Народный блоггер

Хороши ль зимой в саду цветочки?

Года три назад 15 градусов тепла в декабре было прикольно и необычно. Сегодня — это уже страшно…

 Об изменениях климата и причинах этого явления говорят сегодня многие. У каждого свое суждение, часто сформированное из сообщений средств массовой информации. Но в них легко запутаться, так как спектр прогнозов практически полный — от наступления нового ледникового периода до ожидания тропической жары.

Изучением причин, определяющих климат, его колебания и изменения, занимается наука климатология, которая насчитывает более двух тысяч лет. Однако до недавнего времени не наблюдалось особого интереса к результатам и выводам климатологов как со стороны обычных людей, так и политиков. А ведь первые предсказания грядущего потепления были сделаны выдающимся советским климатологом М.Будыко еще в конце 60-х годов прошлого века — когда в атмосфере наблюдалась тенденция к понижению температуры воздуха у поверхности земли! Тогда это воспринималось как экзотические высказывания, зато теперь не проходит и сезона, чтобы вновь и вновь не велись как на бытовом, так и на самом высоком политическом уровнях разговоры о том, что «климат теплеет».

Сейчас уже достоверно установлено, что средняя температура воздуха у поверхности земли действительно возрастает практически во всех регионах мира. В связи с этим в атмосфере происходит перестройка глобальных процессов переноса тепла и влаги на всех континентах, которая сопровождается резким учащением природных катаклизмов — засух и наводнений, тайфунов и смерчей, градобитий, оползней и т. д.

Споры переместились в другую плоскость: это природные колебания и, следовательно, рано или поздно потепление сменится похолоданием, или это направленное изменение климата, обусловленное вмешательством человека в природные процессы глобального масштаба?

Эти сугубо научные дискуссии вторглись в обычную жизнь по одной простой причине — участившиеся природные катаклизмы ведут к человеческим жертвам и огромным экономическим потерям. Так, по данным Мюнхенской страховой компании, количество природных катастроф за 1985—1995 годы возросло в четыре раза (по сравнению с 60-ми годами), потери в экономике — в восемь раз, страховые выпла­ты — более чем в 15 раз. По данным климатолога Джона Твигга, автора исследования «Пути уменьшения ущерба катастроф», начиная с 1970 года, при­родные катастрофы еже­годно уносят в среднем 80 тысяч жизней. По оценкам Чикагского университета, стихийные бедствия последнего десятилетия ХХ века затронули при­мерно два миллиарда человек — треть всего человечества. В 90-е годы было отмечено 84 крупных природных катаклизма — в три раза больше, чем в 60-е годы. Со­вокупный экономический ущерб от этих бедствий достиг 591 млрд. долл., что более чем в восемь раз больше, чем в 60-е годы (все подсчеты производились в ценах 1998 года). Кроме прямого ущерба, наносимого природными катаклизмами, необходимо также учитывать затраты различных отрас­лей экономики (например сельского хозяйст­ва) на перестройку произ­водственных циклов в связи с изменением привычных климатических условий. Таким образом, причин для беспокойства предостаточно!

За последние две тысячи лет наблюдалось три периода потепления и три периода похолодания, последнее из которых завершилось в первой половине XIX века. Во второй половине XIX века температура воздуха сначала стабилизировалась, а с конца этого века началось потепление, которое к концу XX века составило 0,7—0,8 °С. 

Поэтому, говорят сторонники естественных причин, за периодом потепления наступит похолодание — причин можно найти много: от астрономических (изменение параметров орбиты Земли до изменения светимости Солнца) до вполне земных (например вследствие ослабления мощности океанического течения Гольфстрим, которое «обогревает» Западную и Северную Европу).

Что могут противопоставить этим аргументам сторонники человеческого фактора нынешнего потепления? Во-первых, говорят они, ранее не наблюдалось такой скорости изменения средней температуры воздуха — повышение на 0,7—0,8° С в природе происходит за тысячи лет, а сейчас — за 100 лет! Последние 15 лет добавили весомости этому аргументу — изменения средней температуры происходили еще большими темпами — 0,3—0,4°С только за 15 лет! Природные факторы не могут так быстро «разогревать» атмосферу.

Во-вторых, доказано, что всегда увеличение содержания углекислого газа (СО2) сопровождалось аналогичным повышением средней температуры воздуха у поверхности земли — всем уже хорошо известный парниковый эффект.

Опасения, что рост концентрации углекислого газа является главной причиной нынешнего потепления, заставили политиков принять международные соглашения (Рамочная конвенция ООН об изменениях климата 1992 г. и Киотский протокол 1999 г.) по сокращению темпов прироста выбросов этого газа в атмосферу. Именно — темпов прироста! Никто не питает иллюзий, что удастся сократить сами выбросы. Если развитые страны в последние годы начали сокращать выбросы парниковых газов, то в развивающихся странах (прежде всего — Китай и Индия) отмечается противоположная тенденция. Выбросы углерода в этих странах к концу XX века на 70% превысили уровень 1986 г. Предполагается, что это приведет к росту выбросов в атмосферу углерода к 2010 г. на 40% по сравнению с уровнем 1990 г.

