Письмо семинариста

0
239
Мне на почту пришло письмо студента то ли Киевской семинарии, то ли академии (что при Лавре). Но по стилю абсолютно четко видно, что этот человек имеет богословское образование или учится на таком факультете. Скорее, это все-таки старшекурсник-академист. Для непосвященных разъясняю. Среди моих мрий (лучше, чем мечт) на церковную тему есть две. Первая – поместность Церкви. Хочу дожить до того, времени, когда украинцы будут поминать на литургиях своего патриарха. И чтобы этот патриарх был бы признан всеми православными церквями. Вторая, менее стратегическая мечта это мечта о хорошем богословском образовании для наших священников. Как всякая патриотка Украины, я за все благодарна Греко-католической Церкви. Но как православная, я мечтаю о хорошеем богословском образовании нашей Православной Церкви. И о сильном православном государстве. Вспомните, сколько сделал Мазепа для этого образовании. Что там говорить, наши православные иерархи помогли выгрестить Москве и как империи, и, в том числе, и как духовному центру. Так вот этот мальчишка написал очень смелое письмо за подписью Александр Аврелия. Он жалуется на преподавателя Академии по кличке Паук, пишет о нездоровой атмосфере доносов, о том, что (цитирую) «духовная школа превращается в духовную узницу, где используются все методы воспитания, кроме тех на которых зиждется православная педагогика. После малейшего недовольства или просьб воспитанников, на них обрушивается шквал преследований и притеснений вплоть до полного их исключения. Инспекторская служба похожа не на отцов воспитателей и наставников, а шайку исковых собак, которые вынюхивают и облаивают всех кто встретиться на пути, не разбирая кто этот человек, какой у него жизненный путь, что он сделал для Церкви, человека унижают, делают из него дурака и потом тешат свое самолюбие и показывает свою мнимую работу. Только забывают, что поставлены Церковью быть наставниками, пусть и строгими, но наставниками. Неугодные и недовольные своеволием и грубостью инспекции в два счета отчисляются из числа учащихся, или же создаются такие условия при которых человек не может продолжать учиться. И зачастую все это происходит только лишь из за личной антипатии администрации. Неужели родители отдают своих детей в карцер, или в место где им должны сломать волю, радость к жизни и стремление к саморазвитию».

В общем-то, то, что письмо анонимно несколько снижает его ценность. Но оно порадовало меня в том плане, что ребята из Академии отважились его написать. Сегодня они протестуют против преподавателя, плохого человека и плохого, по их словам монаха, а завтра, начав пастырское служение будут посылать нафик горадминистрацию. Во-вторых, в письме нет огульного охаивания, письмо направлено на тех, кто разрушает образование. В третьих, стройность изложения и цитаты философов (я уже не цитировала дальше) вселяют оптимизм насчет образованности студентов Киевской Богословской академии. Я просто порадовалась, что растет боголюбивое и в меру нарванное племя.

Православие стоит на том, что в течение 2000 лет противится всяким реформациям. Если они и происходят — то вынуждено, в виду все более усугубляющейся греховности общества. «Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же».

В церкви, как в армии — строгая иерархия и жесткая дисциплина. Если семинарист не доволен преподавателем — он может пожаловаться его вышестоящему начальству — ректорат, настоятелю.
Не отчислений надо бояться — надо бояться отсутствия смирения, которое, как известно, главная добродетель в христианстве. Бояться надо гордыни, которая сквозит в этом письме. Мальчик, с «высоты» своих 20 лет уже судит о том, что хорошо в духовной школе, а что плохо. В конечном итоге, это не единственная семинария. Можно в ужгородскую поступить, можно в белгородскую. А можно вообще подождать, набравшись жизненного и духовного опыта.
Меня, честно говоря, поражают 20-летние «батюшки», которые в себе то не разобрались, но уже дают (вынуждены) давать духовные советы другим, в частности, и на исповеди. Вот это пример того ущербного «реформирования», на которое православная церковь была вынуждена пойти. Раньше рукополагать в священники младше 30 лет было канонически запрещено.

Интересное письмо, показательный пример нашего отношения к жизни — «в моих бедах все вокруг виноваты, кроме меня самого». Поэтому пусть весь мир прогнется под меня, церковь реформируется, наставники осознают свою греховность и покаятся, и.т.д. и т.п. чем я буду работать над собой и размышлять о том, что во мне плохо.
Церковь у нас отделена от государства. А куда этот мальчик пишет? Светским журналистам, вмешательство которых в жизнь церкви никогда ни к чему хорошему не приводило. В надежде на то, что раздуют очередной скандал о жадных злобных церковниках, да что там — о зарождении новой инквизиции!

И в этом наша проблема — мы размышляем о необходимости «поместности» церкви, ломаем копья о роли Мазепы, влиянии Москвы, рассуждаем об адекватности православной педагогики (!). Но мало кто заботится о том, чтобы разгрести мусор, накопившийся в собственной душе…

Добавить комментарий