Конец эпохи стрекоз

0
83

Пришли красные и прогнали белых. Потом белые собрались с силами, вернулись и прогнали красных. А потом пришел лесник и разогнал всех.» Этот лесник из детского анекдота уже пришел, и зовут его Кризис. Политические игры кончились, хотя сами игроки еще этого не поняли — они носятся по стране и телеэкранам, как петух с только что отрезанной головой носится по крестьянскому двору, да еще пытается что-то прокукурекать. Так вот, политические игры кончились, начинается настоящая политика. И вообще игры кончились, теперь все будет всерьез.

После бедственных девяностых наступили благополучные нулевые, и Украина немедленно расслабилась. Все последние годы рост потребления чуть не вдвое обгонял рост производства, и этот пузырь должен был когда-нибудь лопнуть. Вот он и лопнул. Все годы независимости страна, в сущности, занималась только тремя вещами: она делила, проедала и проклинала советское наследство. Мы не построили ни одной шахты, ни одного серьезного завода — разве что для отверточной сборки чужих автомобилей, у нас все те же совковые аэропорты и железные дороги. Мы пользовались дешевой энергией — и это тоже оттуда. Теперь наследство доделено и доедено, осталось только проклинать.

Мы имели восемь буквально золотых лет великолепной мировой конъюнктуры и полной внешней безопасности. Этого вполне достаточно для проведения всех необходимых реформ, для модернизации промышленности, обновления инфраструктуры, внедрения всяческих инноваций в экономику и государственное управление. Мы имели все возможности для сотворения «украинского чуда» и ни единой не использовали. Лето красное пропели.

С точки зрения человеческой психологии тут ничего удивительного нет. Человек по своей природе скорее стрекоза, чем муравей. Он — даже вопреки опыту всех предыдущих поколений — склонен думать, что если сегодня солнышко, то и завтра будет, если сегодня смешные цены на газ, то и завтра будут такие же, если сегодня высокие цены на металлы или зерно, то это навсегда. Человеку нужен свой собственный горький опыт, чтобы научиться предвидеть очевидное и готовиться к нему. Украинское общество — власть, бизнес, население — такого опыта пока не имело, хотя, по крайней мере, для власти и бизнеса это слабое оправдание.

Украинский бизнес наслаждался игрою в бизнес, тем более что мировой рынок, как мы уже сказали, играл с ним в поддавки — точно как опытный шулер, который старается пробудить в новичке азарт, а потом отнимает все. Ровно это происходит сейчас. Уже очевидно, что в ближайшие месяцы очень большие куски собственности перейдут из рук в руки, то есть из украинских рук в иностранные.

Украинский политикум (чем дальше, тем тверже я убеждаюсь, что это мерзкое, отсутствующее в словарях русского языка и применяемое только на территории Украины слово «политикум» гораздо точнее выражает содержание, чем его синоним — «политическая элита») тоже играет — понятное дело, в политику. Найдите хотя бы пару существенных отличий в социально-экономических программах ведущих партий и кандидатов. Все они за демократию и рыночную экономику, за европейский путь и все хорошее против всего плохого. И все приписывают себе авторство термина «Украинский прорыв», абсолютно не понимая, что за этими словами стоит. Прорыв куда? Прорыв зачем? И наконец: прорыв как? Все говорят о какой-то инновационной модели экономики, и, дескать, без нее никуда. А что это такое и что вы для этого предлагаете сделать? Тишина. А тем временем в стране тихо доживает свой век косая тысяча НИИ и КБ, созданных в советские времена и под советские задачи, исправно получают свои зарплаты, надбавки и пенсии сонмища никому не нужных академиков. И все из бюджета.

Так вот, различия у политиков проступают лишь там, где дело касается мало связанных с реальной проблематикой вещей: одни защищают русский язык, другие защищаются от русского языка; одни защищают от кого-то Крым, другие защищаются от этих защитников; одни продвигают абсолютно бесперспективную идею продвижения в НАТО, другие по этому поводу очень нервничают. То есть какую-то связную, отличную от других концепцию никто даже не пытается формулировать. Они даже не знают, зачем это нужно.

В учебниках говорится, что политика есть управление обществом. Это включает в себя формулирование целей и задач, стоящих перед страной, сопоставление этих целей интересам граждан (социальный контракт), владение инструментами побуждения и принуждения к выполнению общенациональных задач, гармонизацию интересов классов и сословий и так далее. Для нынешнего поколения украинских политиков задача выглядит гораздо проще: надо просто всех оттолкнуть, влезть повыше и получать себе административную ренту. И тут все средства хороши, а самое лучшее — подкуп избирателя. Те, кто у власти, беспрерывно что-нибудь населению увеличивают — зарплаты, льготы, социальные выплаты, доходя до тупой выдачи денег вкладчикам Сбербанка СССР. Так совместными усилиями ковался нынешний кризис. Он теперь назначает повестку, и он же даст оценку действиям политиков. Время раздачи пирожных кончилось — пирожных больше нет. Надо решать, как спасти финансовую систему, промышленность и сельское хозяйство, куда пристроить новые сотни тысяч безработных, как уберечь экономику от затяжного спада. Все эти задачи требуют не только нетривиальных решений, но и согласованных действий всех ветвей власти. Бизнес и общество уже во все горло кричат политикам, чтобы они прекратили свои игры вокруг досрочных выборов и карманных судов, чтобы они занялись тушением экономического пожара. Они предъявляют запрос на консолидированную эффективную власть. Если этот запрос не будет услышан, скоро у нас будут другие политики.

Искандер Хисамов, автор «Эксперт», «Эксперт Украина», «Обзоры стран»