской Православной Церкви и Устав Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви, то вроде бы никаких отклонений в сторону “недозволительной самостийности” мы не обнаружим, за исключением одной детали.

Устав Русской Православной Церкви

IХ. Экзархаты

Устав Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви

15. В Русской Православной Церкви в настоящее время имеется Белорусский Экзархат,находящийся на территории Республики Беларусь. «Белорусская Православная Церковь» — другоеофициальное наименование Белорусского Экзархата.

1. Белорусская Православная Церковь является…Другоеофициальное наименование Белорусской Православной Церкви – «Белорусский Экзархат Московского Патриархата».

Как видим, все с точностью до наоборот. “Белорусская Православная Церковь” превращается из второстепенного названия в основное. Особенно ярко это выражено в наименовании Устава, где крупными заглавными буквами стоит “Белорусская Православная Церковь” и под ним мелкими “Белорусский Экзархат Московского Патриархата”. Казалось бы к этому факту нужно отнестись снисходительно, как мелкой пакости не имеющих народной поддержки националистов, тем более, что везде приводятся два наименования Экзархата.

Открываем Устав епархии. Первое, что бросается в глаза, отсутствие в наименовании слов “Белорусского Экзархата Московского Патриархата”. Наименование Устава следующее: “УСТАВ местного религиозного объединения _______ епархии Белорусской Православной Церкви». Далее по тексту слова «Белорусский Экзархат Московского Патриархата» встречается только один раз (2 пункт Устава)! Во всех остальных случаях стоит только Белорусская Православная Церковь, за исключением п. 17 где стоит в скобочках за БПЦ, стыдливое, – Белорусский Экзархат. Казалось бы, списать все на мелкие пакости все тех же националистов и успокоится, ведь во всем остально устав соотвествует Уставу Русской Православной Церкви. Но не тут то было.

Открываем новый Приходской устав, по которому сейчас идет перерегистрация. Читаем: Устав «Религиозной общины. Приход ________епархии Белорусской Православной Церкви». Как не сложно догадать, основное наименование «Белорусский Экзархат Московского Патриархата» присутствует только в одном месте (п. 2). Однако это мелочи, по сравнению с тем, что мы читаем в 60 пункте устава.

«60. … В случае принятия Приходским собранием решения о выходе из иерархической структуры и юрисдикции Белорусской Православной Церкви, Приход лишается подтверждения о принадлежности к Белорусской Православной Церкви, что влечет прекращение деятельности Прихода как религиозной организации Белорусской Православной Церкви, и лишает его права на имущество, которое принадлежало Приходу на правах собственности, пользования или ином законном основании, а также права на использование в наименовании названия и символики Белорусской Православной Церкви».

С каких это пор каноническое подразделение Русской Православной Церкви, именуемое Белорусский Экзархат Московского Патриархата, стало обладать собственной церковной юрисдикцией? Разве это не исключительное право Автокефальной Поместной Церкви? Разве мы не пребываем в каноническом единстве с Русской Православной Церковью и не находимся в ее юрисдикции?

Пункт третий, раздела “Общие положения”, устава Русской Православной Церкви гласит: “Юрисдикция Русской Православной Церкви простирается на лиц православного исповедания, проживающих на канонической территории Русской Православной Церкви: в России, Украине, Белоруссии, Молдавии, Азербайджане, Казахстане, Киргизии, Латвии, Литве, Таджикистане, Туркмении, Узбекистане, Эстонии, а также на добровольно входящих в нее православных, проживающих в других странах”. Следовательно, новый Приходской Устав Белорусского Экзархата, следует рассматривать в, лучшем случае, как памятник некомпетентности юристов Экзархата, а в худшем, сознательную манипуляцию, направленную на создание юридической основы для провозглашения автономии (самоуправления), либо автокефалии Белорусской Православной Церкви в относительно недалеком будущем.

Учитывая, что единственного необходимого условия для отделения от Русской Православной Церкви – всенародного волеизъявления – нет, второстепенные причины также отсутсвуют (то, что Белоруссия на сегодняшний день является суверенным государством не может быть принято в расчет, так как существует ярко выраженная тенденция, закрепленная как в народном желании, так и в государственных актах, о соединении Белоруссии и России в единое государство), любой вариант провозглашения независимости будет канонически незаконным, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

К сожалению, многие пастыри в Белоруссии невнимательно отнеслись к тексту Устава и только после прохождения перерегистрации поняли всю его опасность. Народ же церковный, до недавнего времени пребывал в неведении, так как полностью доверял своим пастырям, не требовал зачитывания Устава в храмах. Сейчас же, когда наступает прозрение, возмущенным людям отвечают: “Устав не ваше дело. Ваше дело молиться. А кого новый Устав не устраивает, может организовывать свои собственные общины и вообще, идти на все четыре стороны”.

Вовремя заметив противоречие Приходского Устава Белорусского Экзархата Уставу Русской Православной Церкви, некоторые приходы внесли изменения в Устав. Пример изменения п. 60 : “…В случае принятия Приходским собранием решения о выходе из иерархической структуры и юрисдикции Русской Православной Церкви, Приход лишается подтверждения о принадлежности к Русской Православной Церкви, что влечет прекращение деятельности Прихода как религиозной организации Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви, и лишает его права на имущество, которое принадлежало Приходу на правах собственности, пользования или ином законном основании, а также права на использование в наименовании названия и символики Русской Православной Церкви”. Пока не последовало ни какой официальной реакции.

В худшем варианте развития событий, через N-цать месяцев или лет, те приходы, которые захотят остаться в каноническом единстве с Русской Православной Церковью, лишаться по тому же 60 пункту нового Устава, Храма, богослужебной утвари, книг и т.д и т.п. В случае сельского прихода это значит, что храм, восстановленный или заново построеный на крестьянские копейки, без всякой поддержки государства, на “законных” основаниях будет закрыт и опечатан, а верующие во главе с батюшкой остануться на улице.

Как тут не вспомнить слова преподобного Лаврентия Черниговского, переданные его духовными чадами: “…наши родные слова Русь и русский. И обязательно нужно знать, помнить и не забывать, что было крещение Руси, а не крещение Украины (или Белоруссии – прим. автора)” и “Батюшка предупреждал: “Чтобы верны мы были Московской Патриархии и ни в коем случае не входили ни в какой раскол. Что те архиереи и иереи, которых ввели в смуту, большой сделали себе вред и множество православных душ погубили””. [3]

И неспроста, в Свято Успенском Соборе города Молодечно, 28 сентября 2003 года, в день, когда были подписаны документы о перерегистрации, замироточила икона «Ангел Нового Завета». Мироточение было продолжительным и обильным. Только прихожане все ни как не могли понять, к «каким это скорбям»? По прошествии времени наступило прозрение.

Нам остается только уповать на милость Божию и на то, что и в Белоруссии, также как и на Украине, все попытки отделить нас от Русской Православной Церкви останутся только на бумаге, разбившись о непоколебимое стояние в Православии народа Божия и Предстоятеля.

Аминь и Богу слава.

раба Божия Елена Ергулевич

г. Минск

Добавить комментарий