Рабы потребления

1
361

Мы живем в эпоху потребления. Магазины, ставшие своего рода местом приятных прогулок, стремятся угодить каждой нашей прихоти. Нет числа техническим новинкам, которые облегчают наш труд и развлекают нас. Даже у самых бедных американцев, как правило, есть телевизор и автомобиль, то есть по сравнению со стандартами Калькутты или Заира уровень их жизни достаточно высок. Чингис-хан извелся бы от зависти в своем дворце, если бы увидел наши дома — с центральным отоплением, кондиционерами, водопроводом, толстыми коврами и роскошной мебелью. Наши доходы значительно выше, чем в других странах, и потому у нас есть что тратить. Отсутствие наличных денег никоим образом не препятствует процессу приобретения — у нас есть кредитные карточки.

Да, американцы счастливы, что живут в процветающей стране. Но почему в век изобилия мы являемся нравственными и духовными банкротами? Библия учит, что для духовной жизни реальную опасность представляют алчность, потребительское настроение, поиск удовлетворения в мире вещей.

Протискиваясь сквозь игольные уши

«Нищеты и богатства не давай мне, — молился Агур, — питай меня насущным хлебом, дабы пресытившись я не отрекся Тебя и не сказал: «кто ГОСПОДЬ?» и чтоб обеднев не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Пр. 30:8-9). Бедность — это проблема для большинства людей, однако Библия учит, что богатство также может быть проблемой. Бедность может толкнуть человека на воровство, богатство способно привести человека к мысли о том, что Бог не нужен.

Библия нередко изображает процветание как благословение от Бога, но в то же время постоянно предупреждает нас о духовной опасности, таящейся в богатстве. «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, — говорит наш Господь, — нежели богатому войти в Царство Божие» (Матф. 19:24). Ученики адекватно отреагировали на такое категоричное утверждение: «Услышавши это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?» Христос в Своем ответе подчеркивает мысль о том, что спасение грешника, каким бы ни был его грех, — это чудо благодати всемогущего Бога, и спасение иного рода невозможно: «Человекам это невозможно, Богу же все возможно» (Матф. 19:25-26). Все мы — капризные, неуклюжие верблюды, которых протаскивают сквозь игольные уши, то есть сквозь врата Царства.

Итак, богатые люди имеют надежду на спасение, но смысл этого отрывка заключается еще и в том, что богатому человеку очень трудно быть христианином — тяжел груз богатства. Люди, у которых все есть, могут подумать, что им нечего исповедовать перед Богом. Живя в комфорте и безопасности, наслаждаясь роскошью, они довольны собой и своими грехами. Бог может вмешаться, и тогда от их благодушия не останется и следа. С другой стороны, те, кто борется и страдает, для кого осознание собственной бедности болезненно, способны прийти к пониманию своей полной зависимости от всевластного Бога.

Об этой зависимости говорит Агур, когда просит Бога о хлебе насущном, и это делаем мы, когда произносим молитву Господню. Хлеб насущный — это ровно столько хлеба, сколько необходимо сегодня. Агур просит Бога оградить его от нищеты не потому, что хочет насладиться жизнью, а потому что не хочет грешить. Он молится и о том, чтобы Бог оградил его от богатства. Фактически он молится о том, чтобы проиграть в лотерею. Он боится, что, разбогатев, забудет о Боге.

Рабство потребления

Павел предостерегает Тимофея: «А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1 Тим. 6:9-10). Алчность опасна по причине практического свойства: она рождает «вредные похоти», которые несут «бедствие» и «многие скорби».

Многие отцы семейств так поглощены работой, что практически не уделяют времени женам и детям. Они должны были бы трудиться ради своих семей, а на деле их семьи существуют для того, чтобы они работали. Богу неугодно, когда в стремлении разбогатеть люди забывают о семье, человеческих взаимоотношениях, заповедях Божиих. Такая подмена приоритетов практически неизбежно приводит к «многим скорбям», то есть к разладу в семье и несчастьям.

Жажда богатства, как любая страсть, способна порабощать. Наркоманы находятся во власти своего стремления, «рабами моды» манипулируют производители рекламы и создатели общественного мнения. «Безрассудные и вредные похоти» могут завлечь ничего не подозревающего потребителя в разные ловушки, среди которых такая западня, как долги. В долговое рабство попадают и мать-одиночка, исчерпавшая лимит своей кредитной карточки, и корпорация, которой предоставлены огромные кредиты.

Идолопоклонство потребления

В одном из своих удивительно откровенных посланий Павел убеждает колоссян оставить, кроме прочего, «…любостяжание, которое есть идолослужение» (Кол. 3:5). В духовном смысле страсть к накопительству равнозначна вере в лжебога.

Погоня за материальными благами в основании жизни, система ценностей, выстроенная по меркам рынка, упование на собственное богатство и благополучие — все это и составляет религию. Бог хочет стать для нас центром духовного притяжения; Он хочет, чтобы источником нравственных ценностей для нас было Его слово; Он хочет, чтобы мы уповали на Иисуса Христа. Ничто — ни каменный идол, ни тленные вещи, — не заменят этого.

В наши дни потребительство ведет к наиболее отвратительной форме идолопоклонства. Мы привыкли, что нам угождают, поэтому теперь мы ждем, что и Сам Бог станет потакать нашим прихотям, стремлению к комфорту и развлечениям. Вместо того чтобы искать церковь, которая ясно учит откровенному Слову Божию, мы ищем собрание, где служение превращается в представление. Узнав от специалистов по рыночным отношениям о том, что люди более не желают слышать о грехе, что их совершенно не интересует Библейское учение, многие церкви спешат забыть о своей миссии и подменяют Евангелие дешевой психологией и ловкими приемами маркетинга.

Потребительские настроения приводят к идолопоклонству, а не к христианству. Все рукотворное, будь то вещи или религии, недолговечно. Сокровища, которые мы собираем себе на земле, — тленны, лишь небесные сокровища вечны. А где сокровище наше, там будет и сердце наше (Матф. 6:19-21).

Михаил Кадар

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий