Истребление рыбы в Украине успешно завершается

0
197

Согласно официальным данным до создания рукотворных морей (водохранилищ) в украинских реках за год добывали 117 тысяч тонн рыбы. В 1991 году выловили 34 тысячи, а сейчас – 5,5 тысяч тонн. В Украине фактически – мертвые водоемы: «унікальна нація» сотворила экоцид. full_brakoniery

По данным заведующего отделом Института зоологии НАН, доктора биологических наук Сергея Межжерина, запасов леща осталось 20% от прежнего богатства, судака, – 10%, щуки – 2–3%, сома – всего 1–2%

Ученые-ихтиологи утверждают, что раньше в Днепре обитало 84 вида рыб, сегодня три утеряны безвозвратно, еще 23 на грани вымирания. Рыбопродуктивность водоемов находится на уровне 10–20% от плановой. Еще в 1998 году рыбьи стаи уменьшились до такой степени, что потеряли способность к самопроизводству, то есть сегодня идет просто уничтожение рыбы, как вида.

По данным государственной экологической инспекции (ГЭИ) Минприроды, за последние 10 лет объемы вылова промышленных видов рыбы сократились в несколько раз. Например, в Азовском море почти вдвое уменьшился общий объем вылова пелингаса, в 3 раза – судака, в 4 раза – камбалы-калкана

По оценкам экспертов, численность осетровых снизилась до критического уровня, угрожающего их полному уничтожению. Четыре вида этих рыб – белуга черноморская, шип, стерлядь и осетр атлантический уже занесены в первое украинское издание Красной книги. Причем в выловах осетр представлен двумя и, как считается, все еще массовыми видами – севрюгой и черноморским осетром. Но уже в 1990-х их запасы, по словам научных сотрудников, также были практически уничтожены – из-за того, что запрещения на вылов этих двух видов не было. Сегодня численность севрюги и черноморского осетра составляет менее 1% от того, которое было. Как ни странно, но браконьерам это даже на руку: ведь чем более редкий вид, тем выше его цена.

По мнению ГЭИ, основной причиной, приведшей к резкому уменьшению запасов ценных промышленных видов рыб в морях и других водоемах Украины, является нерациональное ведение рыбного хозяйства и неподобающая охрана водных живых ресурсов. Значительный вред рыбному хозяйству наносит и браконьерство, которое за последние годы достигло угрожающих масштабов и приобрело признаки организованной преступности. 

Рейдом по браконьерству

Получается, что пройдет еще 10–15 лет, и все реки и водоемы Украины превратятся в мертвые зоны с гниющими водорослями? Этот вопрос я задал председателю совета Ассоциации рыболовов Украины (АРУ) Александру Чистякову.

Эта общественная организация была создана в феврале 2008 года. Ее задача – сохранение отечественных озер, рек и морей, а девиз – «Восстанови. Охраняй. Бережно используй». Двери АРУ открыты для людей не равнодушных к фауне и флоре страны. Здесь объединились не только рыболовы-любители, но и известные ученые (биологи, ихтиологи и экологи), юристы, судьи, экономисты, журналисты и т.д.Браконьеры. Кто остановит падонков?

– Мы считаем, что процесс деградации природы еще можно повернуть вспять и поэтому создали ассоциацию, – говорит Александр Владимирович. – Возьмем в качестве примера весенние спуски и подъемы воды на водохранилищах, которые самым губительным образом воздействуют на нерест. Дело в том, что икра многими видами рыб откладывается на мелководье (10-20 см). При залповом сбросе воды икра оказывается на суше, и достаточно всего лишь пару часов на воздухе, чтобы она погибла. Это происходит повсеместно на всех природных нерестилищах, а бывает, что сбросы воды застают зашедшую на мелководье рыбу с икрой, и она оказывается на берегу, как это было в прошлом году в Запорожье, где погибло около 65 тонн. При внезапных подъемах воды – икра, покрытая слоем воды, который не дает ей прогреться – погибает. А это миллионы и миллионы так и не родившейся молоди рыбьих стай.

В начале марта сего года катастрофа едва не разразилась на Киевском водохранилище. Разрешенное суточное колебание уровня воды в нем на первую декаду марта составляло около 1,5 метра, хотя глубина нерестилищ – 0,7–1 м. Когда к нам поступила информация о том, что уровень воды начал резко снижаться, по просьбе АРУ в Минприроды провели экстренную коллегию, на которую пригласили ряд министерств и ведомств. В результате сброс воды из водохранилища был прекращен и в срочном порядке начали поднимать ее уровень. Впервые за всю историю страны общественная структура заставила считаться с собой энергетическое ведомство. Кроме того, мы потребовали, чтобы спуски/подъемы воды на всех водохранилищах Украины осуществлялись под контролем экологической инспекции.

