Как правильно уничтожать археологическое наследие

1
173

Новохатько Леонид

В Украине в промышленных масштабах грабят археологические памятники. К несчастью, этим сегодня никого уже не удивишь. Сообщения о новых зафиксированных фактах грабежей проскакивают в СМИ практически ежедневно. В Интернете продаются тысячи вещей – от скифских мечей и античных амфор до монет Киевской Руси.

По объемам незаконной торговли археологическими ценностями наша страна уже много лет входит в сомнительную тройку лидеров в мире. Кроме Украины там в разное время находились Ирак, Афганистан, Сирия.

Как можно заметить, это страны, где шла (идёт) война. Но ведь в Украине нет войны! Так в чём же причина такой ситуации?

Всё просто – в нашей стране сложилась уникальная система «охраны» археологического наследия, которая программирует тотальное уничтожение этого самого наследия.

Данная система очень наглядно раскрылась после того, как в Верховной Раде Украине был зарегистрирован законопроект № 2616 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия незаконным раскопкам и ограничения гражданского оборота археологических предметов».

11 июня в Верховной Раде состоится круглый стол для обсуждения этого законопроекта, поэтому расскажем о нём подробнее.

Точки над і

Этот документ разработали народные депутаты В.Кириленко, О.Доний, М.Матиос и Б.Бенюк. Законопроект, помимо ужесточения ответственности за разрушение археологических памятников, предусматривает две основные вещи.

Во-первых, предлагается ввести лицензирование использования детекторов металла, которые сейчас может купить кто угодно и применить для чего угодно.

Во-вторых, предлагается в течение 5 лет зарегистрировать все археологические предметы, которые находятся в частных руках. По окончании этого срока памятники, появляющиеся в обороте, должны или иметь документы о происхождении (например, свидетельство покупки на легальном аукционе), или быть сданы государству.

В этих нормах нет ничего революционного. Требование регистрации частных археологических коллекций и так присутствует в украинском законодательстве – они должны быть отнесены в негосударственной части Музейного фонда.

Что касается металлодетекторов – то разные формы ограничения их использования есть во всех цивилизованных странах. Во многих они прямо запрещены, в остальных установлен чёткий порядок использования, которые позволяет и памятники сохранить, и дать возможность людям приобщиться к поиску кладов. В России соответствующий закон в первом чтении был принят в мае 2013 г.

В Украине норму об ограничении использования металлодетекторов пытаются принять с 2000 года. Частично ограничение присутствует и сейчас.

Но вся беда в том, что законы вроде как есть, но они не работают. Потому что в них масса противоречий. Плюс не приняты подзаконные акты, которые должны привести их в действие. В итоге это даёт основания просто их не исполнять. Результат – злоумышленники (нередко – с очень хорошей «крышей») открыто грабят памятники, тут же продают находки в Интернете и абсолютно не беспокоятся о последствиях. Частные археологические коллекции множатся и выставляются, хотя формально их вообще быть не должно!

Законопроект, который внести четыре депутата от оппозиции, существующие дыры закрывал. В случае принятия этого документа сложилась бы совершенно другая ситуация. Продавать и покупать незаконно добытые вещи стало бы просто невыгодно, а проводить грабительские раскопки – бессмысленно. Это нанесло бы колоссальный удар по чёрному археологическому рынку.

Естественно, что против законопроекта сразу же выступило мощное лобби дилеров, которые торгуют незаконно добытыми предметами археологии. Их мотивация понятна – принятие нового закона уничтожает их бизнес. Они обеспечили кампанию в СМИ, обработали нардепов, коллекционирующих антиквариат.

Но что самое интересное – вместе с лоббистами «черных археологов» против законопроекта выступили Министерство культуры и Институт археологии НАНУ. Кому-то это может показаться странным, но в этом нет ничего удивительного.

Дело в том, что интересы грабителей, дилеров, чиновников Минкульта и руководства Института археологии совпадают, что побуждает их действовать сообща.

С мотивациями грабителей и торговцев памятниками всё ясно. Но в чём мотивация тех, кто якобы должен защищать археологическое наследие, а на самом деле делает всё возможное, чтобы сохранилась нынешняя ситуация?

 

Археологическая монополия

Что такое Институт археологии НАНУ? Это осколок советской системы организации науки, которая было основана на концентрации кадров и осуществлении монопольного контроля над определённой сферой. Несмотря на то, что мы 22 года живём в новой стране, принцип остаётся тот же.

Сегодня украинская археология – это два человека. Директор института археологии академик П.П.Толочко и его заместитель Д.Н.Козак. Эти двое контролируют всё. Работает схема следующим образом.

Чтобы иметь право заниматься раскопками, археолог должен получить специальное разрешение – «открытый лист». Его выдаёт только Институт археологии. Будь ты хоть доктором наук, всё равно каждый год ты должен приехать в Киев, поклониться и получать «открытый лист».

Если археолог хочет защитить диссертацию, то в Украине это можно сделать только в одном месте – в том же Институте археологии. Получить «открытый лист» и защититься без одобрения П.П. Толочко невозможно. Поэтому все, кто хочет остаться в профессии — проводить исследования, заниматься наукой — должны сохранять лояльность.

Однако, наукой на жизнь не заработаешь. Особенно в провинции. Особенно если ты молодой специалист. Но есть вариант – в регионах создана сеть коммерческих структур под названием «Спасательная археологическая служба». Этой сетью руководит упомянутый Д.Н. Козак.