Вывод ученых: современное глобальное потепление с вероятностью более 90% — дело рук человека, а не естественные климатические колебания. В связи с этим, в комиссии уверены, что в среднем по земному шару температура воздуха у поверхности земли до конца XXI века вырастет на 2—4,5°С.

По существу, наука впервые столкнулась с такой грандиозной по сложности проблемой прогноза грядущих изменений состояния природной среды. Важен ответ на вопрос: как будут происходить эти изменения — постепенно, с примерно одинаковой скоростью — т.н. линейная модель, или же возможен некий качественный «скачок» в скорости этих изменений. Естественно, что для человечества приемлем только первый, «адаптационный» вариант, так как постепенные изменения дают шанс приспособить экономику, да и в целом жизнь к новым природным условиям. Второй вариант является катастрофическим, с ним связаны резкие, быстрые изменения условий природной среды, которые нам известны как природные катаклизмы.

К сожалению, ученые все больше склоняются именно ко второму сценарию развития изменений в природной среде. В январе 2005 года был опубликован отчет комиссии ООН «Перед лицом климатических изменений», в котором впервые был обнародован возможный критический показатель глобального потепления, в случае достижения которого в мире начнутся убыстряющиеся, скачкообразные, необратимые изменения. Это повышение среднемировой температуры воздуха на два градуса по Цельсию по сравнению с 1750 годом (начало промышленной революции).

Почему после этой отметки уже нет пути назад, почему климат не сможет вернуться в привычное для нас состояние? Дело в том, что при переходе через критическую черту 2°С «пробуждаются» физические механизмы, действие которых (уже без вмешательства человека) приведет к резкому усилению парникового эффекта, т.е. начнутся необратимые изменения состояния атмосферы Земли и связанные с этим климатические катаклизмы.

Из физики известно, что растворимость газов в воде уменьшается при повышении ее температуры — в диапазоне 10—20°С растворимость СО2 уменьшается на 3% на каждый градус увеличения температуры воды. В Мировом океане содержится огромная масса углекислого газа — около 140 трлн. тонн, что в 60 раз больше, чем в атмосфере! Таким образом, при повышении температуры вод океана в атмосферу может выделиться огромное дополнительное количество СО2, которое во много раз превышает выбрасываемое за счет деятельности человека, что резко усилит парниковый эффект, следовательно, температура атмосферы повысится еще больше. И далее этот процесс уже не остановить — за повышением температуры воздуха последует дальнейшее повышение температуры Мирового океана и опять в атмосферу будет выброшено огромное количество углекислого газа — «маховик» процесса не остановить!

Еще один физический механизм связан с увеличением содержания водяного пара в атмосферном воздухе при повышении его температуры. Водяной пар еще более сильный парниковый газ нежели СО2. Следовательно, при глобальном потеплении в атмосфере будет увеличиваться содержание водяного пара, который резко усилит парниковый эффект, приводящий к росту температуры воздуха.

Третий механизм положительной обратной связи вступает в действие при таянии вечной мерзлоты. За счет этого процесса на огромных территориях Сибири и Севера Канады образуются болота, одним из продуктов жизнедеятельности которых являются выбросы в атмосферу все возрастающих объемов метана, парниковый эффект которого также намного превосходит воздействие углекислого газа. То есть появляется еще один самовоспроизводящийся механизм разогревания атмосферы.

Таким образом, стоит человеку преступить черту, как дальше наступает цепная реакция и климатическую систему уже не удастся вернуть в прежнее состояние.

Подсчитано: с середины XVIII века средняя температура воздуха у поверхности земли уже повысилась более чем на 1,2 градуса по Цельсию — до роковой черты нам осталось совсем немного!

Не менее сложный и дискуссионный ответ на вопрос: каким же будет климат ближайшего будущего? Есть много сценариев развития событий, отличающихся глубиной и интенсивностью изменений, однако важно отметить, что все они построены на благоприятной «линейной» модели климатических изменений.

Приведем в качестве примера только один сценарий, касающийся Европы после 2025 года.

Северную Европу ждут похолодание, очень сильные дожди, учащение штормовых циклонов и повышение уровня моря.

Центральная Европа окажется между двумя климатическими пиками на севере и на юге. В результате погода станет крайне переменчивой, нужно готовиться к любым неожиданностям. Согласно прогнозам, регион ждет более теплая, чем сейчас, зима, а летом — ливневые дожди.

