Елена Гурина: Служить, но не защищать

0
134

Елена Гурина, директор детского дома «Семья» и председатель Днепропетровской районной организации Партии Зеленых Украины с заплаканными глазами возвращается на место работы. Ее ждет 8-летняя Юля, которой предстоит узнать особенно сложную для ребенка новость – девочка не едет в США со своими новыми родителями. Судьи и чиновники прокуратуры своими решениями обрекли жизнь ребенка на серое существование с невозможностью излечиться от тяжелого недуга – глухоты.

«Юля уже потеряла одних родителей. И сейчас она теряет их во второй раз»,  тяжелым голосом произносит Джесси Ли Харман, офицер полиции США, который вместе со своей женой Лизой Кристин прилетел в Украину за Юлей.

В детский дом «Семья» Юля попала четырехлетним ребенком вместе со своим братом. Воспитатели сразу заметили, что девочка не просто молчит, а совсем не может говорить. Медицинское обследование подтвердило опасения – у девочки врожденная нейросенсорная тугоухость. За четыре года, проведенные в детском доме ни одна украинская семья не заинтересовалась судьбой Юли – больных детей граждане Украины не усыновляют. К радости директора и воспитателей Детского дома «Семья» маленькая девочка понравилась американской паре, которые уже воспитывают троих родных детей.

С августа Джесси Ли Харман и Лиза Кристин Харман, жители Чикаго несколько раз пересекали океан, чтобы пообщаться с Юлей, которую счастливая пара называла –Джулия. Своих родных родителей девочка не видела никогда, где находится ее мать – неизвестно, а фамилию Юлиного отца записали с печальной формулировкой «со слов матери». Семья американского полицейского могла стать для Юли началом новой жизни, в которой любящие родители спасают своего ребенка от глухоты и тоскливого существования. 14 октября 2010 года Днепропетровский районный суд   Днепропетровской области разрешил гражданам США Джессси Ли Харман и Лизе Кристин Харман усыновить Юлию. В битве за соблюдение закона, прокуратура Днепропетровского района усмотрела в решении суда первой инстанции нарушение процессуальных норм, в связи с чем внесла апелляционную жалобу в апелляционный суд. Коллегия судей судебной палаты по гражданским делам апелляционного суда Днепропетровской области согласилась с прокуратурой – и лишила маленькую Юлию единственного шанса прожить хорошую жизнь.

Рассказывая об этом, Елена Гурина, не сдерживает эмоций и срывает голос. Формулировки, с которыми судьи вынесли решение об отмене усыновления поражают своим моральным безразличием. Согласно статье 210 Семейного кодекса Украины при усыновлении родные братья и сестры не могут быть разъединены, если нет особенных обстоятельств. «У Юлии есть 15-летний брат Олег. Семья Харман хотела усыновить и его, но родной брат девочки, родной по матери, отказался ехать в США», почти кричит Гурина. У мальчика в Украине есть отец, ни алкоголик, ни наркоман, попавший в тяжелые жизненные обстоятельства мужчина. Не в состоянии ничего дать своему сыну, он тем не менее общается с Олегом, чем вызывает определенное уважение у работников Детского дома.

«У Юли нет никого. Все родственники Олега от нее отказались. Сам брат в суде сказал, что не возражает против того, чтобы девочка уехала в США. А семья Харман взяла на себя обязательства заботиться о судьбе Олега и по достижении его 18-летия предоставить мальчику возможность жить и учиться в США», объясняет директор Детского дома. Но такое основание оказалось для прокуратуры и судей недостаточным. Кроме того, поборники законности, не усмотрели в недуге ребенка ничего такого, что требовало бы современного качественного лечения.

«Я хочу, чтобы эти люди пришли к нам в Детский дом и посмотрели в глаза Юли. Пусть они сами скажут ей, что она остается жить в Украине», через журналистов обращается к судьям Елена Гурина. В стране, где полноценный ребенок с нормальными родителями, продолжает директор Детского дома, не может устроиться в жизни, что ждет сироту инвалида? Кто даст ей жилье, кто вылечит ее, задает заведомо безответные вопросы Гурина.

«Все думают, что усыновление детей иностранцами – это большой материальный интерес. Но это не так», резко предупреждает Гурина и не исключает возможности того, что кто-то в этой истории остался материально неудовлетворенным. Джесси Ли Харман улетает в Чикаго без дочери. Его чувства понятны каждому родителю, который теряет своего ребенка. «Мы приехали в Украину, чтобы открыть дверь нашего дома той девочке, которая в этом нуждается. И в наших сердцах, мы уже считаем ее своей дочкой. Сейчас, сидя на пресс-конференции, я думаю о том, что чувствует Юля», произносит американский полицейский, чью офицерскую непоколебимость, мужественность и выдержку, подкашивает украинское правосудие. Вряд ли гражданин США, работающий в ведомстве с девизом «Служить и защищать», поймет такое правосудие. Кому послужили и кого защитили украинские судьи?

Бросить сражаться за судьбу девочки, Елена Гурина не может себе позволить. Вместе с юристами она уже пишет письмо в Генеральную прокуратуру, Верховную Раду и Президенту Украины. Все те, кто небезразличны к участи Юли, верят в то, что закон не может быть настолько суров к больному и покинутому ребенку. Что вопрос об усыновлении одного ребенка  — это не формальное выполнение своих обязанностей в течение рабочего дня, а определение будущего нескольких человек на всю жизнь.

ИА «Время» (видео пресс-конференции)

Материалы на тему:

http://invak.info/content/view/12199/30/

После оглашения вердикта Днепропетровского областного апелляционного суда, отказавшего гражданам США в удочерении восьмилетней глухой сироты, мужественный офицер американской полиции не смог сдержать слез

Как известно, процедура усыновления в Украине достаточно сложна и требует массы документов и согласований. Для иностранцев же этот процесс еще более затруднен судебными процедурами, ибо только суд может дать разрешение на вывоз сироты в другую страну. В то же время закон разрешает иностранцам сколько угодно общаться с выбранным ребенком, присматриваться к нему и привыкать. Естественно, что привыкает к новому своему положению, к обретенным родителям и сам малыш. Когда с усыновлением что-то не складывается, он получает глубочайшую душевную травму. Удар тем сильнее, чем болезненнее ребенок, ведь новые родители, прежде всего, дают ему надежду на выздоровление.

Добавить комментарий