По словам г-на Чистякова, огромный вред наносят земснаряды. Раньше дноуглубительными работами имел право заниматься только Главводпуть. Сегодня, если говорить о столичной акватории, добыча песка со дна Днепра из-за высокой стоимости земли на побережье и востребованности бетона идет полным ходом. В столицу стянуты земснаряды со всех регионов нашей страны. В Киевской акватории намывом территорий или добычей песка занимаются 84 земснаряда. Их хозяева, многие из которых не имеют разрешительных документов, замывают нерестилища, пойменные луга, производят намывы береговой природоохранной территории, изменяя русло Днепра. В угоду богатым «князькам» или для производства бетона на дне реки вырываются 20-метровые котлованы, которые могут вызвать непредсказуемые процессы, что может привести к экологической катастрофе.

Если говорить, какое влияние оказывают эти котлованы на рыбьи стаи, то нужно отметить, что уничтожается донная кормовая база, превращая некогда излюбленные места обитания рыбы в мертвую донную «Сахару» – рыба там не живет, а природе, чтобы опять восстановить там жизнь, понадобится от 5 до 7 лет. Замывая мелководье, хозяева земснарядов уничтожают природные нерестилища и прогретые мелководные участки, на которых живет малек, что вынуждает молодь рыбы мигрировать на глубоководные места, где для нее нет пищи, а это приводит к ее массовой гибели.

– АРУ совместно с экологической инспекцией только в Киевской акватории остановила работу 17 земснарядов, – рассказывает Александр Владимирович. – Два были отбуксированы на специально созданную для этих целей штрафплощадку в Речном порту. Хозяева еще трех после уплаты штрафов и возмещения нанесенного природе ущерба принадлежащие им земснаряды демонтировали. По пяти материалы переданы в Генпрокуратуру

Что касается браконьерства, то, по словам г-на Чистякова, ни одна из госструктур, призванных бороться с этой «напастью», не в состоянии победить ее без помощи общественности – не хватит ни финансовых ресурсов, ни нужного количества сотрудников. Нынешние браконьеры – это бригады, оснащенные мощными катерами, эхолотами и мобильной связью. Необходимо создать народную экологическую дружину – действенный инструмент для борьбы с браконьерством и нарушениями природоохранного законодательства и наиболее эффективный орган контроля над властью.

Первый шаг в этом направлении уже сделан. Специалисты АРУ разработали Положение об общественном экологическом инспекторе. На базе управления заповедным делом при Минприроды были созданы краткосрочные курсы подготовки таких инспекторов, и 30 первых слушателей получили удостоверения, и теперь имеют право самостоятельно организовывать рейды и составлять протоколы. Также создана группа из 46 плавсредств под названием «Летучий голландец», владельцы которых всегда готовы отправится с дружинниками в рейд. Группа уже совершила рейды в Черкасской, Полтавской и Днепропетровской областях. Была оказана помощь в наведении порядка в Каневском заповеднике, в Липовском ихтиологическом заказнике, Сулинском и Нижневорсклянском заповедниках, в природных нерестилищах на реке Рось, Удай и Сула. Причем все рейды совершались совместно с инспекторами госэкоинспекции.

К примеру, на Кременчугском водохранилище близ села Коробовка в прошлом году поймали несколько браконьерских бригад, изъяли 74 сети общей длиной 3200 метров. Также совместно с госэкоинспекцией был проведен рейд по проверке работы рыбколхозов. Он вскрыл массовые нарушения – несоблюдение санитарных норм, превышение вылова сверх разрешенной квоты. Были задержаны два сейнера в зоне, запрещенной для промышленного лова. По всем этим фактам были составлены соответствующие документы, работа 2 рыбколхозов остановлена.

На протяжении года АРУ провела множество рейдов, а так же ряд акций по проверке продажи сетей на рынках. Были проведены и массовые рейды по выявлению фактов продажи незаконно выловленной рыбы на стихийных и официальных базарах. Были задержаны с поличным 27 браконьерских бригад, 6 сотрудников рыбинспекции (4 уволены), изъяты сотни километров сетей, прекратили свое существование 3 подпольных рыбоприемных пункта.

Однако сегодня из-за мизерности накладываемых штрафов не представляется возможным реально бороться и противодействовать браконьерскому «шквалу». АРУ считает, что для эффективной борьбы с нарушениями природоохранного законодательства нужно увеличить суммы штрафов, чтобы начальный уровень наказания за браконьерство был не 17 гривен., а 1700 гривен.

Контрольный лов

– Еще большее недоумение у специалистов АРУ вызывает так называемый научный лов, который осуществляется для подсчета рыбных запасов, определения, какими заболеваниями болеют рыбы и т. д., – продолжает г-н Чистяков. – Причем он осуществляется, в том числе, и во время нереста.

В 2008 году, по словам г-на Чистякова, был обоснован вылов 46 тонн рыбы с научной целью во внутренних водоемах страны. Если принять во внимание, что таких водоемов около 100, то это составляет 460 кг на каждый из них. А вот известнейший ихтиолог Петр Шевченко утверждает, что для мониторинга того же Кременчугского водохранилища (самого продуктивного по днепровскому каскаду) с целью подсчета количества ресурсов достаточно выловить не более 40 кг. Методика очень простая. На водохранилище с 1958 года существует 19 точек. Ежегодно в один и тот же день одним и тем же неводом осуществляется контрольный вылов, малек подсчитывается по видам и отпускается. А 40 кг – это количество той рыбы, которая по той или иной причине при этом погибает.

