В украинских СМИ развернули пропаганду добычи сланцевого газа?

0
225

Реакция на статью «Голубая мечта» журнала «Корреспондент», No.8 от 1 марта 2013 года.

С удивлением прочитал статью «Голубая мечта» («Корреспондент», No.8 от 1 марта), которая чрезвычайно грубо рекламирует добычу сланцевого газа. У любого её прочитавшего должны развеяться сомнения в том, что технология гидроразрыва спасет Украину, а на проблемы указывают агенты «Газпрома» или просто люди недалёкие.

Экологическим активистам не привыкать к клейму иностранных агентов. Точно те же самые организации вчера объявляли агентами запада или одной из доморощенных бизнес-групп. От этого они не перестают быть по-настоящему патриотичными, настаивая на необходимости в первую очередь сделать свою страну.

Однако, отдавая дань жанру, автор статьи выбрал «Украинский выбор» Медведчука, а не представителей «Свободы» (которые ставят под сомнение безопасность технологии для местного населения) в качестве ведущих оппонентов «Шелл».

В конце концов, проблема с зависимостью от российского газа  — это, в первую очередь, проблема отдельных людей, которые строят свой бизнес на экспорте энергоемких продуктов. Именно им необходим «национальный» газ. А местному населению останутся риски пострадать из-за ошибки сотрудников компании или «невероятного» стечения обстоятельств. Энергетическая независимость определяется не наличием ископаемого топлива, а способностью эффективно использовать энергоресурсы. А эту задачу украинская власть не пытается выполнять.

Автор использует чрезвычайно много сомнительных аргументов, делая невозможным вместить реакцию в формат «письма редактору».

В частности, в материале утверждается, что лишь один процент объема жидкости гидроразрыва — это химические добавки. Придерживаясь этой логики, можно безбоязненно «мочиться» в общественный бассейн.

Доклад комитета по энергетики парламента США, проанализировав сотни смесей используемых в США, показал, что многие из них содержали канцерогены. Кроме того, выяснилось, что компании, которые используют эти смеси, не обязательно знают их состав, поскольку производители смесей держат их в секрете.

Кроме того, автор статьи пишет, что только люди, которые плохо учились в школе, могут связать гидроразрыв с землетрясениями.

Сложно сказать, как учились в школе специалисты из Оклахомского отдела геологии Государственного исследовательского агентства, которые связали землетрясение с добычей сланцевого газа.

Но их можно понять, опираясь на факт, что вплоть до 2009 года было до 2 землетрясений в год — и стало 25.

Как и департамент природных ресурсов штата Огайо, который указал, что вероятность таких землетрясений мала, но именно им повезло со стечением обстоятельств. Департамент ужесточил требования к новым скважинам.

Также, в материале сказано, что плотность населения в местах добычи в Украине меньше, чем в США.

По понятным причинам в качестве сравнения дается Польша, где добыча тоже только планируется и, как и в Украине, ставится под сомнение. На сегодня единственная страна, на которую можно ориентироваться — это США, где большинство участков добычи  — в малолюдных районах.

В статье присутствует тезис о том, что грунтовые воды не могут быть заражены, поскольку добыча газа ведется намного глубже, а потребление воды каждой скважиной небольшое.

Бурение на большой глубине предполагает пересечение грунтовых вод. И даже без контакта бурового раствора с водами (который нельзя исключить) проблема создается смешиванием пластов.

Так, дачники которые в Киевской области десять лет назад бурили скважины глубиной в 60 метров за питьевой водой, теперь не удовлетворенны её качеством, поскольку массовое бурение скважин  привело к загрязнению этих слоев.

Добыча сланцевого газа предполагает большую плотность скважин. При этом сценарии развития сектора предполагают от 5 до 10 тысяч скважин за 20 лет. То есть добыча из сланца будет потреблять воды, как городок в 1000 хрущёвок (по населению, как Днепродзержинск).

Опять же, если верить данным «Шелл» из статьи и планам правительства, то занятая скважинами территория будет, как два Запорожья.

Автор материала утверждает, что при соблюдении мер безопасности гидроразрыв безопасен. Технологии успешно используются международными компаниями.

Меры безопасности — понятие относительное, и меры эти обычно добавляются в требования лишь по результатам анализа произошедших аварий. Тем более, соблюдать их придется не особенно организованным местным подрядчикам.

Договор с «Шелл» принесет инвестиции и налоговые отчисления, — сказано в статье.

Из опубликованных обрывков засекреченного договора следует, что «Шелл» будет работать на льготных налоговых условиях, не будет платить целый ряд сборов, включая экологический, и будет иметь бесплатный доступ к воде и к территориям.

В публикации указано, что губернатор Добкин — сторонник публичного обсуждения вопроса.

Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Харьковская власть известна своим цинизмом в отношении общественного мнения и жестокостью к тем, кто не разделяет ее мнение. Наиболее ярким тому примером на памяти экологов является история с дорогой через парк имени Горького. Общественные слушания были тогда неприкрыто симулированы,   а деревьяпилили прямо с сидящими на них активистами. Где уж там соблюдение  мер безопасности.

Помнится, коллега Добкина — мэр Харькова — печатался в «Корреспонденте» на правах рекламы. Может, и эту статью просто забыли пометить как рекламную?

С уважением,
Алексей Пасюк
Национальный экологический центр Украины

Добавить комментарий