Западная Европа рискует лишиться Гольфстрима, что повлечет за собой значительное похолодание, которое коснется таких стран, как Великобритания, Ирландия, Исландия, Нидерланды, Бельгия, Скандинавских стран, европейского севера Российской Федерации.

Южные регионы Восточной Европы и Средиземноморье ждут долгие засушливые и очень жаркие периоды.

В Северной Европе и на западном побережье США резко увеличится число штормовых циклонов.

Согласно прогнозам, такие циклоны, как например, «Анатоль», от которого в 1999 году пострадала прежде всего Дания, будут налетать на Скандинавские страны в два раза чаще, чем в XX веке. В таких странах, как Испания, Португалия, Франция, Греция и Турция, восточные штаты США, Канада, восточный Китай, будут все чаще вспыхивать лесные пожары. В зимние месяцы будет выпадать меньше осадков, что лишит население возможности пополнять запасы питьевой воды, которая должна храниться до лета.

В Центральной Европе летние ливневые осадки будут приводить к частым наводнениям. Так, на Рейне за последние 15 лет было столько же наводнений, сколько за целое столетие до того. Снега не будет даже в Альпах, где участятся оползни и сели.

Связанное с глобальным потеплением изменение глобальной структуры атмосферной циркуляции, т.е. путей перемещения циклонов и антициклонов, приведет в целом по земному шару к увеличению площадей континентов, подверженных засухам, в пять раз. Сейчас сильной засухе подвержено 2% всей суши, а к 2050 году она поразит 10% территории. Кроме того, изменения количества выпадающих осадков коснутся не только их территориального распределения, но и распределения по сезонам года.

По весьма умеренным оценкам, уровень Мирового океана поднимется еще на 30—50 см, что приведет к частичному или полному затоплению многих прибрежных территорий, особенно в Азии, где проживает значительная часть населения. Около 100 миллионов человек по всему миру живут на высоте менее 88 см над уровнем моря.

За счет таяния вечной мерзлоты огромные территории Сибири и севера Канады превратятся в болота, не пригодные для жизни человека.

Изменившийся термический и водный режим потребует существенной перестройки струк­туры сельскохозяйственного производства, посевного материала, условий борьбы с вредителями, сбора и хранения сельскохозяйственной продукции и т.д. Климатические изменения существенно повлияют на условия работы транспортной отрасли. Страны Южной Европы, значительная часть экономики которых построена на индустрии летнего туризма, ждут серьезные экономические потери. Традиционный для европейцев зимний туризм в альпийских странах также отойдет в прошлое. Не благоприятны прогнозы развития туризма на Мальдивских и Сейшельских островах — центрах мирового туризма.

Прибрежные районы традиционно являются более экономически развитыми, и возможное их затопление за счет поднятия уровня Мирового океана приведет к огромным экономическим потерям во многих странах на всех континентах. По оценкам ООН, к середине XXI века ожидается до 200 млн. т.н. климатических беженцев, на содержание и обустройство которых необходимы значительные финансовые ресурсы.

Повышение температуры, особенно в зимний период, позволит насекомым и другим переносчикам болезней расширить среду обитания. В связи с этим к середине XXI века прогнозируется увеличение заболеваемостью малярией на 60%. Во многих регионах прогнозируется нехватка качественной питьевой воды, что приведет к росту инфекционных кишечных заболеваний. Увеличение содержания биозагрязнителей в воздухе повлечет за собой рост аллергических расстройств, астмы, респираторных и ряда других заболеваний.

Климатические изменения в ближайшие 50 лет могут поставить около четверти наземных животных и растений на грань вымирания. По оценкам ученых, к 2050 г. с лица Земли могут исчезнуть до 1 млн. особей флоры и фауны. В результате погибнет по меньшей мере одна особь из десяти. Эти потери неизбежно негативно скажутся на условиях жизнедеятельности человека.

При этом большая часть потерь практически неизбежна, поскольку выброс газов, приводящих к глобальному потеплению, уже произошел. Поэтому первоочередной задачей является разработка мероприятий по минимизации этих последствий. Такая работа по заказу правительств ведется во многих странах мира, но, к сожалению, наша страна выпадает из этого процесса. Климатическая программа Украины не финансируется уже более пяти лет, и все работы выполняются за счет энтузиазма ученых. У нас в регионе, как и в целом по Украине, по привычке больше гордятся достижениями, но не финансируют работу одесских ученых. Такая позиция может привести к тому, что мы будем в авральном порядке, с привлечением значительных финансовых ресурсов продолжать бороться с непогодой в каждом сезоне, а не финансировать работы по адаптации к этим условиям. Хотя каждый понимает, что второй путь обойдется гораздо дешевле!

Сергей СТЕПАНЕНКО

Ссылки по теме:

Related Articles