Еще хуже положение дел на Азовском море. Здесь, утверждает Александр Владимирович, рыбу «в научных целях» вылавливают железными тралами, после чего на дне даже ракушек не остается. Согласно предоставленным в экологическую инспекцию разработанным, «научно» обоснованным и утвержденным документам, в этом году планируется 1000 тралений. Это приведет к тому, что 152 квадратных километра (!) моря превратится в мертвую безжизненную пустыню. Такие «научные» изыскания ставят на грань исчезновения рыбьи стаи.

Положение дел в рыбном хозяйстве Украины усугубляет и то обстоятельство, что нынешняя рыбинспекция по внутренним и внешним причинам уже не справляется со своими функциями. Тот же Госкомрыбхоз одновременно определяет запасы рыбы, выдает разрешения на лов, закрывает или открывает водоемы, и осуществляет контроль за использованием живых ресурсов. Подчинение промышленному, в сущности, ведомству поставило крест на всей природоохранной сущности рыбинспекции.

Именно поэтому в феврале 2009 года АРУ обратилась с официальным письмом на имя премьер-министра Украины, в котором обратила внимание на то, что в последние годы «безнаказанно уничтожается флора и фауна рек и водоемов», а «система зарыбления местными видами рыб уничтожена». Чиновники, выдающие лицензии и квоты на вылов рыбы, не занимаются обновлением и сбережением водоемов, рыболовные артели увеличивают километраж сеток, уменьшают их ячейки до недозволенных размеров, осуществляют лов тралами, загонами и волоком. Под видом учета рыбных запасов рыболовецкие артели проводят так называемый «контрольный лов» рыбы в нерестовый период в заказниках. Двойная бухгалтерия учета вылова приводит к тому, что до 60% рыбы продается «налево».

В связи с вышеперечисленным, АРУ предложила ликвидировать существующую рыбинспекцию и создать на основе госэкоинспекции единый природоохранный орган, подчиненный Кабмину, в функции которого также будет входить контроль за использованием водных живых ресурсов.

Без заповедников не обойтись

АРУ также считает, что сегодня необходимо запретить промышленный лов во внутренних водах страны и переквалифицировать рыбодобывающие предприятия в рыборазводные озерно-прудовые хозяйства, а также реанимировать практику зарыбления водоемов местными видами рыб – судаком, щукой, сомом, плотвой, лещом и т. д.

– Промышленный лов во внутренних водах Европы, США и Канады запрещен, – утверждает г-н Чистяков. – Там посчитали, что рекреационное использование водоемов в десятки раз выгоднее. В 2008 году во всех внутренних водоемах Украины было выловлено 6 тысяч тонн рыбы, а завезено 600 тысяч тонн океанской. То есть внутренний рыбный потенциал страны фактически исчерпан. А между тем в 1991 году в Украине насчитывалось 117 рыбодобывающих предприятий, а сегодня 740. Мало этого. По утверждению ученых, речная рыба поражена 68 болезнями, до 80% мутировано, так что ее нельзя уже рассматривать в качестве продукта питания.

Зачем же ежегодно из бюджета Украины тратятся миллионы гривен на модернизацию рыболовного флота, который с 1993 года почти весь находится в частных руках (к примеру, в 1991 году рыбу в Азове ловили 250 государственных судов, сегодня их осталось 14), и создание рыборазводных предприятий, среди которых почти все частные? Не лучше ли направить эти деньги на другие нужды?

– Сегодня крайне важно взяться за создание ихтиологических заповедников, что позволит защитить водоемы от застроек и приватизации, – говорит г-н Чистяков.

В 2008 году АРУ инициировала и создала 6 заповедников местного значения и Национальный парк на реке Удай Полтавской области. В качестве примера можно привести г. Городище Черкасской области, на территории которого было никому не нужное озеро, которое превращали в свалку. Местные жители захотели его возродить и обратились в АРУ за помощью. Исследовав озеро, ученые составили пособие по его эксплуатации. Местная общественная организация спустила озеро, почистила, провела мелиоративные работы по углублению водоема, а после этого зарыбила. Но как только озеро получило вторую жизнь, появились желающие его приватизировать. На место выехали ученые по заповедному делу АРУ, которые составили научное обоснования необходимости создания на базе озера заповедника местного значения, прописав условия его содержания с разрешением на нем любительской рыбной ловли.

– Создавая подобные заповедники, можно реально спасти великолепные уголки нашей природы, нерестилища, пойменные луга, красивейшие озера и пруды от приватизации, при которой берега водоемов закатываются в бетон, а рыбная ловля становится не доступной из-за моментально сооруженных заборов, – утверждает Александр Владимирович.

Текст: Владимир Сенчихин, 2000

Добавить комментарий