Так что же лучше — плановая или рыночная?

0
367

Забавную статью 2006 года на тему «плохой Лукашенко» случайно нашел в интернете. Некая «Кира Шарова» пишет: «Бла-бла-бла, колхозы — пережиток прошлого, и сам Лукашенко — отсталый колхозник, не развивает прогрессивное фермерство и рыночную экономику. Плановое хозяйство — отстой. Запад! —  вот с кого надо брать пример… и т.п.».

Квинтэссенция этого опуса:

Почему так произошло? Все очень просто, на сегодняшний день все сельское хозяйство работает в условиях плановой экономики – колхозники начинают сеять по приказу «хозяина», и уборка заканчивается так же с его подачи. В тоже время у плановой экономики нет рациональных критериев – а именно рыночных цен на труд, на капитал, на энергию, на землю, на предпринимательский талант. Потому расходуются они безрассудно.

Вывод один – надо что-то менять. Выход из сложившейся ситуации довольно прост – перед глазами пример многих развитых стран – развивать в стране фермерские хозяйства. На Западе почти вся сельскохозяйственная продукция производится фермерами. Они забрасывают ею не только свои страны, но и успешно экспортируют. Вспомним, например, американские куриные окорочка, нареченные «ножками Буша», которые, преодолев океан, заняли свое место в магазинах Беларуси.

Вывод из всего вышесказанного можно сделать один: отжившие свое государственные колхозы и совхозы разваливаются, при этом вытягивая из бюджета миллионы долларов. В свою очередь фермеров-частников всячески душат, хотя и понимают – именно за ними будущее. Но зависть к успехам других, и мощный административный ресурс позволяют удерживать количество «частников» (по мнению же верхушки – буржуев и кровопийц) в явном меньшинстве, которое не в состоянии удовлетворить потребительскую потребность населения. Однако, если так будет продолжаться, государство в скором времени также не сможет этого сделать…

Я был в Белоруси в прошлом году — у них колбаса из натурального мяса, сливки и сметана — из натурального молока, за этим зорко следит государственная инспекция. Картошка тоже своя, а не из Египта. И многое другое. Это потому, что в условиях грамотной плановой экономики, государство, зная потребности населения в продуктах питания, и возможности отечественного сельского хозяйства, в состоянии эффективно планировать как внутреннюю продовольственную программу, так и экспорт продукции. Цены — под контролем государства. По всей Белоруси — чистота и порядок, как в городах, так и в сельской местности.

Мне хочется сказать этой журналистке — посмотрите на Украину! Безграмотные фермеры нарушением севооборотов, безграмотной обработкой  и варварским интенсивным земледелием довели наши когда-то лучшие в европе земли до полного истощения. Грунтовые воды уничтожены в результате бесконтрольного применение удобрений — вряд ли кто-то сейчас пьет воду из колодцев… Обочины полей загажены мусором. Бесконтрольно распаханы поймы рек, что ведет к их обмелению и замуливанию. Регулярные поджоги стерни и лесополос привели к их деградации. Животноводство уничтожено. Молочная промышленность на грани исчезновения.

Севооборот заключается в лучшем случае в чередовании культур «подсолнечник-пшеница», «подсолнечник-пшеница». В результате полного отсутствия планирования мы имеем — картошку из Египта, помидоры и огурцы из Турции, сухое молоко из Беларуси, низкокачественное мясо — из Польши, гречку из Китая!!! За все это приходится платить валютой!

Даже выращивая миллионы тонн пшеницы на экспорт, мы сегодня имеем дефицит муки и подорожание хлеба. Так где же преимущество рыночной экономики и «развития фермерских хозяйств»? Где пресловутое «саморегулирование рынка»?

В этом году на уровне районных администрация государство в приказном порядке поручило обеспечить засеять гречкой не менее 5% от посевных площадей. Хорошо, гречку в этом году посеем. А остальное? Или кроме гречки мы больше ни в чем не нуждаемся?

При этом опытные люди говорят, что есть регионы, где гречка не растет — к ним относится Днепропетровский регион. А есть — где наоборот имеет высокую урожайность, например, Полтавская область. Так может, лучше в полтавской области посадить больше гречке, а в Днепропетровске — увеличить площади под кукурузу или овес? Т.е. вернуться к разумному планированию продовольственной безопасности?

Или в следующем году будем также пытаться административным давлением заставлять фермеров садить картошку, если она тоже будет в дефиците (а именно к этому все и идет)?

Нет, у нас сейчас думают не об этом. Теперь думают  только о том, как бы поскорее продать нашу землю «эффективному собственнику», т.к. частный фермер надежд не оправдал… Смотрите, белорусы, и учитесь на нашем примере, какое «светлое будущее» вас ждет, когда решитесь развалить колхозы и перейти к «эффективным рычагам» рыночной экономики.