Занимаются структуры САС тем, что согласовывают проведение строительных работ, подтверждая, что на том или ином участке нет памятников, которые надо изучать. Строители заинтересованы в том, чтобы «согласование» проходило максимально быстро. На этом САС и зарабатывают. Основная масса археологов в регионах числится в САС. Естественно, чтобы не потерять кусок хлеба, они должны быть лояльны к Д.Н.Козаку.

Есть ещё один немаловажный фактор. В Украине только известных памятников археологии насчитывается около 120 тысяч. При этом самих профессиональных археологов в стране – около 400! Представляете – на каждого археолога приходится по 300 известных памятников.

Как проводят исследования археологи? Они приходят на памятник и копают его много лет. Т.е., даже при нынешних масштабах грабежа все существующие археологи обеспечены работой до конца жизни. Они просто физически не успеют всё исследовать.

Почему археологов так мало? Ведь если проводить параллели с Польшей, то в Украине их должно быть порядка 3500, т.е., в 8-9 раз больше, чем сейчас? Ответ простой – притоку кадров препятствует установленная монополия. 400 человек контролировать проще, чем 3500, обязательно появятся альтернативные центры.

Поэтому основная мотивация руководства Института археологии – не защищать памятники (которых в избытке), а сохранить монопольный контроль над сферой археологии.

Институт археологии и сам подавал законопроекты о лицензировании металлодетекторов. Он же предлагал регистрировать частные коллекции. Т.е., расхождений по сути нет. Но как только появились депутаты, которые вклинились на это поле, археологические боссы встретили инициативу в штыки.

Академик Толочко подписал критический отзыв на законопроект. Этот же отзыв слово в слово использовал Украинский фонд культуры, который обратился с письмом к Виктору Януковичу с требованием отозвать законопроект (хотя президент отозвать его не может – это могут сделать только авторы). Именно отзыв академика Толочко сейчас используют в своих целях грабители памятников, требуя заблокировать законопроект.

Министерство грабежа

У Министерства культуры другая ситуация и своя игра. Долгие годы минкульт стремился отобрать у Института археологии право выдавать открытые листы. Это в целом логично. Потому что ни один институт НАН Украины подобных полномочий не имеет и иметь не должен.

Однако, пытаясь обеспечить полный контроль, Минкульт категорически не хотел брать на себя ответственность за охрану памятников и пытался всячески эту ответственность размыть. Поэтому разные руководители минкульта и стоящие за ними лоббисты использовали одну и ту же тактику – они вносили бесконечные правки в законодательство о культуре, убирая оттуда всю конкретику. Это как борьба с коррупцией. Одно дело, когда конкретного чиновника за конкретное дело подводят под статью. А совсем другое, когда борются «взагали». И борцы сыты, и коррупционеры целы.

Такой подход в сфере археологии на руку очень многим – строителям, риелторам, аграриям, политикам-коллекционерам и т.д.

В результате сформировалось то самое убогое законодательное поле, которое служит ширмой. На словах грабить и разрушать памятники запрещено, но реально наказать грабителя и даже изъять у него находки нельзя. Регистрировать частные коллекции надо – но нет соответствующего порядка, и т.д. Поэтому множатся частные коллекции, поэтому процветает незаконная торговля.

Чтобы окончательно размыть правила игры, в недрах Минкульта почти три года назад появился законопроект «О национальному культурном наследии». Этот обширный документ формально призван систематизировать существующие нормы. Его авторами считаются нынешний директор Департамента культурного наследия и культурных ценностей Андрей Винграновский, а также его зам – Виктор Вечерский. Их творение окончательно ликвидирует конкретику в законодательстве и фактически снимает все запреты с торговли археологическими вещами, одновременно стимулируя их поиск.

Например, авторы из Минкульта считают, что информировать государство нужно только о тех находках, которые «могут представлять археологическую ценность». И решить это должен тот, кто вещь нашёл. Если вы нашли скифскую пектораль, но решили, что ценности она не представляет, то так тому и быть, считают в Минкульте.

Законопроект, который подали Кириленко, Доний, Матиос и Бенюк, всю это минкультовскую «малину» портит на корню, поскольку чётко предусматривает, кто и чем должен заниматься, как и за что отвечать.

Поэтому Минкульт совершенно закономерно подготовил отрицательный отзыв на конкурирующий законопроект. Причем текст отзыва (внутренний документ) за подписью Винграновского перед упомянутым круглым столом был слит в Интернет через крупнейший сайт «чёрных археологов», что наглядно продемонстрировало связи между Минкультом и дилерами.

Министр культуры Леонид Новохатько такой подход полностью разделяет. Это не удивительно, поскольку его советником по музейным вопросам является журналист и блоггер Виктор Тригуб, активно рекламирующий поиск с металлодетекторами.

В общем, и Институт археологии, и Минкульт прямо поставляют «чёрным археологам» аргументы против законопроекта. Их цель кристально ясна – сохранить статус кво, не допустить на поле охраны культурного наследия нового игрока – парламентский комитет по вопросам культуры и духовности.

Если замысел удастся, грабители будут грабить, дилеры – продавать, археологические боссы и чиновники Минкульта делить полномочия и ресурсы. Беда только в том, что памятники археологии – это невозобновляемый ресурс. Ещё несколько лет подобных игр, и охранять будет попросту нечего.

Сергей Самодин, для «Хвилі»

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Если в стране, оказавшейся в «Эпохе перемен»и «беззакония» , наживаться на объектах культурного наследия один из немногих способов заработка и наживы, что стало системой, то остается надеяться, что люди здравомыслящие и любящие РОДИНУ все-таки в такой стране имеются и, значит,

    найдется точка возврата к НОРМЕ.

Добавить комментарий