Что же касается американских фермеров, о которых упоминает «любительница ножек Буша», то рынком сейчас правят не они, а глобальные американские корпорации. Вот что пишет об этом Владимир Панченко в книге «Фастфуд — великий и ужасный»:

Ранчо и ковбои долгое время были главными идолами американского Запада. Приверженцы традиций сделали из них символ свободы и уверенности в себе. А новые капиталисты и ревизионисты обвиняли их в расизме, считали экономическими паразитами и грабителями земли. Мощные чувства, порождаемые образом ковбоя, отражают противоположные взгляды нашего американского национального своеобразия, попытки поддерживать старые мифы или создавать новые. Однако существует один бесспорный факт: ковбои быстро исчезают. За последние двадцать лет 500 000 из 1 300 000 владельцев ранчо продали скот и ушли из бизнеса. Многие из оставшихся 800 000 фермеров с трудом выживают. Они занимаются дополнительными несельскохозяйственными приработками. Они продают основную продукцию с убытком. Те фермеры, у которых дела идут особенно плохо, обычно владеют тремя или четырьмя сотнями голов скота, сами управляют хозяйством и живут исключительно с заработка, который дает ранчо.

В настоящее время перед владельцами ранчо стоит ряд проблем: повышение стоимости земли, низкие цены на говядину, переизбыток поставок скота на рынок, рост поставок живого скота из Канады и Мексики, давление со стороны развивающейся индустрии, налоги на собственность, боязнь покупателей заразиться коровьим бешенством. На вершине всего этого — рост фастфуд-сетей, поощряющих сплочение предприятий переработчиков. «McDonald’s» является самой крупной в стране компанией по закупкам говядины. В 1968 году эта фирма приобретала мясной говяжий фарш у 175 местных поставщиков. Через несколько лет их стало 5. Мясоперерабатывающая промышленность, как и промышленность, производящая картофель фри. за последние двадцать лет преобразовалась путем слияния и приобретения других компаний. Многие владельцы ранчо утверждают, что только несколько больших корпораций держат за горло весь рынок, используя нечестную тактику понижения цен на закупку продукции у фермеров. Негодование, вызванное деятельностью крупных мясоперерабатывающих компаний, растет. Похоже, что готова разразиться новая война за социальную и экономическую политику сельского Запада, как это было в XIX веке.

Перерабатывающие компании могут регулировать рынок посредством обязательных поставок, понижая, таким образом, цены. Они также могут получать скот по конфиденциальным договорам с состоятельными владельцами ранчо, никогда не показывая реальную сумму, которая им выплачивается. «ConAgra» и «Excel» сами являются владельцами гигантских участков для выращивания скота, а «ЮР» имеет частные соглашения с самыми крупными американскими производителями. Независимые фермеры (семейные частные хозяйства, не входящие в крупные объединения производителей) теперь испытывают тяжелые времена: пытаясь продать свою продукцию по справедливой цене, они сами занимаются поисками покупателя. Но ежедневно американские региональные рынки (в обход общей биржевой торговли) осуществляют 80% всех сделок, цены по которым никогда не обнародуются.
Чтобы иметь представление, что испытывает сейчас независимый фермер, представьте, как будет функционировать Нью-Йоркская фондовая биржа, если крупные инвесторы будут держать в абсолютном секрете условия всех своих сделок. Обычные инвесторы не будут иметь ни малейшего представления о том, сколько стоят их акции на самом деле — факт, которым состоятельные трейдеры могут легко злоупотреблять.

Выращивание скота требует долгосрочного прогнозирования и больших долгосрочных вложений капитала в землю». Вместо того, чтобы создавать свои собственные хозяйства, компании по переработке мяса финансируют горстку крупных землевладельцев, которые сдают им в аренду ранчо для выращивания скота. «Это еще один способ контроля цен. Они добиваются этого посредством так называемых «обязательных» поставок (поставки с заранее фиксированными низкими ценами), — объяснил Питтс. — Мясоперерабатывающие компании сейчас владеют большими участками земли, большим количеством скота, и поэтому они контролируют весь процесс»

Владелец ранчо — тип упорного труженика, которого длительное время идеализировали ковбойские мифы, сегодня относится к числу тех, кто, скорее всего, уже разорился. Без получения такого же внимания со стороны общественности, какое уделяется, например, исчезающей в природе северо-западной пятнистой сове, популяцию которой удалось восстановить, независимый американский фермер действительно превратится в вымирающий вид.

Уровень самоубийств среди фермеров США сейчас в три раза выше, чем в среднем по стране. Так как традиционные устои жизни: фермеров разрушены, с ними утрачена и вера в жизнь. Кодекс фермеров и владельцев ранчо едва ли мог стать более неуместен и отличен от умонастроений теперешней Америки. В Силиконовой долине предприниматели и капиталисты считают провал лишь первым этапом успеха. Но в фермерстве разорение скорее всего означает конец Потерянная земля — это не просто товар. Она имеет значение, которое не может быть измерено в долларах и центах. Это ощутимая связь с прошлым, нечто, что должно передаваться по наследству детям и никогда не продаваться.

Добавить комментарий